• к-Темы
  • 10.03.21

Антон Потапенко: «Пандемия – это то, о чем мы будем рассказывать следующим поколениям»

Заведующий приемным отделением Университетской клиники МГУ имени М. В. Ломоносова – о работе в команде, трудностях профессиональной самоидентификации и возвращении к норме

qr-code
Антон Потапенко: «Пандемия – это то, о чем мы будем рассказывать следующим поколениям»

В режиме ковида

В моей семье много медиков. Прадед был фельдшером, обе бабушки работали медсестрами. Мои дядя и тетя – стоматологи. Папа в настоящее время работает врачом, заведующим отделения. У нас в этом смысле преемственность поколений. Я с детства наблюдал больных, когда приходил к папе на работу, поэтому мой выбор был предопределен. Мне всегда хотелось помогать людям.

Мои близкие понимают, что врача в любой момент дня и ночи могут вызвать на работу. Бывают острые ситуации, например операция или ухудшение самочувствия пациента, когда ему требуется присутствие лечащего врача. Конечно, семья понимает важность моей профессии. Кроме того, моя супруга – медицинский работник, поэтому она прекрасно знает об особенностях нашей работы и с пониманием относится ко всем трудностям, связанным с работой в коронавирусном госпитале.

Пандемия кардинально поменяла работу и в принципе поменяла всю жизнь. Изначально мы работали как стационар, который принимал пациентов в порядке планового обследования. А в пандемию начали принимать больных, которых привозили на скорой помощи. И прием пациентов вели уже круглосуточно. Поменялось и то, как мы работали. Все теперь знают, что в «красной» зоне врачи были вынуждены круглосуточно работать в специальных защитных костюмах, которые при выходе нужно было обрабатывать дезинфицирующими средствами, чтобы случайно не вынести инфекцию за пределы клиники. Так к нашей рабочей рутине прибавились новые необходимые алгоритмы: определенная последовательность переодевания, порядок санобработки, душ, регулярные обследования на коронавирус.

Это было непростое время и для пациентов. Например, наши защитные костюмы и закрывающие лицо маска и очки оказались для многих большим шоком, потому что пациенты не могли понять, кто их лечащий врач. Пациенты, которые приезжали к нам на обследование или на контрольные визиты уже после завершения работы госпиталя в режиме ковида, заново знакомились со своими врачами, когда встречали их без СИЗов. Чтобы хоть как-то нас узнать при встрече, пациенты искали в интернете наши фотографии. Многие даже находили интервью в средствах массовой информации или видеозаписи лекций, а потом говорили: «Я узнал вас по очкам, которые у вас были надеты под маской». Некоторые наловчились, по их словам, определять своего врача по походке.

Мне сложно сказать, изменилось ли отношение к медицинской системе в целом. Возможно, я не заметил этих изменений из-за того, что наши плановые пациенты с уважением относятся к нашей работе вне зависимости от обстоятельств. Мы не ощутили никаких кардинальных изменений в этом отношении. Наверное, можно сказать, что пациенты, которые прошли через стационар, и их родственники стали с большим пониманием относиться к врачам, увидев своими собственными глазами сложность нашего труда.

Работая вместе

Мне кажется, нашей мотивацией к продолжению работы было то, ради чего люди идут в медицину: желание помочь человеку, успокоить его, вылечить. Важно объяснить людям, что во всей этой ситуации необходимо своевременно обращаться за медицинской помощью, правильно обследоваться, дисциплинированно проходить все этапы лечения. Конечно, в самом начале было трудно помогать, когда врачи сами еще не до конца понимали, с чем имеют дело, что происходит с человеком, и при этом должны был успокоить пациентов, объяснить им, что к чему, и оказать необходимую медицинскую помощь. Но постепенно, с увеличением объема знаний об этой новой инфекции и опыта борьбы с ней, эти трудности мы преодолели. Не в последнюю очередь благодаря поддержке коллег.

Пандемия показала, насколько у нас сплоченная команда. Когда мы оказались в этих новых, военно-полевых условиях, то вдруг ощутили это чувство локтя, товарищества и взаимовыручки. У нас в клинике ежедневно проводились консилиумы по разбору тяжелых случаев, которые не укладывались в ту или иную клиническую картину, велась большая научная работа для получения самой последней информации об инфекции и внедрения новых методов диагностики и лечения в нашу практику. Знаете, в обычной жизни редко замечаешь такие вещи: они кажутся чем-то само собой разумеющимся. И раньше, в обычных условиях, поддержка друг друга внутри нашей команды была достаточно сильной, а теперь, благодаря экстремальной ситуации – эпидемии – она вдруг проявилась во всей своей мощи. Все это помогло нам понять, что и в будущем мы можем полностью положиться друг на друга. Это вдохновляет.

Объем работы везде был примерно одинаковый: как в «красной» зоне, так и в «зеленой», где работали с пациентами, которые приходили на амбулаторные приемы. При этом в некоторых случаях это могли быть пациенты и с коронавирусной инфекцией, осложненной другими сопутствующими заболеваниями, и им тоже нужно было оказывать помощь. Не стоит забывать, что «зеленая» зона отвечала и за административно-организационную работу. Эта работа могла включать, например, передачу вещей от родственников в стационар, транспортировку больных домой, оформление больничных. Поэтому, мне думается, важно именно то, что врачи, вне зависимости от того, работали они в «красной» или «зеленой» зоне, или вели поликлинический прием, объединились, чтобы преодолеть пандемию и помочь всем, кто нуждается в медицинской помощи.

Медицина способна меняться

Несомненно, сейчас число больных и обращений уменьшается: все больше людей вакцинируется, растет и число переболевших людей с антителами. Даже среди пациентов, которые планово госпитализируются в нашу клинику, достаточно много пациентов с антителами к коронавирусу. Поэтому можно сказать, что сейчас наблюдается стабилизация обстановки.

На мой взгляд, пандемия наглядно показала, насколько быстро система здравоохранения может адаптироваться под те ситуации, которые происходят в современном мире. Под большое число заболевших коронавирусной инфекцией были быстро мобилизованы медицинские работники, налажены производства медицинской техники и средств индивидуальной защиты. Возможно, до ковида многие считали российскую медицину достаточно консервативной системой, но теперь мы видим, что она динамична и способна адаптироваться к любым изменениям.

За время пандемии главным итогом для меня стало то, что я в очередной раз убедился в правильности своего выбора, когда я решил поступить в медицинский вуз и связать свою жизнь с медициной. 2020 год показал мне, насколько важно и ценно то, что я могу сделать в своей профессии. И при этом я испытываю некоторое чувство облегчения от того, что постепенно в мир возвращается предсказуемость и надежда на хорошее разрешение ситуации. Работать в привычном режиме всегда легче и понятнее, чем в напряженной и полной неопределенности обстановке. В целом пандемия – важный опыт, который останется с нами на всю жизнь. Это то, о чем мы будем рассказывать следующим поколениям.

Исследовательский комментарий

Один из интересных моментов в нашей беседе с Антоном Потапенко – то, насколько важным для пациентов является присутствие понятного, идентифицируемого врача, и то, насколько коронавирус изменил этот базово необходимый контакт между врачом и пациентом. Кроме того, Антон Потапенко подчеркивает важность командной работы, и что выделение врачей, трудившихся в «красной» зоне, в отдельную категорию не совсем обосновано, так как весь персонал больниц работал для достижения общей цели.

Как и многие другие наши собеседники, Антон Потапенко полагает, что пандемия стала важным опытом для всей медицинской системы и отдельно взятых врачей. Однако его оценка скорее позитивна, с чем согласны не все наши информанты. В частности, многие отмечают, что работа в ковидных госпиталях привела к профессиональному выгоранию.

Арсений Слуцкий, Екатерина Кожевина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение