• к-Темы
  • 05.02.21

«Государство опоздало за моими действиями ровно на месяц»

Что значит продавать продукты питания и сопутствующие товары на Чукотке в условиях пандемии

qr-code
«Государство опоздало за моими действиями ровно на месяц»

Коронакризис по-разному отозвался в разных частях страны. Предприниматели разных регионов по-своему оценили его влияние и меры, принятые органами государственного управления в связи с начавшейся пандемией. В ходе исследования «Краш-тест малого бизнеса» получилась необычно большая и содержательная беседа с владелицей магазина розничной торговли из Анадыря (Чукотский АО). Суровые условия, огромный стаж ведения бизнеса в своей отрасли и несгибаемая принципиальность – вот, кажется, те качества, которые закалили ее предпринимательский дух. Особое чутье и удивительная прозорливость предпринимательницы помогает ей вести дела, прогнозируя минимум на девять месяцев вперед, согласно условиям работы «северного завоза». Малый бизнес «на краю земли» выполняет довольно масштабные и значимые задачи не только в экономической жизни и развитии региона – от его работы напрямую зависит повседневная жизнь людей в условиях ограниченной связи с «материком» (так жители называют остальную часть России). В данном материале – не только о событиях 2020 года и их влиянии на действия предпринимателя, но и о том, как они встраивались в сложившуюся у человека картину мира.

В июне 2020 года межрегиональная группа социологов провела масштабный инициативный проект по исследованию малого бизнеса во время первой волны пандемии. В рамках исследования было проведено 13 глубоких интервью с предпринимателями, что позволило показать малый бизнес «крупным планом».

Для работы с транскриптами интервью мы выбрали жанр скетча. Он позволяет сосредоточиться на уникальных чертах и отразить состояние человека или интересную ситуацию, показать региональную специфику и жизнь малого бизнеса с разных ракурсов.

Я была вынуждена заняться бизнесом в 1991 году. Не потому, что я хотела. Не потому, что я решила. А потому что были созданы такие условия, по которым или надо было спиваться, катиться под гору (и многие закончили жизнь самоубийством…), или надо было думать о том, как выжить. Новая экономическая информация шла. Я была уже на Чукотке. Я была беременная в то время. Старшая дочь училась. И я занялась этим делом. Не хотелось ни умирать, ни голодать – хотелось жить. [А сегодня], вот, есть работа – ради денег. А есть люди, которые работают ради работы. Мне нравится создавать рабочие места. Мне это нравится.

Состояние бизнеса накануне эпидемии

Вообще, мне кажется, в нашей стране, в нашем государстве быть успешным бизнесменом возможно, только имея вертикальные связи. У меня их нету. Но я тем не менее много лет на рынке, и я являюсь, ну, как бы, стабильным и развивающимся предпринимателем.

Реакция на объявление режима самоизоляции

Абсолютно положительная. Наше государство опоздало за моими действиями ровно на месяц. У меня на предприятии эта система или эта настороженность была объявлена ровно месяцем раньше. Ровно. В конце февраля.

Потому что я вообще слежу за информацией, которая в медийном поле демонстрируется. Транслируется на население, вот так будем говорить. Вот поэтому, учитывая то, что происходило в Китае, и те шаги, которые были приняты в первые полмесяца, в первые 14 дней – они нам продиктовали необходимость одеть абсолютно на всех сотрудников маски, каждому выдать дезинфицирующее средство, специализированное, против бактерий и вирусов. Это средство на уровне медицинского, мы всегда его имеем. Это перчатки латексные, резиновые, специальные пищевые, которые защищают руки. Ну, и в спецодежде мы ходим и все по системе меняем, обеззараживаем. Магазин стали кварцевать три раза в день: утром, в обед и вечером. У нас раньше магазин работал без перерыва, мы в феврале поменяли режим работы, и за час перерыва мы полностью кварцуем весь магазин.

То есть я встретила все очень спокойно. И у меня коллектив, учитывая требования мои, тоже очень спокойно это все встретил.

Своими масками поделились с больницей

Кто серьезно занимается продовольственной группой товаров, а не «купи продай», временщики, у того всегда есть запас средств индивидуальной защиты. В обязательном порядке. Вот мы запасаемся на год. Я своими масками поделилась с больницей. Да и средствами специализированными, не просто хлоркой, специализированными д-средствами, чтобы, не приведи господи, никого ничем не заразить. За все годы работы у нас такого не было. Ну и, конечно, я беспокоюсь о здоровье своих сотрудников, это на первом плане.

Проблемы, с которыми столкнулся бизнес

Первая (главная) проблема – это обязанность торговых работников. Вот я смотрю, там на магазины навешивается: не обслуживаем покупателей без масок и прочее, прочее. Я считаю, что это неправильно, это глубочайшая ошибка вообще. А я вам скажу, как бы я сделала. Постоянно рекламировала бы за счет средств массовой информации строкой красной сверху (вот как идут новости желтой строкой, бывает, как по Путину), красной строкой на красном фоне «Хочешь выжить – надевай маску», «Твое здоровье – в твоих руках», «Здоровье твоих детей – в твоих руках», «Надев маску, ты обезопасил себя, окружающих и свою семью». Этим не должны заниматься ни торговля, ни парикмахерские, ни какие-то сферы обслуживания – не надо на них это переносить. Должно быть взаимодействие Роспотребнадзора, средств массовой информации и, при необходимости, полиции.

Про законы «наоборот»

У нас многие законы написаны наоборот. Такого не должно быть. Прописан закон не продавать алкоголь лицам до 18 лет – почему не написать: «Приобретение алкоголя допускается с 18 лет»? Не продавец должен нести ответственность, а родители несовершеннолетнего ребенка, который приобрел этот алкоголь. Продавец – не полиция, он вообще не должен спрашивать документ. Ну, наверное, это умышленно пишется, потому что кого проще проконтролировать – миллион или 28 миллионов? Конечно, миллион. Мы же взрослые, понимаем это.

Маска и гражданские права

Сегодня, когда мне управляющий позвонил и сказал: «На магазинах повесили, что без масок не входить, людей прямо выгоняют, не обслуживают», я ему ответила: «Саша, ты кто такой? Ты вообще какое имеешь право гражданину Российской Федерации, своему земляку, сказать: «Ты не заходи, потому что у тебя нету маски»?» Ты имеешь право не подходить к человеку на полтора метра, это социальная дистанция, которую мы вообще должны соблюдать, даже в семье, не вторгаясь на территорию друг друга. Все, на что ты имеешь право, больше ничего. Ты обозначил людям на полу красной риской полтора метра – все, больше твоя инициатива ни в чем не должна проявляться. Он должна проявляться в том, чтобы своих коллег, которые у тебя обслуживают покупателей, вот их спасать. Не давать возможность, чтобы они были передатчиками инфекции. Следить за тем, чтобы они своевременно меняли маски, перчатки, обрабатывали все в обязательном порядке. Почему человек должен тратиться на маску? Может быть, у него последний рубль, и он пришел за четвертиной хлеба. Мы не знаем, каково положение в семье. Я сказала: «Не смейте ни одному делать замечания, и попробуйте только не пустить в магазин покупателя, который пришел за покупкой, вы не имеете права».

Ну, у нас это просто системно – вторгаться в гражданские права… Такого не должно быть. Ответственность на сферу услуг, обслуживания, транспорта, не должна переноситься ни в коем случае. Вообще, это дело каждого – определяться.

Надеваем шоры и пашем

Я своим сказала всем: «Надеваем шоры, как та лошадь, слева-справа, у нас есть наша работа, мы обязаны людей кормить, мы обязаны убирать, мыть». Вот если бы каждый на своем рабочем месте вот так относился: дворник убирал двор, обслуживающая компания в обязательном порядке следила за чистотой везде, выполняла бы свои необходимые функции (они же только деньги собирают, простите меня), да, естественные монополии раздавали бы электроэнергию не в точках, а доносили бы до каждого абсолютно. Вы вначале наведите порядок в семье, в своем маленьком мире, ну, производстве или где ты находишься там, на своем рабочем месте, по крайней мере. Попробуй не выходить курить, а вот ты пришел на работу в 8, да, и ушел в 18:15, и отобедал ты час. И только работал, не разгибая спины, не отвлекаясь.

Маски и народ

У нас народ поступает просто: кто ходит в масках, кто без масок. Надо внимательно и здраво вводить ограничительные меры. Их же можно совсем по-другому ввести – и они не будут никого раздражать тогда, а будут дисциплинировать. Когда будет маленький ребенок слышать в рупоре: «Наденьте маски…», он будет маму брать за руку и говорить: «Мама, почему мы идем без маски?» И маски должны бесплатно раздаваться.

Про цифровизацию

Понимаете, скоро залезут в постель – это так оно и есть. Вот каждый имеет право на тайную жизнь. Вы обслуживаетесь в банке, у вас карта на руках, у вас нет наличных денег, ими неинтересно пользоваться. А у меня уже полтора года стоит система прямого информирования всех органов, которые в этом заинтересованы. О том, что Таня такая-то пришла ко мне в рабочее время, – там же все высвечивается. Вы купили у меня, допустим, коньяк. А почему вы, какое вообще имеете право вы в 11, в рабочее время заходить в магазин и покупать себе коньяк? Вы купили прокладки – ага, у нее сейчас еще и месячные. А смотрят – вы три месяца не покупали прокладки. Кому это интересно? Ага, она что у нас, беременная, что ли? Она молчит, она не говорит нам на работе. Это вот система так называемой цифровизации или фискализации, то, что сделал наш премьер нынешний. Я об этом стала говорить в момент еще, когда это все обсуждалось, 7 лет назад, чем это чревато. Должна быть граница, законная норма, по которой не имеют права вторгаться в мои гражданские права и на личную территорию. Если через нее переступили, наступает или отторжение, или абсолютно полное игнорирование. Ну, ты просто перешагиваешь через себя, ты это все проглатываешь, но потом наступает такой вот момент… Момент очень сложный будет для всех. Я же вижу, куда все двигается. И я никак не связываю это с коронавирусом.

Вот «свой страх и риск» и наступил

Я никогда не рассчитываю на поддержку государства. У меня настрой другой по жизни. Я вот когда была на собраниях, слышала, как предприниматели жалуются, и все прочее, я хотела встать... потом думаю: я не буду вставать, потому что никто не поймет. Я хотела им сказать: товарищи, ну вы же предприниматели! Согласно Гражданскому кодексу, когда вы начинаете заниматься этой заразой, вы понимаете, что вы действуете на свой страх и риск. Вот у вас «свой страх и риск» и наступил. Но надо все равно искать выход. Тебе государство ничего не даст. Ничего. Но есть и те, кто рассчитывает на помощь. Особенно молодые, которые еще наивные очень. Им-то государство поможет, я понимаю, но это будут крохи в сравнении с теми долгами, которые у них возникнут. Они поймут это, только когда банки будут требовать свои проценты.

Про новую/прежнюю жизнь после пандемии

Это меня к чему готовят? В чем она не будет прежней, вы мне объясните. Вы мне скажите, я что, не буду дышать? Или мне метр кислорода выделят? Или солнце перестанет подниматься над горизонтом? За меня никто никогда не работал, с меня драли три шкуры. Я хожу в старых вещах, но я даю людям рабочие места, они содержат свои семьи. Я обеспечиваю банк процентами. Я не могу себе позволить ничего лишнего, потому что не вступаю в сговор с администрацией. Я себе дала слово, в 91-м году (я была руководителем до этого) – никому не давать взятки никогда, даже в виде шоколадок, не говоря уже о деньгах. Поэтому, а что изменится? Скажите, что, господин Чубайс не будет у власти? Изменится экономическая формация? В какую – в постиндустриальную, в постэлектронную? Что у меня, детей отнимут, или запретят мне с вами разговаривать – вот что произойдет? Или у меня отнимут имущество? Да заберите его к чертовой матери, содержите его, а мне платите пенсию, я плевать на все хотела. Что произойдет? Что, океан выйдет из берегов? Я хочу понять, для чего мне промывают мозги абсолютно вот все эти месяцы тем, что жизнь не будет прежней.

Гораздо больше, чем материальные потери

Я пострадала. Мне 63-й год, я вынуждена была себе отказать в отпуске. Я работаю с 29 апреля прошлого года, я работала с одним выходным днем – 1 января. Мечтая об отпуске. Сын мой не может приехать, потому что он прооперировался, и после операции приезжать, учитывая, что иммунитет ослаблен, – это возможность подхватить эту заразу однозначная. Поэтому разделение семьи – однозначно. Разлучи вас с ребенком – это сложно. Я не увидела свою старшую дочь. Каждый год я внуков своих видела, я приезжала к ним. В этом году я этого лишена была. Для меня это гораздо больше, чем материально пострадать.

Про «Сбер»

Вот все эти 30 лет я бессменно работаю со Сбербанком, вне зависимости от того, кто его возглавлял. Вот не должен успех стоять во главе угла, должны еще быть взаимные интересы – я сегодня не вижу это между Сбербанком и собой. Но хочу сказать, что, начиная с прошлого года, наверное, за счет президента, его политики и давления Сбербанк стал слышать своих клиентов. Независимо от того, какого они пошиба. То есть это или микро, или мелкие, или средние – они рассматривают действительно как партнеров. Это тоже очень важно, и это льстит. Но хочу сказать: вот я довольна господином Грефом в рамках менеджмента. Для меня он, ну, идеал – нельзя сказать, но вот для меня он человек именно этой эпохи. Вот.

В Москве даже не задумываются…

...что Россия начинается с Чукотки. Им же наплевать, они же не задумываются, что солнце восходит здесь. Что страна восходящего солнца – это не Япония. Я об этом говорю уже 20 лет: нет, страна восходящего солнца – это Россия. А точка ее первого луча – это Малый Диомид. Не надо забывать об этом никогда. Надо этим гордиться. Надо везде говорить, что Россия – страна восходящего солнца. Вот если бы с таким отношением наше правительство относилось к своим гражданам, к своим территориям, к своим губернаторам, то, наверное, по-другому было бы все.

Коронавирус – это передышка

Смотрите, мы с вами видим огромное перепроизводство. Мы это видели, когда продовольственная группа товаров выбрасывалась на свалки, закатывалась тракторами. Библия говорит: если ты выбросил кусок хлеба, твои дети его не доедят. Следующая волна после этого – это спад вниз, и это голод. В обязательном порядке. Перепроизводство продовольствия, промышленной группы товаров, техники – оно же не может идти бесконечно. Вы же не можете вместо одного хлеба съесть 20 хлебов. Вы не сможете этого сделать, вы умрете. Вы же не будете подтирать попу, извините меня, в 20 сложениях. А ее (бумаги) выпущено огромное количество. Чтобы все переосмыслить, перестроить, чтобы было время какое-то и не вошли в огромный кризис, коронавирус помог. Чтобы люди оценили это и нашли выход из ситуации. Чтобы не наступили голод, война, чтобы не пошел брат на брата. Это передышка. Глоток воды, чтобы ты пришел в чувство. Вот этот глоток воды – это и есть вот этот вот период. Поэтому для меня коронавирус – это никакая не истерия, это реальная необходимость. Она, понимаете, как бы, необходима даже в кризис. Это то, что дополнительно пошло параллельно с кризисом. Вот так.

Юлия Османова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение