• к-Темы
  • 28.05.20

География экономических последствий первых месяцев пандемии

Как переживают ситуацию в разных уголках России

qr-code
География экономических последствий первых месяцев пандемии

Приведены результаты 53 ежедневных телефонных опросов к-Зонд, проведенных в период с 26 марта по 17 мая. Данные по опросам слиты в единый массив для обеспечения наполненности группы по разным федеральным округам и городам. Данные по Центральному и Северо-Западному ФО приведены без учета Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга соответственно – эти субъекты рассматриваются отдельно.

Рассмотрим, как сказывается пандемия на материальном положении и занятости жителей федеральных округов. Отдельно обратим внимание на ситуацию в Москве, Подмосковье и Санкт-Петербурге. Разумеется, деление на округа не отражает всей региональной специфики – в каждом округе есть и относительно благополучные, и относительно бедные регионы. Тем не менее анализ даже на уровне округов показывает ощутимую географическую разницу переживания текущей ситуации.

Сразу отметим: ухудшение материального положения и проблемы с работой в той или иной степени почувствовали на себе россияне по всей стране: 51% опрошенных говорят о снижении доходов из-за пандемии, 44% – об усилении экономии, 4% – о потере работы. 11% работников не получают зарплату, 53% опасаются потери работы, 40% – сокращения зарплаты, 44% – закрытия их предприятий. В окружении половины россиян есть люди, потерявшие работу. Однако в географическом плане частота столкновения с этими проблемами варьируется.   

Самыми проблемными с точки зрения переживания экономических проявлений пандемии с конца марта по середину мая выглядят два федеральных округа: Южный и Северо-Кавказский. В них свыше трети населения считает свое материальное положение плохим (в остальных эта доля составляет примерно четверть). В этих же регионах намного чаще, чем где-либо, жители говорят о снижении доходов из-за пандемии (58 и 67% соответственно) и об усилении экономии (51 и 54%). В Северо-Кавказском округе – самая высокая доля неработающих трудоспособного возраста (28% против 12% по стране в целом), причем здесь велики доли как тех, кто потерял работу из-за пандемии (13% против 4%), так и тех, кто лишился ее по другим причинам (12% против 6%). В этих округах больше всего работников, которым перестали платить зарплату (15 и 20% против 11% по России). В них также более трети опрошенных говорят о наличии в их окружении значительного числа безработных (против четверти по стране в целом). 

Чуть менее напряженной выглядит ситуация в Уральском и Дальневосточном федеральных округах: здесь доли респондентов, сообщающих, что им удалось сохранить прежний уровень доходов, выше не только общероссийских показателей (52 и 51% против 46%), но и доли тех, кто потерял в доходах в этих округах (46% говорят о снижении доходов в Уральском ФО, 45% – в Дальневосточном). О практиках экономии в Уральском округе говорят так же часто, как и в целом по стране, а в Дальневосточном – даже реже. В этих же округах люди увереннее чувствуют себя в отношении работы: 56 и 57% соответственно (против 51% по стране в целом) уверены, что их предприятие не закроется, почти половина работников (49 и 55%) работают в прежнем режиме. В Дальневосточном округе также реже опасаются потери работы (49% против 54% по стране) и сокращения зарплаты (37% против 40%). В Сибирском округе ситуация с работой и ожиданиями в ее отношении похожа на ситуации на Урале и Дальнем Востоке. А что касается оценок материального положения и его динамики, то в Сибири они не отличаются от средних по стране показателей. В этих трех округах респонденты заметно реже говорят о наличии безработных среди знакомых 

В Приволжском, Центральном (без учета Москвы и области) и Северо-Западном (без учета Санкт-Петербурга) округах, а также в Московской области картина ответов по анализируемым параметрам значимо не отличается от общероссийской.   

А вот в двух столицах ситуация складывается любопытная. В Санкт-Петербурге, в отличие от Москвы, работающего населения больше 62% против 49%. Работники в обеих столицах чувствуют себя более уверенными в отношении своей занятости, чем остальные россияне, несмотря на то что режим работы у них поменялся более ощутимо (более трети перешли на удаленную занятость, что неудивительно – в обоих городах наибольшая доля работников с высшим образованием): они реже опасаются потери работы и закрытия своего предприятия. А в том, что касается страхов сокращения зарплаты, в Санкт-Петербурге работники чуть более тревожны (42%), чем в Москве (36%). Доли неработающих трудоспособного возраста, доли потерявших работу из-за пандемии и потерявших зарплату здесь такие же, как в целом по стране. При этом в обеих столицах безработицу вокруг себя респонденты видят чаще, чем в среднем по стране.  

Однако, несмотря на более благоприятную по сравнению с общероссийским фоном ситуацию с работой и меньший пессимизм в ожиданиях, петербуржцы заметно чаще, чем москвичи в частности и россияне в целом, жалуются на ухудшение материального положения. 57% говорят о снижении доходов (против 53% в Москве и 51% по стране в целом), 53% сообщают об усилении экономии (против 44% и 46% соответственно). Чуть более благоприятные оценки ситуации в Москве отчасти обусловлены тем, что здесь больше пенсионеров (33% против 29% по стране и 24% в Санкт-Петербурге): их, учитывая гарантированный доход и в принципе достаточно высокий уровень пенсий в городе, экономические последствия коронавируса касаются меньше, чем многих «среднестатистических» россиян

Материальное положение

*Здесь и далее данные по Центральному ФО приведены без учета Москвы и Московской области, по Северо-Западному ФО – без учета Санкт-Петербурга.

Работа и занятость: ситуация и ожидания**

**В графиках раздела «Работа и занятость: ситуация и ожидания» приведены слитые данные опросов с 17 апреля по 17 мая 2020 года.

***Вопрос задавался всем работающим, кроме тех, кто на вопрос «Вы работаете так же, как и до эпидемии, или в режиме вашей работы что-то изменилось? Если изменилось, то что именно?» выбрал варианты ответов «временно не работаю в связи с эпидемией, но получаю часть зарплаты» или «временно не работаю в связи с эпидемией и не получаю зарплату, лишился(-ась) дохода».

Безработица: личная и среди окружающих

****Вопрос задавался всем неработающим, то есть тем, кто на вопрос «Укажите, пожалуйста, ваш род деятельности» выбрал варианты ответов «не работаю, но ищу работу» или «не работаю и не ищу работу».

Источники данных 

Всероссийский опрос населения 18 лет и старше. Ежедневно опрашиваются 450 респондентов, до 11 апреля ежедневно опрашивались 300 респондентов. Метод опроса: телефонный опрос. Статистическая погрешность для данных по РФ не превышает 3,9%. В публикации приводятся слитые данные опросов с 26 марта по 17 мая 2020 года, всего 22 754 респондента.  

Вопросы про работу задавались с 17 апреля, соответственно приводятся данные опросов с 17 апреля по 17 мая 2020 года. 

Работающие: респонденты, которые на вопрос «Укажите, пожалуйста, ваш род деятельности» выбрали позиции «работаю» или «нахожусь на пенсии, но продолжаю работать».  

Людмила Преснякова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение