• к-Темы
  • 04.06.20

COVID-солидарность

Практики взаимопомощи во время пандемии

qr-code
COVID-солидарность

С начала эпидемии по всей стране возникают движения солидарности и помощи людям, оказавшимся в трудной ситуации в этот кризисный период. Добровольцы оставляют бесплатную еду соседям в подъезде, доставляют продукты первой необходимости маломобильным гражданам или тем, кто оказался в группе риска, выгуливают чужих собак и жертвуют деньги в благотворительные фонды.  

Но являются ли солидарность и поддержка в период пандемии социальной нормой, или это скорее разовые инициативы отдельных людей? В рамках еженедельного опроса ФОМ попытался выяснить, насколько взаимопомощь ощущается россиянами и приходилось ли им оказывать поддержку кому-либо в связи с эпидемией коронавируса.  

Бóльшая часть опрошенных – 74% – считают, что Россия относится к странам, где люди склонны помогать друг другу, только 17% уверены в обратном. Мнения по этому вопросу расходятся у двух полярных возрастных групп: молодежи и пенсионеров. Первые видят соотечественников скорее атомизированными, вторые – скорее сплоченными. Так, молодых людей, считающих россиян склонными к взаимопомощи, – 56%, пенсионеров – почти в полтора раза больше, 83%. Тех, кто разделяет противоположное мнение, среди молодежи – 34%, среди пенсионеров – только 7%.    

Тем интереснее следующий вопрос, «разобщающий» молодежь и пенсионеров: молодые чаще всех считают, что в их окружении готовность помогать друг другу – частое явление, пенсионеры – реже всех (64% против 40%). Данные кажутся вполне объяснимыми с точки зрения поколенческих атрибуций. Молодые судят о стране по тому, что видят вокруг: проявление солидарности в кругу близких и знакомых они встречают гораздо чаще, чем в обществе в целом. Противоположная картина – среди пенсионеров: суждения о стране они делают сквозь призму идеалистических представлений о советском времени, почитая его аутентичным, а нынешнюю ситуацию (отсутствие взаимопомощи) – отклонением от нормы.  

Впрочем, не стоит забывать и про разные ресурсные возможности этих двух групп. Пожилые люди не всегда могут помогать друг другу, а помощь со стороны собственных детей и внуков они часто помощью, солидарностью не считают. У молодых же в принципе шире (и зачастую состоятельнее) круг знакомых, а значит, и те, кто готов помочь, встречаются им чаще.  

В целом создается впечатление, что коллективистские установки уходят в прошлое, взаимопомощь все чаще оказывается добровольно и предстает не столько предпосылкой выживания традиционных сообществ, сколько новой моделью гражданского поведения. Об этом отчасти говорит и следующий факт: москвичи (60%) чаще остальных групп считают, что в их окружении готовность помочь встречается часто, сельчане – наоборот, реже всех (44%). В этом смысле стереотип о «бездушности» столицы не оправдывается: Москва – центр гражданской и волонтерской активности, регион с самым большим количеством НКО. В свою очередь, современное село – не то же самое, что село доиндустриального типа с его коллективной жизнью и общим хозяйством. Стагнация производства, сокращение доли натурального хозяйства приводят к разобщенности, возможно, даже более сильной, чем в городе.   

Треть опрошенных (33%) оказывала помощь тем, кто попал в трудную ситуацию в связи с эпидемией, среди них бóльшая часть (67%) помогала родственникам, членам семьи, 33–36% – друзьям и знакомым1. 21% сказал, что помогал незнакомым людям. Те, кто оказывал поддержку незнакомым людям, чаще всего делали это самостоятельно (такой вариант ответа выбрали 70%), 19% – через организации и движения. Самые распространенные виды помощи незнакомым людям – покупка лекарств и продуктов, финансовая поддержка (как конкретному человеку, так и пожертвования в фонд) и бытовая помощь («подвозил на машине людей в возрасте», «ремонт техники»). 

Две трети участников опроса (66%) сказали, что помощь в связи с эпидемией им оказывать не приходилось.

Еще один аспект, который интересовал нас при опросе, – это поддержка предприятий малого бизнеса. Среди всех респондентов только 14% покупали их товары и обращались за услугами именно для того, чтобы помочь им пережить коронавирусный кризис2. Большинство (82%) сказали, что им не приходилось этого делать. Речь шла именно о солидаристской мотивации, а не о потребности в товарах, услугах как таковых.

Респонденты по-разному оценивают влияние пандемии на солидарность россиян. 41% считает, что во время эпидемии люди больше готовы помогать друг другу. Такая точка зрения недалека от реальности: среди тех, кто оказывал помощь во время эпидемии, 37% сказали, что стали помогать родственникам, друзьям, знакомым больше, чем до ситуации с коронавирусом, еще 21% стал помогать больше незнакомым. 34% полагают, что эпидемия не повлияла на готовность к взаимопомощи, 12% говорят, что она даже уменьшилась.

Источник данных: еженедельный всероссийский телефонный опрос граждан РФ 18 лет и старше 24–26 апреля 2020 года. Опрашивались 1000 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,8%. 

1Вопрос звучал следующим образом: «Кому вы помогали?», задавался тем, кто оказывал кому-либо помощь, отвечали 33% респондентов. Респондент мог дать любое число ответов.  

2Вопрос звучал следующим образом: «Из-за эпидемии коронавируса многие предприятия малого бизнеса оказались на грани закрытия. Но некоторые люди продолжают покупать их товары и услуги – не потому, что нуждаются в них, а потому, что хотят поддержать этот бизнес. А вам приходилось так делать или не приходилось?»

Александра Боброва

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение