• инфоПродукты
  • 20.10.21

«Хаос превращается в понятные проблемы»

Ульяна Яшина, студентка НИУ ВШЭ, рассказала о том, что представители поколения Z могут найти для себя в книге «Социология пандемии. Проект коронаФОМ»

qr-code
«Хаос превращается в понятные проблемы»

Пандемия вызвала всплеск социальной тревожности, который сопровождался хаосом и многочисленными заблуждениями. Но, чтобы научиться жить в новом, «пандемическом» мире, мы должны принять реальность такой, какая она есть.

Книга «Социология пандемии. Проект коронаФОМ» замечательна тем, что на ее страницах хаос превращается в понятные проблемы. В самом начале книги говорится, что есть биологическая пандемия и есть «социальное явление, подоб­ное пандемии, но вызванное не вирусом, а требованиями жить иначе, кото­рые распространились подобно вирусу, заразили практически всех людей планеты и вынудили либо подчиниться им, либо явно или неявно сопро­тивляться им, что в любом случае означает «жить иначе». Мне было любопытно узнать, как дальше будет раскрываться данное утверждение.

Особенно интересными мне показались несколько глав. Например, глава 1, в которой объясняются причины социальной дезориентации и растерянности, описывается, как жизнь многих людей меняется под давлением пандемии и как пандемия ставит перед ними новые экзистенциональные вопросы. Понравилась и глава 4 «Повседневность пандемии: особенности жизнеустройства», где рассказывается об изменениях повседневности. Например, о том, как отсутствие личного пространства повлияло на семейные взаимоотношения, как изменилась продуктивность из-за отсутствия четкого разграничения рабочего и нерабочего времени. Также интересным показался тот факт, что с началом пандемии люди пенсионного возраста не стали чаще использовать интернет-коммуникацию.

Глава 9 «Социальные мыслители – о пандемии» мне особенно понравилась. Становится легче, когда можно опереться на мнение профессионалов – людей, которые знают, о чем говорят. Повышается доверие и к источнику информации, который демонстрирует плюрализм мнений. Особый интерес вызвали высказывания некоторых социальных исследователей, например Даниила Александрова о том, что распространение вируса от стране к стране – дело богатых, а локальное распространение и потери от эпидемии, включая повышенную смертность, – удел более бедных, рассуждения Глеба Кузнецова о том, что важнее: свобода человека или его безопасность, а также Лидии Лебедевой о том, что она предпочитает жить в менее технологичном обществе, но с людьми.

Я представитель поколения Z, и мне было интересно узнать, как пандемия влияет на контент в социальных сетях, как в них раскрывается новая повседневность, как самоизоляция меняет музыкальные вкусы людей, а поиск единомышленников помогает справляться с трудностями. Обо всем этом рассказывается в главе 10 «Отражение пандемии в Сети». В ней также можно встретить рассуждения на тему, какой может стать жизнь, если черты новой повседневности укоренятся и станут новыми институтами. Удивительно все-таки, как человек способен адаптироваться к новой среде: то, что раньше казалось невообразимым, постепенно становится рутиной.

Книга «Социология пандемии» написана доступным языком, хорошо визуализирована. У нее нескучный формат, вся информация четко структурирована, навигация очень удобная. Мне кажется, книга будет полезна всем, потому что пандемия затронула каждого. Я с удовольствием порекомендую ее своим друзьям, родственникам и, безусловно, однокурсникам как людям, интересующимся социологией и изучающим ее.

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ