• к-Темы
  • 21.10.20

«Две половины одного народа»

Как малый бизнес (не) соблюдал ограничительные меры

qr-code
«Две половины одного народа»

Введение карантинных мер в условиях первой эпидемиологической волны поставило предпринимателей перед непростым выбором, часто с витальной компонентой: соблюдение ограничений и следование предписаниям могло сказаться на выживании бизнеса. Как люди принимали решения, как их обосновывали, чем руководствовались – в материале по исследованию ФОМ и Партнеров.

В июне 2020 года межрегиональная исследовательская группа, объединившая 24 независимых социологических центра, включая ФОМ, провела исследование малого бизнеса во время пандемии. В тот период на большей части страны действовали строгие ограничительные меры. Исследователи, используя дистанционные методы – онлайн-фокус-группы и глубокие онлайн-интервью, – опросили 109 предпринимателей из 22 регионов и 30 наиболее пострадавших от коронавируса отраслей.

Сложившаяся ситуация по-разному отражается в сознании всех граждан и, в частности, предпринимателей. Квинтэссенцию этого разделения обозначил один из информантов исследования «Краш-тест малого бизнеса: уроки и последствия первой волны пандемии»: «У нас народ разделился на две половины. Одни свято верят, что это <коронавирус> есть, другие свято верят, что этого нет. У кого-то маска, на кого-то не наденешь. Почему это происходит, непонятно…»

Предприниматель из Красноярска засвидетельствовал очевидное: часть населения соблюдает масочный режим, другая часть – нет. Но если рядовой гражданин, нарушая режим самоизоляции, рискует в основном собственным здоровьем, то ответственность предпринимателя шире: под угрозой оказывается и здоровье других людей (сотрудников, клиентов, партнеров). Какими мотивами он руководствуется при выборе варианта поведения?

Причины несоблюдения ограничительных мер и предписаний властей

Причина 1. Неверие информационным источникам о коронавирусе

Разница между реакциями информантов на запреты и ограничения налицо. Одни предприниматели приняли новые условия и не захотели нарушать закон. Другие стремились обойти закон всеми возможными способами и сочли это нормой.

«Я против подпольных действий». (Воронеж, салон красоты)

«Хотя официально розничная торговля была запрещена, но любой бизнесмен находит всегда вещи, которые будут позволять ему выполнять свои действия». (Воронеж, розничная и интернет-торговля фурнитурой)

Чем обусловлена эта разница в поведении? Прежде всего, недоверием информации, исходящей из официальных источников, от разного рода властных структур и государственных СМИ.

«Я до сих пор не верю, и мне кажется, что правительство обманывает, якобы у нас число заболевших растет. У кого ни спроси, никто никогда не болеет. Да, пожилые люди, совершенно верно, умирают, потому что у них организм, иммунитета уже нет. Так они списывают это на коронавирус, чтобы, опять-таки, запугать народ». (Ульяновск, кафе)

Такие люди отчужденно и подозрительно воспринимают повседневную работу органов власти, что не способствует выполнению правительственных указов и рекомендаций, к тому же подозрительность обеспечивает простор для фантазий. Недоверие распространятся и на любые действия государства, направленные на поддержание режима самоизоляции. В системе координат некоторых граждан, и в частности предпринимателей, неподчинение абсурдным (на их взгляд) указам и чрезмерным ограничениям, спущенным сверху, – это проявление доблести и отстаивание своих гражданских прав, буквально дело чести.

«А может, это специально сделано, чтобы перекрыть как раз какой-то бюджет, который они разворовали, и потом в конце сказать: «Деньги ушли на помощь людям болевшим, деньги ушли на помощь людям, которые сидят дома». (Ульяновск, кафе)

«Что хочет показать государство? Глупо, конечно, иногда мне смешно, но думается: кто в мире хозяин, например? И вы, люди, должны, как мелкие букашки, подчиняться законам, а они вот что хотят, то и делают». (Ульяновск, торговля женской одеждой)

Причина 2. Неготовность терять свой доход и прибыль

Некоторые предприниматели менее эмоционально и более рассудительно принимали решение, как им относиться к введенным ограничениям.

«Это была проблема решать: либо, если к нам приходит Роспотребнадзор, мы платим в районе 100 тысяч штрафа, либо мы теряем в месяц в районе 500 тысяч». (Екатеринбург, салон красоты)

По словам информанта, их салон вступил на путь подпольной деятельности спустя две недели после объявления всеобщей самоизоляции: было принято решение работать только с теми клиентами, которые «не настучат». Понятно, что основная мотивация здесь – нежелание терять доходы, к тому же трезвый расчет показывает, что, нарушая закон, предприниматель потеряет меньше, чем если будет его соблюдать. Такой логикой руководствовались многие, хотя и не все. По свидетельствам информантов, больше всего пострадали в материальном плане именно те, кто соблюдал все предписания властей.

«Знаю две студии, которые закрылись, они не работали вообще. То есть пока не разрешили парикмахерские услуги, они не работали в принципе. А есть студии большие, которые просто закрывались шторами, впускали клиентов, ну, то есть тоже все работали на свой страх и риск». (Екатеринбург, салон красоты)

Причина 3. Несовместимость некоторых видов бизнеса с введенными ограничениями

Специфика бизнеса, несовместимая с мерами самоизоляции, также заставила предпринимателей становиться в оппозицию к введенным ограничениям. Информанты понимали, что даже если разрешат возобновить работу, при сохранении ограничений (соблюдении социальной дистанции и т. п.) бизнес дохода приносить не будет.

«Никакие экскурсии в масках, конечно, невозможны… Хождение в музеях по одному человеку в зал тоже…» (Екатеринбург, авторские экскурсии)

«Я над этим немножко посмеиваюсь… У нас есть уже сейчас предписания, что после снятия <ограничений> у нас на каждого человека должно быть 10 свободных квадратных метров. Соответственно, у меня в заведении я могу посадить двух людей по разные стороны от стойки, и это самый большой поток, который мы сможем себе позволить». (Екатеринбург, общепит)

Пострадали и виды предпринимательской деятельности, которые как раз предполагали массовые скопления людей, например, организация концертов, фестивалей и т. п. Особенностями отрасли также аргументировал свой ранний выход в рабочий режим, вопреки ограничениям, и представитель «микробизнеса» или самозанятых.

«Мои занятия напрямую запрещены, массовые скопления людей запрещены… они запрещены пока формально до 30 июня. Но в это никто не верит, потому что, скорее всего, будет продление. По крайней мере, в помещениях точно не разрешат людям собираться. Да и, в общем-то говоря, захотят ли люди?» (Красноярск, организация мероприятий)

«Потому что столярка она хоть и может масштабироваться и переключаться на другие какие-то виды продукции, но в данном конкретном случае маски из дерева, конечно, сложно себе представить. Вот поэтому моя отрасль, скажем так, пострадала достаточно сильно». (Москва, столярная мастерская)

Причина 4. Сохранение спроса на услугу

Если бы все клиенты ответственно соблюдали режим самоизоляции, бизнесу тоже пришлось бы подчиниться. Однако в некоторых отраслях спрос сохранился, поэтому предприниматели шли людям навстречу, чтобы не только не упустить возможность заработать, но и сохранить лояльность клиентов. Это относится, например, к предприятиям индустрии красоты.

«Мы этим займемся, потому что… ресницы будут делать всегда, ногти будут делать всегда, и все остальное в сфере красоты будут делать всегда, потому что девушки это девушки. В обход всему, и правительству, и всему, это всегда будет подпольно и не подпольно делаться». (Екатеринбург, салон красоты)

«Клиенты приходят к нам, и никто не хочет через камеру с нами сотрудничать. Они по-прежнему хотят приходить в салоны красоты, они по-прежнему хотят за собой ухаживать. Слава богу, волосы растут всегда!» (Воронеж, салон красоты)

При этом участница исследования попутно отметила, что сейчас, в связи с ограничениями, выгоднее продавать материалы, чем заниматься услугами, и спрогнозировала наводнение российского рынка расходными материалами из Китая (накладные ресницы, ногти и т. д.).

Причина 5. Несоответствие регионального и федерального законодательств

Несоответствие федеральных и региональных указов и постановлений (вполне оправданное, впрочем, неравномерным распространением инфекции) смущало людей и отнюдь не стимулировало их соблюдать все предписания. В некоторых случаях доходило до смешного. Участники исследования рассказали о нашествии всевозможных проверок и описали почти анекдотичные и не всегда объяснимые действия различных проверяющих инстанций.

«Федеральный закон разрешает вроде бы как работать, а региональный закон нет… Вынуждена общаться вот так дистанционно со своими клиентами, с туристами, и решать сложные вопросы. Хотя у себя в офисе я вполне могу разместить несколько человек, соблюдая дистанцию. Офис это позволяет сделать. Почему я не могу выйти на работу нормально, когда уже вся страна работает?» (Барнаул, туристический бизнес)

«Модератор: Проверки все были местные? Информант: Местные, да, местные. Я думаю, что это просто неадекватное восприятие, наверное, каких-то сигналов сверху. И прокуратура вплоть до того, что меня вызывали, я говорю: «Ребят, у нас вообще-то режим самоизоляции». «Нет, мы хотим с вами поговорить». Причем выеденного яйца все не стоит. «Нет, мы хотим». Я говорю: «А я кашляю». «Все, спасибо», сказали. Модератор: И что в итоге? Вы сходили на встречу с прокурором?Информант: Нет, я болею все, до свидания. То есть мы им отписывались. Почему-то меня туда не пускают, когда… я привожу отчеты о проведенной нами работе». (Томск, сеть медицинских центров)

Причина 6. Восприятие ограничений как покушение на личную свободу и достоинство

Некоторые предприниматели утверждали, что им удалось сохранить бизнес только благодаря своему характеру, и считали нарушение несправедливого, по их мнению, закона доказательством собственной сообразительности и смелости.

«И вот я в этот момент, как сильная личность, с пропусками гонялся за клиентами, приезжал. Не клиенты ко мне, а я к ним. И соответственно у меня были хоть какие-то заказы от клиентов, которым остро что-то нужно сделать, потому что другие конкуренты не могли. Они сели. После приказа сидеть дома они сидят». (Краснодар, техническое обслуживание)

Еще один информант отметил, что такую позицию разделяло немалое число предпринимателей. В уже существующем бизнесе этого информанта тоже были заметны решения, свидетельствующие о стремлении максимально обходить ограничения.

«Мне кажется, что 70... даже не 70, почти все, мне кажется, общепиты в Новосибирске, даже я знаю много сетевых крупных ресторанов, которые все равно все «в серую» делают. Зарплаты «в серую», кто-то «в черную» и так далее. А после всей этой истории с коронавирусом, ну, я не знаю… У нас просто такая модель, что мы не можем «в черную» работать никак. Мне кажется, если бы я открыл бизнес какой-то другой, например, общепит, я бы принципиально его открыл «в черную», я бы никогда в жизни не стал платить налоги… Ну, это прямо принципиальная позиция. Если раньше кто-то пытался как-то с совестью мириться: ну, ладно, буду платить налоги, все-таки, то сейчас все будут еще более злостно нарушать эти штуки». (Новосибирск, торговля табаком, IQOS)

«Там дальше пошли хитрости, потому что не было понятно, будут ли признавать табак товаром первой необходимости. Мы быстренько купили антисептиков, добавили их и все, нас в принципе никто не мог закрыть». (Новосибирск, торговля табаком, IQOS)

Даже самые лояльные предприниматели в какой-то момент начали рассматривать уход в тень как одну из возможностей сохранить свое дело. Получается, что в выигрыше оказались те предприниматели, которые игнорировали законы, и их поведение и успех могли скорректировать взгляды законопослушных представителей малого бизнеса.

«Нам еще не разрешили работать, хотя другие отделы стоят и частично работают. На прилавках ничего нет, но из-под прилавков что-то можно там как-то купить. Не знаю, как это все происходит, но пока не делаем ничего такого, хотя, может, надо было уже начинать работать в тени, как кто-то сказал, да. Возможно, это и выход, я не знаю». (Красноярск, ювелирное дело)

Причины соблюдения ограничительных мер и предписаний властей

Причина 1. Ответственность предпринимателей перед клиентами

Прежде всего, это чувство ответственности за себя, свой рабочий коллектив и клиентов. Например, предприниматель отказался от проведения фестиваля для людей старшего поколения, на который было уже роздано 500 пригласительных билетов и приглашено 26 спикеров, за четыре дня до намеченной даты.

«Трудное решение. Я с ним согласился просто потому, что аудитория что ни на есть целевая по вирусу прям. Людей подставлять не дай бог, грех на душу, кто-то больной окажется». (Красноярск, организация мероприятий)

«Другое дело, что любой бизнесмен – это личность, это человек, который как раз что-то пытается сделать, пытается как-то улучшить свою жизнь, жизнь других людей, которых он берет на работу, либо… Кроме предоставления рабочего места, я хочу, чтобы не только у меня было хорошо, но и у моих сотрудников было хорошо, у людей, чьи проблемы мы решаем». (Москва, инженерное оборудование, торговля и монтаж)

Причина 2. Человеческое отношение к своим работникам

Кроме страха за здоровье клиентов, было отмечено нежелание рисковать здоровьем своих сотрудников, особенно если сложилась команда, которой предприниматель дорожит. Эти предприниматели честно соблюдали режим самоизоляции, пока власти не разрешили открываться. Ответственность за команду сопровождалась нормальным человеческим сочувствием к своим сотрудникам.

«Я увидела большую помощь и большую сплоченность в команде. Вот это и есть помощь, это и есть сила. Действительно, я могу, наверное, этим даже похвастаться». (Воронеж, салон красоты)

«Потому что сотрудники в первую очередь это люди и потом уже – работники, у которых и семьи, и дети, и т. д. Все живые, боятся заболеть. Поэтому и сели на самоизоляцию». (Москва, инженерное оборудование, торговля и монтаж)

«Людей тоже жалко, потому что они не виноваты, я за них ответственный, чтобы они могли прокормить свою семью… В общем, получается, что содержать штат нужно, а это где-то порядка девяти человек, им вот мы платим всем зарплату ежемесячно». (Барнаул, аттракционы)

Причина 3. Желание сохранить команду и хороших специалистов

Оказалось, что кадровая проблема тоже способствовала выполнению президентских указов по поддержанию сотрудников во время приостановки работы. Интересно, что ответственность за коллектив в период кризиса воспринималась и как бремя: некоторые информанты радовались, что этой проблемы у них не было.

«С другой стороны, людей очень тяжело найти, которые хорошо работают. Поэтому охота сохранить этот штат. А для этого требуются, опять же, деньги». (Барнаул, аттракционы)

«Я сама за себя отвечаю, и у меня нет за плечами команды, за которую я несу ответственность. Я в выигрыше то, что я одна». (Воронеж, парикмахер)

Предприниматели, для которых сохранение коллектива являлось важной задачей, были готовы отказаться от всех других трат ради выплаты зарплаты и даже распродавать материальные активы своей компании. Или хотя бы платить работникам «по потребностям», выясняя, у кого на иждивении семья, есть кредит и пр.

«Мы там продали один аттракцион, и вот еще месяц два как-то мы можем продержаться». (Барнаул, аттракционы)

«Единственное, о чем я думал, это то, чтобы сохранить максимально зарплату своим ребятам. Потому что я несу ответственность за 11 человек, и их жены, их дети, они кормятся… <...> Поэтому, естественно, выяснил, у кого какие кредиты, ипотеки, то есть чтобы понимать хотя бы минимальные платежи, которые нужно будет в любом случае выполнять». (Курск, производство промышленной рекламы)

«Мы сейчас на бреющем полете, низко летим, для того чтобы просто покрыть все расходы, связанные с помещением, заработной платой сотрудникам… Основная задача сохранить штат, потому что штат очень тяжело набирается в нашей отрасли. Действительно хороших специалистов очень и очень мало. Нам уже официально пришел отказ, наш ОКВЭД не подходит под число пострадавших, поэтому у нас никакой отсрочки по налогам». (Барнаул, центр детской и семейной психологии)

Причина 4. Закрытие торговых и бизнес-центров

Многие предприниматели, которых можно назвать «честными поневоле», возможно, и не прекратили бы работу, но их офисы расположены в торговых и бизнес-центрах, закрытых по указу местной власти. У владельцев собственных помещений ситуация была лучше. Стратегии коллег по отрасли различались в зависимости от этого параметра.

«У кого помещения были в аренде, уже много кто закрылся и сейчас не работает. Они столкнулись с колоссальными проблемами, потому что площади требуются немаленькие… и, соответственно, арендная плата тоже достаточно большая. <…> И да, у кого свое помещение, конечно, им намного проще». (Барнаул, туристический бизнес)

Особенно актуальной эта проблема была для индустрии красоты: специалисты, имеющие собственные отдельно стоящие офисы, работали подпольно, так как на их услуги все равно сохранялся спрос. А салонам в крупных торговых и бизнес-центрах пришлось закрыться.

«В парфюмерном бизнесе торговый центр, там альтернатив нет. Все, они закрыты, и у меня сразу два направления закрылись полностью. Отдел франшизы тоже закрылся, потому что у нас стратегия открытия была именно в торговых центрах просчет...» (Саратов, парфюмерный бизнес, франшиза)

***

Из половинок складывается целое – народ государства, сектор малого и среднего бизнеса. В сложившейся ситуации те или иные сложности испытывали все, независимо от убеждений, законопослушности и выбранного варианта поведения. Готовность и некоторых бизнесменов, и наемных сотрудников, и часто клиентов уйти в тень свидетельствует о низком уровне доверия между предпринимателями и государством. Может показаться, что во взаимоотношениях, которые должны быть полностью регламентированы на законодательном уровне, вопрос доверия не является столь уж значимым. Но участники исследования довольно часто сами спонтанно переходили к этой теме, что может свидетельствовать о том, что это действительно значимый фактор, который стоит учитывать при выстраивании взаимодействия всех обозначенных сторон.

Узнайте больше подробностей в полной версии аналитического доклада «Краш-тест малого бизнеса: уроки и последствия первой волны пандемии»

Автор доклада – Нелли Романович, Институт общественного мнения «Квалитас» (Воронеж) Адаптированный текст – Юлия Османова, ФОМ

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение