• к-Темы
  • 31.08.20

Борьба с пандемией: результаты России на европейском фоне

Чем, по мнению россиян, объясняется «русское чудо» – очень низкие показатели смертности от коронавируса в нашей стране

qr-code
Борьба с пандемией: результаты России на европейском фоне

Хотя наши сограждане довольно скептически относятся к официальной статистике, связанной с коронавирусом, они, в подавляющем большинстве своем (66%), считают, что в целом Россия хорошо справляется с эпидемией. Противоположного мнения придерживаются лишь 14% россиян (отрицающим само существование коронавируса – а это 12% опрошенных – такой вопрос, естественно, не задавался). Пожилые тут практически единодушны, но и в младшей, наименее оптимистичной возрастной когорте положительные оценки преобладают в соотношении 2:1. 

Распределение мнений, как нетрудно догадаться, заметно варьируется в зависимости от того, каким источникам информации отдают предпочтение респонденты: если интернет-ориентированные оценивают промежуточные результаты борьбы с эпидемией в России положительно лишь вдвое чаще, чем отрицательно (53% против 27%), то ориентирующиеся на ТВ – в 16 раз чаще (79% против 5%). Сравнительно часто говорят, что Россия плохо справляется с эпидемией, люди, у которых есть знакомые, переболевшие коронавирусом (23%), обладатели высшего образования (22%), граждане с самыми низкими (до 9 тыс. руб.) и самыми высокими (свыше 45 тыс. руб.) доходами (20 и 24% соответственно). Но при всех этих различиях мнение об успешной борьбе с коронавирусом безусловно преобладает во всех социально-демографических группах. 

Почти половина респондентов (47%) уверены также, что Россия справляется с эпидемией лучше других европейских стран, тогда как лишь 10% – что хуже (еще 22% – что так же). Межпоколенческие различия разительны и здесь: молодые разделились практически поровну, пожилые близки к консенсусу. 

Разумеется, особенно уверены в том, что Россия эффективнее европейских стран противостоит пандемии, ТВ-ориентированные респонденты (64% против 2%). Среди интернет-ориентированной публики 28% опрошенных считают, что Россия справляется лучше остальной Европы, а 19% – что хуже (при 30% полагающих, что примерно так же).  

Отметим, что сомнения в превосходстве России в деле противостояния пандемии чаще посещают тех, у кого есть знакомые, переболевшие коронавирусом: среди них уверены в таком превосходстве 43% опрошенных, 15% думают, что Россия в этом плане уступает европейским странам, 31% – что результаты одинаковы (среди тех, у кого таких знакомых нет, – 59, 9 и 21% соответственно). Но, так или иначе, практически во всех социально-демографических группах (единственное исключение – молодежь) «предпочтение» вполне определенно отдается России. 

Наконец, нельзя было не поинтересоваться у респондентов, как они воспринимают данные официальной статистики, согласно которым смертность от коронавируса в нашей стране – одна из самых низких в мире. Как известно, вокруг этого феномена, иногда называемого русским чудом, на ранних стадиях пандемии было немало споров: одни объясняли, за счет чего удалось добиться сравнительно низких показателей смертности, другие ставили под сомнение достоверность этих показателей.  

Как видим, без малого две трети россиян верят, что смертность от коронавируса в нашей стране – одна из самых низких (62%), доля не верящих в это – втрое меньше (20%). Среди ТВ-ориентированных первых – 74%, а вторых – лишь 10%, среди интернет-ориентированных – 50 и 31% соответственно.  

Чем же объясняют сравнительно низкую смертность от коронавируса люди, считающие официальные данные на этот счет достоверными? Отвечая на соответствующий открытый вопрос, респонденты чаще всего отмечают своевременную и адекватную реакцию властей на приближавшуюся эпидемию – об этом говорят 14% опрошенных (то есть примерно четверть от числа доверяющих официальным данным): «вовремя отреагировали», «правильно построили программу защиты», «президент сработал на опережение», «заранее приняли меры предосторожности», «все сделано на опережение, ждать не стали худшей ситуации», «начали вовремя предохраняться». Многие акцентируют внимание на принятых властями конкретных эпидемиологических ограничениях (10%): «хорошая профилактическая работа», «в масках ходили, не пропускали блокпосты», «границы закрыли», «карантин, соблюдение дистанции, ношение масок, перчаток, не выходили из дома», «нас предупреждали, карантировали, остерегали»

Многие (7%) говорят о заслугах врачей и системы здравоохранения в целом. Одни просто хвалят российскую медицину («у нас отличная медицина», «хорошая подготовка врачей», «хорошая общедоступная система здравоохранения»), другие подчеркивают ее превосходство над иноземными («наша медицина лучше подготовлена», «здесь более медицина опытнее, внимательнее, продвинутая»), третьи приписывают заслуги советскому «фундаменту» («советское наследие» «развитая эпидемиологическая система со времен СССР», «медицина с советских времен, люди относятся ответственно», «еще не успели угробить всю медицину»). 

Нередко говорится об ответственности и самоотверженности врачей («наши врачи стараются, работают сутками», «врачи – герои», «врачи ответственные», «потому что у нас врачи самые хорошие, они самые добросовестные, добрые, мировые» – 4%), о технической оснащенности, подготовленности инфраструктуры здравоохранения к масштабной эпидемии («есть технические возможности для лечения», «постройка клиник, военные врачи сильно помогают», «аппараты ИВЛ есть в больших городах» – 3%), об оперативности оказания помощи заболевшим («вовремя людей госпитализируют и лечат», «вовремя приходит медпомощь для обратившихся» – 3%). 

Таким образом, чаще всего относительно низкая смертность от COVID-19 объясняется эффективностью действий властей и системы здравоохранения. Однако весьма значительная часть ответов содержит иные интерпретации. Так, 7% опрошенных ссылаются на хорошее здоровье и крепкий иммунитет россиян. По большей части респонденты, придерживающиеся этой гипотезы, высказываются прямо в духе известной максимы – «что русскому здорово…»: «иммунитет русского человека посильнее, чем у европейца», «русские более выносливые», «люди покрепче», «население наше ближе к Северу крепенькое, наша раса крепенькая», «генофонд здоровее русский», «люди сильнее и закаленнее». А некоторые объясняют такое превосходство либо климатическими условиями («у нас организм более закаленный нашими условиями климатическими, наш народ живучее, чем другие»), либо ментальными достоинствами («крепче и сильнее духом»), либо перенесенными тяготами («люди больные и переболели всем чем можно, сильный иммунитет», «люди привыкли ко всему давно и организм под что угодно подстраивается»). 

Еще 7% опрошенных объясняют «русское чудо» особенностями сознания и поведения россиян. При этом основной акцент делается на дисциплинированности и послушании («соблюдали все правила», «у нас послушные люди, дисциплина хорошая», «люди стараются соблюдать то, что им советуют»), однако нередко соблюдение мер предосторожности объясняется иначе, более лестным образом – особой сознательностью и ответственностью россиян («сознательность народа», «у нашего общества есть чувство ответственности и совесть», «люди восприняли всерьез»).  

Отметим, что, строго говоря, дисциплинированное следование требованиям эпидемиологической безопасности (чем бы оно ни объяснялось) может сказываться скорее на показателях заражаемости, чем на уровне смертности, то есть на доле умерших от числа заразившихся. Тем не менее этот мотив органично входит в аргументацию тех, кто склонен доверять статистике относительно смертности от коронавируса. 

Стоит упомянуть еще несколько прозвучавших объяснений. Некоторые воспроизводят версию о том, что прививки, сделанные россиянам в разное время, помогают от коронавируса (3%): «у нас много вакцинированных от гриппа», «прививки помогли, которые прививали в советское время», «разная вакцинация, начиная от маленького возраста, это все помогает». А некоторые склонны считать, что нам в известном смысле повезло – частью потому, что эпидемия достигла России позже, чем европейских стран («к нам почти последним пришло, и мы были подготовлены», «к нам пришел он позже» – 2%), частью благодаря огромной территории и низкой плотности населения («большая площадь страны, разбросано население», «заселенность меньше», «нет высокой плотности населения» – 2%). 

Что касается респондентов, не верящих, что смертность от коронавируса в России – одна из самых низких в мире (а таковых, напомним, 20%), то примерно треть из них заявляют, что в принципе не доверяют официальной статистике – поскольку она, по их мнению, ангажирована (6%): «статистика в нашей стране не является реальной», «чтобы показать эффективность работы, умышленно занижают статистику», «статистика обманывает», «занижают в десятки раз», «нам перед соседями стыдно показаться хуже», «врут везде». Некоторые обобщают: «все замалчивается», «многому не верю в нашем государстве», «я знаю, что такое Россия». Еще 1% опрошенных говорят, что власти занижают статистику из благих побуждений – чтобы не было паники. 

Довольно многие (каждый пятый, 4%) говорят также о фальсификации причин смерти в случаях с коронавирусом – когда она приписывается другим болезням: «знаю случаи умерших от коронавируса, а им ставили другие диагнозы», «из-за фальсификации причины смерти», «по той причине, что много умерших было списано под ОРВИ и под пневмонию», «причиной смерти указывают сопутствующие болезни, а не коронавирус»

Некоторые (2%) считают, что уровень смертности от коронавируса не может принципиально различаться от страны к стране, поскольку «люди везде одинаковые», «нет разницы в геноме». Прочие объяснения звучат редко: низкий уровень здравоохранения (1%), малое число протестированных (1%), собственные наблюдения за ситуацией в своем городе/регионе (1%). 

Однако в целом, как видим, весомое большинство граждан склонно считать, что Россия противостоит пандемии достаточно успешно и при этом – успешнее, чем иные европейские страны. Может быть, это позитивно скажется и на репутации российского здравоохранения, на уровне доверия к нему. Хотя пока утверждать это преждевременно.  

Григорий Кертман

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение