• к-Темы
  • 15.07.20

«Когда говорят спасибо врачам, продавцам, я говорю: хоть бы кто-нибудь вспомнил про учителя»

Дистанционное образование глазами учителей лучших московских школ

qr-code
«Когда говорят спасибо врачам, продавцам, я говорю: хоть бы кто-нибудь вспомнил про учителя»

Приступая к изучению дистанционного образования, мы имели некоторые гипотезы о том, что учебный процесс в условиях пандемии выстроен по-разному и зависит от типа школы. Основное предположение заключалось в следующем: реальное обучение продолжалось только в элитных школах и гимназиях1, а обычные городские и сельские школы, скорее, имитировали учебный процесс.

Гипотеза спорная – как минимум из-за сложности с концептуализацией понятия «образование». В зависимости от того, как мы определяем основную цель образования – социализация, знание предметной области, усвоение моделей мышления, – можно говорить, насколько удачно с этой задачей справляются школы, вынужденные функционировать в непривычном для них режиме.

Мы решили отталкиваться от определения, которое дал один из информантов: «Школа – это все-таки институт социализации однозначно. Можно ли сейчас обойтись без школы и получить образование? Да. Можно ли обойтись без школы как без той площадки, где ты учишься жить? Нет». 

В связи с этим при анализе дистанционного образования мы обращали внимание на то, что происходит не только с учебой, но и с остальными элементами школьной жизни.

Ниже представлены «наброски» того, как выглядит онлайн-повседневность в элитных и хорошо оснащенных московских школах. Мы провели глубинные интервью с учителями трех таких школ и узнали, с какими трудностями они сталкивались и как их решали. Для сохранения анонимности информантов названия школ в тексте не фигурируют.

Кроме того, были проведены семь интервью с учителями из обычных городских школ и четыре интервью с учителями из сельских. Школы находятся в разных регионах России. На основе этих данных в материале мы сделали сравнения продвинутых школ с обычными. Подробнее о ситуации в обычных школах можно узнать в материале «Учителя обычных школ – об опыте дистанционного обучения во время пандемии».

Дистант: глаза боятся, а руки делают

Первая проблема, с которой столкнулись обычные школы, но которая не знакома лучшим, – это отсутствие необходимой техники для учителей. 

Техническая оснащенность педагогического состава – самое первое, базовое условие любого дистанционного образования. 

В лучших школах учителя имеют как минимум ноутбуки, причем «очень скоростные» и «очень крутые». Ноутбуки были у них еще до эпидемии, а при переходе на дистант школы «докупали» для учителей необходимые технические средства: гарнитуру, планшеты, стилусы. Планшет со стилусом имитируют привычные тетрадку и ручку, позволяют хоть как-то снизить трудозатраты на проверку работ, которая, по мнению всех учителей, в онлайне занимала слишком много времени.

«И мало того, математикам в этом отношении очень тяжело пришлось, потому что очень было много проверки, и нам предложила администрация закупить планшеты графические, чтобы можно было проверять ручкой».

Обеспечение компьютерами всех школьников – задача, с которой было трудно справиться даже некоторым элитным школам. Причем это оказалось не столько технической, сколько социальной проблемой. Школа – так или иначе пространство нивелирования социального неравенства, где любой ученик получает доступ к «общим благам»: учителям, книгам и библиотеке, столовой, пространству для занятий. Переход на дистант, наоборот, актуализирует неравенство, делит школьников на группы, и различение основывается, прежде всего, на технических возможностях. Дети, обладающие мощной и быстрой техникой, получают значимое преимущество перед теми, у кого компьютер старый, который вдобавок приходится делить с родственниками. 

Проблема неравенства и недостаточной обеспеченности школьников характерна и для обычных, и для элитных школ.

Отсутствие хорошей техники – лишь один из барьеров, не дающий ученикам из небогатых семей получать качественное образование. Отсутствие личного рабочего места, шум в квартире, конфликты в семье – все это части одной проблемы, решить ее еще предстоит. Но обеспечение всех школьников хорошими компьютерами/ноутбуками с выходом в интернет – это минимум, первый шаг на пути к качественному онлайн-обучению.

Второе, не менее важное условие – поддержка технических специалистов. Представители лучших школ подчеркивали: IT-служба сработала очень хорошо.

«...у нас замечательно работает наша IT-служба, она выступает как техподдержка, не круглосуточная, конечно, но они работают там полный рабочий день, и всегда можно написать». 

«У нас в школе работают айтишники, они все время на связи. Если у меня возникала какая-то проблема, я писала на почту, и они решали мою проблему».

В обычных же школах «каждый выходил из положения как мог». Те, кто не мог справиться с техникой, обращались к коллегам (как правило, более молодым), в иных случаях техническая поддержка делегировалась учителю информатики.

В продвинутых школах коллеги помогали друг другу разобраться в новых сервисах, приложениях, форматах работы. Создавались рабочие каналы и группы в социальных сетях – не только в рамках одной школы, но и общероссийские2. Один из информантов отметил, что за время дистанта «горизонтальные связи» между учителями серьезно расширились и укрепились.

«В основном, я бы сказал так, 70% успеха зависело от сообщества учителей, именно сами учителя как между собой обменялись информацией».

Помощь коллег друг другу, обмен опытом, советы по использованию техники – все это важные части дистанционной жизни преподавателей. Но надо понимать, что техническая поддержка не должна этим ограничиваться. В школе должны быть отдельные специалисты, которым «ученик может написать... любой, учитель... и им помогают». Их отсутствие в обычных школах как раз и компенсируется бесчисленным множеством учительских чатов, цель которых – решение технических вопросов. В крутых же школах чаты – это пространство методических идей и креатива.

Третье, что отличает школы элитные от обычных, – это подготовка учителей к переходу на дистанционный формат. Почему это важно? Как и информанты из обычных школ, представители элитных не имели опыта дистанционного обучения. Иногда технические средства использовались для того, чтобы не исключать из учебного процесса тех, кто, например, заболел. Но до эпидемии отлаженной системы или хотя бы регулярной интеграции элементов дистанционного образования в школьную жизнь не было. В чем заключалась эта подготовка? 

Во-первых, администрация организовала технический инструктаж не только для педагогов, но и для учеников и их родителей. «Зайди сюда, нажми эту кнопку, проверь здесь», – эти алгоритмы были у всех участников образовательного процесса.

Во-вторых, были разработаны методические рекомендации для учителей, касающиеся образовательных сервисов/приложений, приемов удержания внимания аудитории на видеоконференциях.

«Давали какие-то общие рекомендации на тему, там была инструкция по внешнему виду учителя, если он из дома ведет урок, до каких-то моментов, которые касаются контроля учеников. Как понять, что они там, на том конце провода, вообще делают».

«Мы собирались методобъединением, и каждый член коллектива делился тем, что вообще он знает, дистанционное обучение. И у нас прям на доске мы выписывали те платформы, о которых кто-то может что-то сказать, пытались какими-то приемами поделиться. Это было очень круто, потому что мы выработали определенную тактику, стратегию, как мы будем дальше жить».

В одной из школ специальная методичка была придумана и для детей. В ней рассказывалось, как переходить в режим учебы в домашних условиях: проснуться заранее, сделать зарядку и поесть перед занятием, выключить оповещения соцсетей, приготовить тетради и ручки. 

Один из информантов сказал, что техника сама по себе располагает детей к отдыху и развлечениям, и переключение «фрейма» у многих происходит очень медленно. 

«Ты в кино пришел – или ты фильм смотришь со своего ноутбука. И вот эти паттерны срабатывают. То есть что такое посмотреть фильм на своем ноутбуке: где хочешь, там и остановил, где хочешь, там погромче сделал, там потише сделал, тут отвлекся. Вот тут, мне кажется, ребенку переключиться от такого поведения к тому, что ему теперь через компьютер льется учеба в дом... Трудно».

Описания приемов перехода в режим учебы как раз были призваны помочь школьникам адаптироваться к новой учебной жизни.

В этой же методичке для школьников большое внимание уделялось принципам тайм-менеджмента и самоорганизации. Об отсутствии данных навыков у детей говорили даже учителя частных школ, ориентированных, как правило, на индивидуализированный подход к обучению и гуманистическое воспитание. Можно предположить, что в обычных постсоветских школах, где степень централизации и иерархизации учебного процесса выше, а степень автономии детей ниже, проблема стоит еще острее. Важно объяснить детям, как приоритизировать задачи, что такое дедлайн, в чем важность планирования дел на день.

Как выглядит онлайн-урок

Никто из представителей элитных школ, которые приняли участие в исследовании, не пользовался ресурсами, рекомендованными Министерством образования3. Материалы урока, его структура, тесты и проверочные задания – это в основном авторские разработки учителей, адаптированные под онлайн-формат. 

Информанты отметили, что сама структура урока, как и его содержание, не поменялись. То, что действительно претерпело трансформации, – способы подачи материала.

Краткий обзор сервисов, которыми пользуются учителя для проведения дистанционного урока. Каждый из этих сервисов позволяет решать определенную задачу учебного сценария.

1. Задача: собрать учеников

Сервис: Zoom 

Zoom – сервис видеосвязи, позволяющий выводить на экран всех присутствующих на уроке. Наличие видеосвязи принципиально важно, она помогает сфокусировать внимание учеников на учебном процессе. Благодаря этой программе можно воспроизводить привычные практики обратной связи и контроля, которыми учителя пользовались и на обычном, очном уроке.

«Передо мной два компьютера, потому что мне приходится контролировать детей, особенно младшие школьники когда сидят, мне важно, чтобы они не отвлекались, важно их видеть. Поэтому я их всех вижу, они у меня в режиме... в карточной такой системе они там все располагаются, я могу в любой момент спросить у них тетрадь, чтобы они мне показали, вывести его на главный экран, посмотреть, работает он или нет. Я провожу устные зачеты, они встают на середину комнаты, например, шестиклассники отвечали мне образование степеней сравнения. Прекрасно все выучили, и все это сделали, хотя мне было страшно, я не понимала, как это делать».

Для некоторых школ наличие видеосвязи у учителя – принципиальный момент: всем преподавателям рекомендовалось включать камеру во время урока. В целом, такие же рекомендации адресовались детям. Виртуальное присутствие на уроке помогает учителю лучше считывать эмоции школьников, а значит и оценить, как быстро, и, главное, насколько качественно усвоен материал. В одной из школ даже были разработаны правила поведения, школьного этикета на «удаленке», который подразумевает минимизацию «черных экранов» в классе.

«Я настраиваюсь на то, чтобы они включали камеры, и тогда мне видно их, их настроение, лицо. Но я понимаю, почему они отключают экран, – потому что сзади них неубранная постель, здесь у них стоит чай, здесь то… Но у нас сработала школа очень хорошо, они там выработали правила поведения, по-человечески все это объяснили… и как-то все нормализовалось. Но все равно многие дети прячутся за черным экраном».

Если для учителей исключение не делается, то для учеников в этом плане все-таки возможны некоторые послабления: карантинный стресс, резкая смена формата обучения – все это сказывается на психологическом и эмоциональном состоянии детей, усугублять его онлайн-принудиловкой правильным не кажется. 

Возможность использования видеосвязи также ограничивается качеством и скоростью интернет-соединения: если они недостаточны, картинка будет виснуть. Те, кто считают использование видеосвязи нерациональным, ограничиваются аудио, попутно придумывая приемы для контроля за вниманием учеников. 

«Приходится очень часто дергать то одного, то другого, то третьего. «А ты что сейчас делаешь? А что ты делаешь?» Или я могу сказать просто неожиданно, посреди урока: «А ну-ка, ребятки, поставьте все плюсики в чат, все, кто меня слышит». Или рассказать им что-то, какую-то мысль и спросить: «А напишите мне, от одного до пяти, насколько вы сейчас хорошо поняли, что я сейчас сказал». И ты сразу видишь, что этот человек поставил один или два, но он просто не понял, он тебя слушал, а другой ученик вообще ничего не поставил, это значит, что он, скорее всего, просто отключил микрофон и звук и занимается своими делами».

Zoom удобен и функцией реакции на речь учителя. Важная реакция, которая позволяет упорядочить происходящий на уроке хаос, – поднятая вверх рука. Еще одна особенность Zoom, позволяющая направлять детей, – привилегия учителя отключать микрофон у любого участника видеосвязи.

«В крайнем случае у меня как у учителя есть возможность отключить микрофоны всем, если не слышит меня совсем ученик, или он решил дурака повалять и включить микрофон и насвистывать туда песенку, или просто у него шум какой-то стоит».

2. Задача: объяснить материал

Сервис: Microsoft Word

Microsoft Word – популярный текстовый редактор, который при включении функции демонстрации экрана трансформируется в подобие школьной доски: позволяет записывать и структурировать новый материал, выделять ключевые понятия. Больше подходит для теоретического блока занятий, меньше – для объяснений прикладных задач и упражнений (математические вычисления, морфологический разбор слова, оформление графиков и т. д.).

«Не хватает быстрой руки, которая может быстро нарисовать корень, поставить ударение. Представляете, мне нужно в презентации ударение поставить. Я вообще это не очень делать так-то умею, а теперь мне пришлось этому всему научиться».

Некоторые учителя записывают видеоролики с объяснениями тем, после чего выкладывают их на YouTube и открывают доступ ученикам. Устное объяснение экономит время учителя, позволяет разобрать сложные случаи и до определенной степени служит имитацией живого контакта. 

3. Задача: работать группой

Сервисы: Zoom, Скайп для бизнеса, Padlet, Jamboard

Даже применительно к лучшим московским школам можно говорить о том, что в онлайне объем групповой работы сокращается, а количество лекционных часов, наоборот, увеличивается. Эта тенденция пугает: современное образование подразумевает развитие четырех компетенций (4К): критического мышления, креативности, коммуникации и кооперации, которое невозможно в режиме «говорящей головы». Широкое применение игровых техник, интерактивных элементов и «научение в практике» – это то, что в офлайне отличало продвинутые школы от обычных, в дистанционном же формате разница в методиках преподавания сглаживается. Отсюда возникает вопрос: зачем платить большие деньги за обучение, если в онлайне методики элитных школ не отличаются от методик школ обычных?

«У меня довольно много групповой работы, когда мы работаем офлайн, и поэтому они в целом, ученики, не сильно страдают от того, что у них нет сейчас именно групповой работы. Это технически довольно сложно. Я не уверен, просто боюсь, что на это уйдет много времени, а толку будет не очень много».

Те же, кто пытался сохранять групповую динамику, делали это либо через кабинеты в сервисах видеосвязи (Zoom, «Скайп для бизнеса», Microsoft Teams), либо через создание общего виртуального пространства для детей (Padlet, Jamboard), где каждый вправе «творить» и вносить свой вклад в создание коллективного продукта. 

В первом случае групповая работа похожа на работу в классе: ученики делятся на группы и «расходятся», но не в разные концы школьного класса, а в отдельные интернет-комнаты, они же – звонки-конференции на несколько человек. В рамках этой конференции школьники работают над заданием. При этом учитель получает доступ ко всем таким интернет-комнатам, то есть он может присоединиться к звонку в любой момент, чтобы помочь с решением задачи или проконтролировать, действительно ли ученики сосредоточены на ее решении.

Во втором случае работа похожа на создание плаката или работу с флипчартом, стикерами: на общую площадь дети «наклеивают» свои мысли, идеи, мнения о теме или проблеме, поставленной учителем.

Для того чтобы занятия в онлайн-группах были эффективны, важен четкий сценарий групповой работы, где прописаны задачи и срок, в который их предстоит решить. Итогом всегда становится какой-то групповой продукт. Это создает динамичность учебного процесса, которая особенно важна в ситуации дистанта, ведь у каждого ученика есть соблазн «выключиться» и заняться своими делами.

4. Задача: проверить усвоение материала

Сервисы: Kahoot!, Quizizz, Google Формы 

Проверка работ учеников, по словам информантов, стала занимать самую большую часть их рабочего времени. Невозможность оперативной обратной связи – одна из особенностей дистанционной работы. Причем если раньше обратная связь со стороны учителя могла быть коллективной (устный опрос, устный счет и т. д.), то в онлайн-формате она может быть только индивидуальной. Иногда в детализированном персональном подходе нет необходимости: ответы одни и те же, но из-за особенностей дистанционной коммуникации учителю приходится множить обратную связь.

«Если я веду урок офлайн, в обычном режиме, я перехожу между столов, и могу подкорректировать работу в реальном времени, мне тут же задают вопросы, я подхожу: 

– Правильно ли я делаю? 

– Нет, ты неправильно делаешь, измени. 

Сейчас в такой ситуации [дистанционного образования] это делать тяжелее».

Проверки очень много, «просто горы работ» – так информант охарактеризовал ситуацию, в которой вынужденно оказался. Неудивительно, что на дистанционном образовании учителя начинают искать способы оптимизации проверки. Один из вариантов – стандартизированные тесты. 

Вышеперечисленные сервисы позволяют создавать индивидуальные тесты по собственному дизайну с добавлением любых картинок, звуков, видеофрагментов. Kahoot! вообще помогает пользователю превратить проверочную работу в интерактивную игру.

Но самое главное преимущество сервисов для преподавателей – в них зашит скрипт проверки работ. Подсчет заработанных учеником баллов происходит автоматически, как и формирование итоговой оценки.

При всей привлекательности тестов необходимо помнить их главный минус – невозможность проконтролировать, насколько самостоятельно ученик справился с заданием, не списывал ли он и не помогал ли ему кто-либо из взрослых. Лайфхак, которым пользовался один из информантов для решения этой проблемы, – ограничение времени ответа на каждый вопрос. При таком условии ученик не успеет списать или посмотреть ответ, за это время ответить может только тот, кто действительно знает материал.

«Самое простое – ограниченное время на каждый вопрос. Если у тебя тридцать секунд на вопрос, то… и ты ничего не знаешь вообще, то времени, для того чтобы загуглить, нет совсем».

Еще один значимый минус тестов – упрощение обратной связи, сужение ее возможных вариаций, отказ от привычных, эффективных форм проверки (например, устный счет, диктант). Частично проблема решается налаженной системой прокторинга – процедурой контроля за честностью выполнения заданий во время экзаменов, самостоятельных работ, однако наблюдение за каждым учеником –процесс трудоемкий, поэтому прокторинг используется в исключительных случаях – во время пробных или реальных государственных экзаменов, аттестаций.

5. Задача: контролировать выполнение учебного плана

Сервисы: собственные платформы школ, Google Класс  

Во всех продвинутых школах есть собственная платформа, которая была разработана еще до эпидемии и на которой ученики (и их родители) могут посмотреть учебный план по каждому предмету, какие работы сданы, а по каким есть долги. В рамках этих же платформ учителя создают «уроки»: выкладывают план занятий, необходимые материалы и ссылки. Все эти функции также доступны в «Google Класс» – сервисе, популярном у родителей, чьи дети находятся на домашнем обучении. 

Что происходит с детьми

По мнению информантов, одной из самых сложных задач на дистанционном обучении является мотивирование детей к учебе. Умение интересоваться и поддерживать в себе любопытство – навык, на развитие которого, в числе прочего, направлено школьное образование в принципе. Онлайн-образование в большей степени подходит тем, у кого запрос уже сформирован и кто понимает реальные преимущества дистанционного формата (экономия денег, времени на дорогу), но заменить именно общее среднее образование дистант не может.

«Как взрослый, прекрасно могу заниматься дистанционно иностранным языком, предположим, с преподавателем, потому что я четко знаю, зачем мне это нужно. И я понимаю, в чем ценность: не ехать к нему через пол-Москвы, а сесть в Zoom и тут же, как мне удобно, выделить на это ровно то время, которое я проведу в Zoom’е... А среднее общее, то есть обязательное, образование так получать нельзя, потому что у среднего нормального ребенка у самого запрос должен формироваться в течение учебы».

Тезис подтвердился и следующими замечаниями учителей: чем старше школьник, тем в большей степени ему подходит онлайн-образование. Для старшеклассников дистант вообще может оказаться оптимальной формой обучения, когда мотивация уже сформирована, а времени и сил на «живую» школу не хватает.

«Это ради их физического отдыха, не тащиться в школы, когда ресурсы в 11-м классе очень ограниченные физические, они очень устают, нагрузка очень большая».

Проблема мотивации осложняется и личностными особенностями школьников. Есть ученики, для которых, употребляя термины гештальт-психологии, учеба – фигура, а общение – фон. Для них учеба на «дистанционке» – оптимальный вариант школьного образования, когда можно сосредоточиться на главном и не тратить ресурсы на сопровождающие обучение социальные обязательства. 

Есть и те, у кого приоритеты распределяются иначе: общение – фигура, учеба – фон. Для них ситуация смещения фокуса на учебу на фоне «обнищания» социальной жизни – серьезное испытание. Привычные механизмы подпитывания интереса к учебе не работают, новые – не успели выработаться. 

«Есть дети, которые на дистанте потерялись, например, они в школе блистали, а теперь им не хватает этой платформы цирковой такой, сцены не хватает. И они потерялись. Те дети, которые, наоборот, достаточно скромны, но привыкли к скрупулезной работе, – они сейчас звезды, потому что настал их звездный час».

Подводя итоги

Вообще, интересно, насколько по-разному отреагировали на переход в онлайн-формат учителя лучших школ и обычных. Реакция первых – вдохновение, вызов, желание «сделать что-то хорошее, не просто отквитаться и сделать для галочки». Вторые встревожились: опасения за организацию процесса перевесили новизну и необычность задачи. 

«Наверное, да, был какой-то, мне кажется, ажиотаж небольшой, но в хорошем смысле. Не было злорадства, типа: ой, придумали ерунду, посмотрим, как это все провалится».

«Восприняли это как вызов, и что мы сейчас не можем подвести наших детей, и что мы должны этот вызов принять и достойно выдержать это испытание. И рассматривать уже это событие как новые возможности, которые перед нами открываются».

Однако все учителя сошлись в одном: никто не ожидал, что дистанционное образование продлится так долго, и не был к этому готов.

Можно сказать, что продвинутые школы были готовы к карантину: все учителя уже имели хорошую технику, у школ были свои образовательные платформы. Но ни техническое оснащение, ни методическая подготовка не смягчили удар: для многих информантов переход в онлайн-формат оказался стрессом, когда в короткие сроки пришлось «наращивать» большое количество умений. Некоторые учителя с ужасом вспоминали первые недели работы: загрузка была настолько высокой, что не оставалось времени даже на удовлетворение физиологических потребностей.

«Это был ужас ужасный. Потому что я работала как машина, я не могла поесть вовремя, я могла только в туалет, наверное, сходить, потому что это просто необходимость. Я не могла попить вовремя, я ничего не могла вообще, потому что это было огромное количество вопросов».

Количество работы увеличилось, при том что ее главные преимущества – «живое общение», «энергия детей», «эмоции» – трансформировались до неузнаваемости. Отсюда возникла проблема эмоционального выгорания учителя на «дистанционке». Возможно, учителя, которым онлайн-образование подходит, это принципиально иные по системе ценностей и мотиваций люди, нежели учителя старой школы. В этом плане последние могут быть и не способны адаптироваться к новому формату обучения, во всяком случае, он никогда не будет приносить им должного удовлетворения.

«А здесь ты все свои эмоции мобилизуешь и выплескиваешь их туда, в Zoom, но ты не можешь получить обратно ничего, потому что оттуда эмоции не приходят в большинстве случаев. И ты получаешься... как бы, очень быстро выгораешь в этом во всем, выгорание происходит просто в каком-то бешеном темпе. Чувствуешь, что уходят из тебя силы».

На дистанте выгорают не только учителя. Школьники пытаются научиться самоорганизации и выработать мотивацию, независимо от социального окружения и физического соприсутствия. Не всем это удается одинаково успешно, а значит, помощь школьникам нужна не только в учебе. 

Но если ученикам даются некоторые послабления (уменьшение количества домашней работы, сокращение продолжительности уроков), то учителям – нет. Требования к их работе резко выросли, при том что механизмов компенсации переработок и эмоционального напряжения еще нет. Состояние информантов хорошо выражает комментарий одного из учителей: «Когда говорят спасибо врачам, продавцам, я говорю: хоть бы кто-нибудь вспомнил, вообще, про учителя».

Несмотря на все перечисленные недостатки, в целом опыт дистанционного образования информанты из элитных школ нашли, скорее, положительным. Обеспечение техническими возможностями и качественная IT-поддержка позволили учителям сосредоточиться именно на «прокачке» своих навыков, погрузиться в новые сервисы, приложения, отработать новые приемы и методики. В дальнейшем эти наработки, на их взгляд, скорее всего, пригодятся, ведь «карантины – это не только коронавирус». Более того, «поднаторев» в области онлайн-преподавания, учителя начинают думать на опережение, предлагать смешанные варианты, когда дистанционное образование будет органично сочетаться с очным. Впрочем, наращивание опыта характерно и для учителей обычных школ, но в отличие от учителей из элитных, большую часть времени они тратили на самостоятельное решение технических проблем, а значит, и времени на содержательный рост у них оставалось меньше.

Никто из информантов не пользовался сайтами, рекомендованными Министерством образования. Материалы урока – авторские разработки учителей с уникальными сценариями на всех этапах: начиная с презентаций, объясняющих новый материал, заканчивая проверочными тестами. Для их создания использовались разные сервисы, самые популярные из них – Zoom, Microsoft Word, Padlet, «Google Формы». Еще до карантина во всех элитных школах существовали свои платформы, на которых размещались учебные материалы и индивидуальные академические траектории учеников, но до карантина это было, скорее, дополнительным образовательным инструментом, который удобен для мониторинга учебы со стороны родителя.

С переходом на дистанционное образование даже в лучших школах увеличилось количество лекционных часов, уменьшился объем групповых работ, дискуссий. Учителя также сообщили об изменении качества общения с детьми: взаимодействие с ними (как и с их родителями) на дистанционке стало максимально формализованным, ограничивающимся решением исключительно учебных вопросов.

Даже учителя хорошо подготовленных и технически оснащенных школ склонны полагать, что дистанционное образование неспособно полностью заменить обычное очное. Возможно, это более реально для взрослых людей, тех, которые уже имеют сформированные запросы к обучению. Среднее же образование, кажется, заменить невозможно, ведь именно в процессе коммуникации, социализации школьник начинает интересоваться конкретной предметной областью. Даже наилучшая организация онлайн-процессов не поможет решить эту задачу.

________________

1 «Элитные школы», «лучшие школы» – условные названия, которые мы используем для обозначения престижных московских школ, отличающихся индивидуализированными подходами к образованию и техническими возможностями.

2 https://www.facebook.com/groups/820290371326963

3 К ресурсам, рекомендованным Министерством образования, относятся «Российская электронная школа», «Московская электронная школа», телеканал MOSOBR.TV, порталы «Билет в будущее», «Учи.ру» и др.

Александра Боброва

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение