• к-Темы
  • 18.05.21

«Когда ты стоишь и не понимаешь, в какую сторону тебе повернуть»

Как бизнес в сфере общественного транспорта выруливал в пандемию. История предпринимателя

qr-code
«Когда ты стоишь и не понимаешь, в какую сторону тебе повернуть»

Я не боюсь этого ничего, я все равно пойду до конца.

Михаил Андреевич

Предыстория

Когда почти 20 лет назад Михаил Андреевич ушел в отставку, у него уже были и большая семья, и много друзей, и просторный собственный дом, и огромный жизненный опыт. Вот только счет в банке был небольшим, но Михаила Андреевича это не особенно удручало – он, как и многие военные пенсионеры, не собирался уходить на покой, а планировал работать. Снова идти на государственную службу (а предложения были) он не хотел, но и работать на дядю ему тоже было неинтересно. А интересно было открыть свое дело, реализовать багаж накопленных за годы службы управленческих навыков, стать хозяином и своего бизнеса, и своей жизни.

Сначала Михаил Андреевич вместе с бывшим сослуживцем открыл небольшой торговый бизнес, потом, уже самостоятельно, другой; но его мечтой было дело более значительное – он хотел заниматься бизнесом, который приносил бы очевидную пользу людям, ему важно было осознавать, что его деятельность по-настоящему нужна, и каждый день видеть реальные плоды собственных усилий. В качестве такого дела Михаил Андреевич выбрал пассажирские перевозки по своему району.

Полтора десятилетия назад в районе существовали серьезные проблемы с транспортной доступностью: маршрутов по городу и окрестностям было мало, расписание не соблюдалось, в автобусном парке большинство машин были старыми, неудобными, постоянно требующими ремонта. Появление регулярных автобусных маршрутов должно было решить эту проблему.

Надо отметить, что бизнес по перевозке пассажиров – для тех, кто не ищет легких путей: здесь действуют строжайшие нормативы, к тому же он весьма затратен. Вот что об этом говорит сам Михаил Андреевич.

«Мы не можем выпустить машины на линию, не обслуживая, с плохой резиной. Вы сами понимаете, это люди. Чтобы машина была исправная, нужно много денег. У нас очень затратный бизнес, чрезвычайно затратный, то есть это страховка – три страховки. Страховка ОСАГО – она для автобусов дорогая, страховка КАСКО – у нас машина лизинговая, страховка пассажиров. И пошло-поехало: резина, масла, счета, техосмотры, ГЛОНАСС – много нужно выполнить условий, чтобы был выезд по маршруту».

Михаил Андреевич выстраивал свой бизнес 15 лет. Создавал коллектив, собирал парк автобусов, участвовал в районных конкурсах на получение права обслужить маршруты и выигрывал их, зарабатывал репутацию у партнеров и, главное, у пассажиров.

За эти полтора десятка лет его бизнес столкнулся с массой проблем. Ради сохранения дела пришлось пожертвовать несколькими машинами, которые у него вымогали бандиты, приходилось проходить бесконечные (до 40 в год!) проверки и конкурировать с пассажироперевозчиками, работающими «на контракте», который позволяет снижать стоимость проезда для пассажиров, а убыток предприятия компенсировать из бюджета.

Несмотря на все сложности, к весне прошлого, 2020 года бизнес Михаила Андреевича крепко стоял на ногах: автобусный парк насчитывал порядка 50 современных машин, обслуживал почти 20 районных маршрутов, пользовавшихся популярностью, значительное число земляков предпринимателя получили работу. Дело развивалось, и его владелец имел все основания им гордиться.

Весна-2020. Проблемы

В марте, как только в СМИ появились первые сообщения о коронавирусе, еще до распоряжения Роспотребнадзора Михаил Андреевич ввел правила обработки всех автобусов, выходящих в рейсы; он считал, что несет ответственность за состояние здоровья и пассажиров, и своих сотрудников.

«Я прекрасно понимаю, что любая болезнь, которая поражает массы, – это ЧП, это трагедия. И относиться к этому спустя рукава нельзя. У нас были обязательными с первого дня обработка поручней, обработка сидений, влажная уборка пола. Еще до того, как Роспотребнадзор все это ввел, мы сразу стали делать, чтобы не было пыли, не было переноса. Летом – проветривание. Обычные меры, которым нас учили <в армии>, понимаете? Поэтому спустя рукава – это нельзя. То, что поражает массы, – это непросто. В любом случае, когда работаешь с большим количество людей, их нужно обезопасить».

Главной причиной проблем для бизнеса стало резкое, критическое сокращение числа пассажиров. Был объявлен локдаун, и у многих людей возникли объективные проблемы с пользованием общественным транспортом, другие и сами предпочитали избегать лишний раз появляться в общественных местах. Михаил Андреевич объясняет:

«Конечно, блокировались карты, вводились пропуска, людей высаживали, школьников высаживали, люди никуда не ехали, люди стали бояться общественных мест, люди стали больше передвигаться на личном транспорте, пешком, да и просто перестали передвигаться, чтобы не быть на улице и не схлопотать штраф. Люди сидели дома».

Сокращение пассажиров естественным образом повлекло за собой сокращение доходов. И сокращение катастрофическое – по сравнению с прошлым годом доходы упали на две трети. Некоторое время удавалось сохранить коллектив, но заработок снизился, и в результате 40% сотрудников уволились.

«Доход у нас, поскольку мы коммерция, мы не работаем на контрактах, естественно упала. Мы еле-еле удержали сотрудников, потом сотрудники все равно ушли. Мы еле-еле удержали маршруты, которые были, которые выиграли в конкурсах, и отсюда все вытекающее. Если денег нет, людей нет, соответственно, что мы делаем? Правильно – не выходим на линию», – говорит Михаил Андреевич.

Он еще надеялся на помощь властей, обещавших поддержать пострадавшие бизнесы, но надежды не оправдались.

«Надеялись. Наше Министерство транспорта вроде озвучивало, что нам помогут. У нас вроде бы и правительство области тоже говорило, что нам помогут. В конце концов, никто нам не помог, никто нам ничего не дал. Все это только разговоры».

Наш герой пошел за кредитной поддержкой в банки, но и там – отказ. Причина этого отказа Михаилу Андреевичу понятна: банки, являясь коммерческой структурой, не могут позволить себе рисковать, оказывая помощь пострадавшему от пандемии бизнесу. А пошел только потому, что говорилось с высоких трибун о специальных кредитах для таких бизнесов, как у него.

«Я обращался в банки. Поскольку мы пострадавшая отрасль, нам во всех банках отказывали и отказывают до сих пор. Потому что мы реально пострадавшая отрасль. А кто даст предприятию, у которого сложная ситуация? И непонятно, когда это все наладится? <…> Ну, страна в ступоре, сейчас дадут мне кредит, и в следующем месяце начинайте возвращать деньги. А если непонятно, когда у нас стабилизируется, кто даст, под какие проценты? Ну, мы еле-еле с боку на бок переворачиваемся – ну кто нам даст? Никто не даст», – объясняет Михаил Андреевич.

Особой проблемой для бизнеса стала невозможность платить не только по кредитам, но и предприятиям, автобусы которых были в лизинге у предпринимателя.

«Что делать – было непонятно. Мы не знали, чем платить лизинги. С лизингами пришлось договариваться, чтобы не отобрали машины, чтобы перенесли, когда все это дело закончится».

И вот тут-то так долго и настойчиво зарабатывавшаяся нашим героем репутация помогла ему – лизинговые компании пошли навстречу.

«Получилось, да. Лизинговые предприятия, конторы – пошли навстречу. Просто я уже 15 лет работаю в этом, и с предприятиями работаю достаточно давно. То есть люди имеют представление про мое предприятие, что оно собой представляет».

Не получив помощи от государства и стремясь сохранить свое дело, Михаил Андреевич вынужден был продать часть машин, отказаться от многих выигранных в конкурсах маршрутов, вложить в бизнес личные средства и средства от дохода других, «второстепенных» бизнесов, которые не закрыл раньше из осторожности, из нежелания держать все яйца в одной корзине. Стратегия оказалась правильной.

«Если бы он у меня был один <бизнес>, мы бы уже давно лапки сложили. А за счет того, что у нас еще были другие виды деятельности, мы как-то маленько вылезли из ситуации, так сказать».

Сегодня

Сегодня автобусный парк Михаила Андреевича по сравнению с весной прошлого года сократился втрое, а количество маршрутов – в пять раз. Однако нельзя сказать, что герой этой истории отчаялся и сдался на милость судьбе, нет, Михаил Андреевич твердо намерен бороться за свой бизнес, не тратя энергию на претензии федеральной власти – ни за принятые антипандемические меры (их он считает неизбежными и в целом верными), ни за отсутствие обещанной помощи (на которую хоть и надеялся, но всерьез не рассчитывал). Но что действительно возмущает Михаила Андреевича – это некомпетентность и непрофессионализм представителей региональной исполнительной власти, курирующих деятельность компаний по перевозкам пассажиров. Дело в том, что правила отрасли диктуют компаниям необходимость выводить автобусы на маршруты ежедневно, трехдневное отсутствие машин на линии приводит к лишению лицензии. Исключением из правила является лишь ситуация, объявленная как чрезвычайная. А нынешнюю ситуацию таковой официально не признали. В отсутствии пассажиров «гонять впустую» автобусы по маршрутам для предпринимателей убыточно, а нарушать правило – фактически значит лишиться бизнеса. Вот что говорит об этом Михаил Андреевич.

«Самое интересное когда мы получаем свидетельство на перевозку, мы обязаны работать на маршруте, это одно из условий, при любом стечении обстоятельств, за исключением чрезвычайных. То есть отсутствие транспорта на маршруте более трех дней приводит к отъему свидетельства. И никто вот это законодательство не изменил, не отменил, не приостановил. И люди, у которых сложные маршруты, которые не выходили на маршруты, у них именно так и произошло. Я знаю, что по решению Министерства транспорта несколько предпринимателей были лишены свидетельства. Свидетельства для работы на маршруте».

Михаил Андреевич оказался в роли героя русской сказки на перепутье: куда ни пойди налево ли, направо ли, – пропадешь. Выводить машины на маршрут в отсутствии пассажиров – разоришься, не выводить – лишишься лицензии. А ведь, по мнению Михаила Андреевича, эту проблему можно было решить, выделив компаниям средства только на зарплату сотрудникам и топливо. Тогда они могли бы обеспечивать выход автобусов на маршруты, несмотря на малое количество пассажиров.

«Нужно было взять хотя бы затраты с прошлого года и эту сумму выделить, хотя бы в рамках зарплаты, на обслуживание транспорта, понимаете? Нет доходной части, там рассчитать много не надо. Я мог бы эти маршруты обслуживать, даже если там бы никто не ездил, то есть у меня были бы деньги на топливо и на зарплату сотрудникам. Но этого же не произошло, этим даже никто не озадачился».

Михаил Андреевич уверен, что все сегодняшние проблемы бизнеса вызваны не столько последствиями пандемии, сколько неспособностью «начальства» решать возникающие проблемы, неспособностью и нежеланием.

«Они [проблемы] начались по одной простой причине: потому что у нас люди, которые руководят на сегодняшний день, они в профессиональном плане слабо подготовлены. Они не имеют представления, что нужно для транспорта, как транспорт работает, какой объем денежных средств, потому что они не профессионалы. У нас профессионалов нет, и это наша проблема. А все свалили на нас [предпринимателей], что мы обязаны. Вот у вас есть обязанность, вы обязаны выполнять. Мало того, я и в администрацию обращался. Ответ был такой: не можете – ну, значит, отдавайте свидетельство. На том мы и закончим».

Июль – сентябрь – ноябрь

Михаил Андреевич вспоминает, что в середине лета, когда антипандемические меры потихоньку отменялись, стало немного легче; во второй половине сентября уже почувствовали очевидное улучшение ситуации: эпидемия пошла на спад, страх заразиться у людей отступил, пассажиры вновь начали заполнять автобусы. Речь о полном восстановлении допандемического состояния бизнеса, конечно, не шла, но возвращающееся ощущение стабильности давало надежду на пусть и не скорое, но возрождение. Так прошел октябрь, а в ноябре пришла вторая волна эпидемии.

«Лето началось, чуть стали вставать на ноги – это в июле. Это прямо чуть-чуть. Улучшение мы увидели – это вторая половина сентября. Но в ноябре нас опять по голове ударили, и опять мы уселись в решето. То, что опять, конечно, уже не так сильно, как весной, но приятного мало. Выручка с прошлого года была на две трети потеряна».

В известном смысле вторая волна пандемии оказалась тяжелее первой: первая принесла убытки, а кому-то и полное разорение, но было ощущение, что самое страшное позади. Вторая волна оказалась не столь опустошительной с точки зрения падения доходов, но породила ощущение неуверенности в будущем – если пришла вторая волна, то могут прийти и третья, и четвертая, и другие. Как строить планы? Как настраивать бизнес? А без возможности планирования, по мнению Михаила Андреевича, бизнес не существует.

«В любом бизнесе планирование – оно обязательно должно быть. Раз нету плана, то нету той самой карты, куда двигаемся. Ты понимаешь, куда идешь, появляется дорога. Когда ты стоишь и не понимаешь, в какую сторону тебе повернуть, – все, это уже конец».

Перспективы

Новогодние каникулы для бизнеса Михаила Андреевича – время простоя, люди сидят по домам, на работу не ездят, доход снова падает. Но это не мешает ему смотреть в будущее с осторожным оптимизмом – он следит за развитием событий и предполагает, что развитие это будет для него благоприятным.

«Сейчас мы просто ждем, что у нас в стране произойдет. Какой-то задел есть, и как там мы без работы, какое-то время мы еще проработаем, а если что-то как-то, ну, я все-таки надеюсь, что оно наладится».

Если март окажется для бизнеса более-менее удачным, то, по мнению Михаила Андреевича, к осени появится шанс стабилизации, а значит, откроются и перспективы развития.

«В марте мы если начнем на ноги вставать, то к сентябрю, может быть, хотя бы стабилизируем эту ситуацию. Хотя бы стабилизируем. У нас очень сложный бизнес, потому что транспорт должен быть не старше пяти лет. Ну и дальше, помимо транспорта, тут, чтобы возить людей, надо кассовые аппараты, программы, много чего. То есть для перевозки, это не грузы, для перевозки пассажиров нужно соблюсти очень большое количество требований. Сложно».

Вне зависимости от того, как будут развиваться события, предприниматель планирует к сентябрю открыть еще один «запасной» бизнес, менее затратный, ответственный и хлопотный, связанный уже с перевозкой не пассажиров, а грузов. Нынешний бизнес, если ситуация не изменится к лучшему, сохранится в минимальном «полузамороженном» объеме, чтобы при благоприятных обстоятельствах его можно было вывести из состояния анабиоза.

«Думаю, – говорит Михаил Андреевич, – что еще до сентября подождем. А то, что переключимся, чтобы все не лежало в одном мешке, – это совершенно определенно. То есть должен появиться какой-то бизнес, который будет на вот такой случай ЧП. А нынешний – оставим это минимальное количество маршрутов, будем по ним как-то работать, где-то что-то не поменяется, значит, так и останемся».

Однако Михаилу Андреевичу представляется, что перемены неизбежны, потому что последний год продемонстрировал и неэффективность существующей системы власти в регионах, и необходимость поддержки малого бизнеса как источника пополнения бюджета.

«Все равно какие-то изменения в законодательстве должны будут произойти на этот счет. И я думаю, что все равно они должны будут происходить, потому что с бюджетом, я так понимаю, эта ситуация нам показала, насколько все просело. Наши руководители тоже поняли, что все-таки бизнес – он деньги в казну несет».

Для своего бизнеса герой нашей истории хотел бы возможности заключения «страховочного» контракта на случай повторения форс-мажорной ситуации и исключительно для того, чтобы сохранить бизнес, рабочие места для сотрудников и услугу для пассажиров.

«На сегодняшний день мне хотелось бы, например, иметь хотя бы какой-то минимальный контракт, либо понимать, что, когда наступает какая-то чрезвычайная ситуация, я мог бы работать по маршрутам», – говорит Михаил Андреевич.

Ему также очень важно, чтобы у региональной власти изменилось отношение к малому бизнесу.

«Как только ты начинаешь развиваться, как только у тебя появляются деньги, ты сразу же автоматически становишься кому-то интересен. И тебя начинают доводить, прессовать».

Михаил Андреевич неоднократно получал от представителей районной власти «предложения, от которых невозможно отказаться»: то обращаются с «просьбой» о дополнительных услугах, которые обещают оплатить, но не оплачивают, то и вовсе настаивают на оказании бесплатных услуг, прикрываясь социальной значимостью мероприятия. А для Михаила Андреевича его бизнес является безусловно социально значимым, именно таким он его задумал, таким стремился его реализовать, и давление местной власти, которое и прежде было обременительным, сегодня, в условиях, когда бизнес должен буквально выживать, становится невыносимым. Если ожидания Михаила Андреевича на перемены не оправдаются и взаимоотношения малого бизнеса и власти останутся прежними, то весьма вероятно, что наш герой «уйдет в тень».

«Сейчас такое ощущение, что моими средствами они решают все свои проблемы. Мной затыкают каждую дырочку. Мне это надоело, поэтому я собираюсь уйти в тень, чтобы уйти от давления, так скажем, властей, которые хотят за чужой счет решить свои проблемы».

Очевидно, что Михаил Андреевич трудиться не перестанет, не в его это характере, семья будет обеспечена материально, он найдет применение своим навыкам, но дело, в которое было вложено столько сил, времени, души, оставлять жалко.

«Понятно, кто проиграет, если мои автобусы не выйдут на маршруты, – все проиграют: и я, и мои сотрудники, и пассажиры, и бюджет. А хоть кто-нибудь выиграет?» – задается вопросом Михаил Андреевич.

Лейла Васильева

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ