• к-Темы
  • 22.05.20

Компьютер и пандемия

Насколько значим компьютер для россиян, как меняются практики его использования в разных группах населения и каким образом на это влияют локдаун и самоизоляция

qr-code
Компьютер и пандемия

Жизнь в современном мире немыслима без компьютеров. ФОМ спросил россиян о том, пользуются ли они ими и насколько уверенно, какие еще персональные электронные устройства имеют в своем распоряжении и насколько от них зависимы, а также о том, как самоизоляция и новая, коронавирусная, реальность в целом влияют на эти практики.

Компьютеризация всей страны

В той или иной степени компьютерами пользуется подавляющее большинство россиян – 80%. Этот показатель, а также распределение ответов на вопрос об оценке собственных навыков владения компьютером практически не изменились за последние полтора года. 

*Опрос «ФОМнибус» (по месту жительства), 1500 респондентов. Респондентам предлагалась карточка с вариантами ответа.

Ожидаемо степень вовлеченности в современные цифровые практики наиболее высока среди молодежи: в возрастной группе 18–30 лет только 4% никогда не пользовались компьютером, а 70% считают, что владеют им хорошо (38% выбрали ответ «скорее хорошо» и 32% – «очень хорошо»).  

Среди представителей младшего среднего возраста (31–45 лет) продолжает увеличиваться доля уверенных пользователей: если в октябре 2018 года 77% респондентов в этой группе оценивали свой уровень владения компьютером как средний и выше, то сейчас таковых уже 83%.  

В самой старшей возрастной группе (60+) преодолен знаковый рубеж: доля тех, кто ни разу не пользовался компьютером, составляет теперь менее половины этой группы (48%, за полтора года сократилась на 9 п. п.). 

60 и старше

Увеличение числа пользователей компьютерами в возрастной группе 60+ идет главным образом за счет освоения новых практик, диктуемых современной цифровой средой и распространением интернет-технологий. Этому способствуют снижение стоимости персональных электронных устройств (ноутбуков, планшетов, смартфонов) и упрощение пользования ими, а также перевод многих привычных действий в цифровой формат: общение с близкими посредством видеосвязи, просмотр фильмов и передач онлайн, запись и получение социальных услуг через интернет и т. п.  

У каждого второго в группе 60+ есть ноутбук или нетбук, у каждого третьего – стационарный компьютер, у каждого пятого – планшет. За полтора года вдвое – с 26 до 13% – снизилась доля тех, у кого нет ни одного подобного устройства.  

*Опрос «ФОМнибус» (по месту жительства), 1500 респондентов. Респондентам предлагалась карточка с вариантами ответа.

**Респонденты, когда-либо пользовавшиеся компьютером, - 80%  от всех опрошенных.

Любопытно, что, хотя среди представителей старшего поколения лишь 18% оценивают свой уровень владения компьютером как хороший или скорее хороший, доля тех, кто без компьютера будет чувствовать себя некомфортно, в этой группе даже выше, чем среди молодежи (34% против 27% соответственно). По-видимому, для респондентов 60+, бо́льшая часть жизни которых пришлась на доцифровую эпоху, те возможности, которые дает им компьютер, имеют более высокую относительную ценность, поскольку им есть с чем сравнивать.  

Не исключено, что необходимость соблюдать режим самоизоляции еще больше ускорит процесс компьютеризации россиян старшего возраста. Ведь в условиях, когда возможности прибегнуть к привычным «живым» практикам, к помощи детей и внуков ограниченны, компьютер (ноутбук, планшет, смартфон) становится важнейшим средством связи с внешним миром, позволяя решать бытовые вопросы и разнообразить досуг. Косвенно это подтверждается тем, что почти четверть респондентов в группах 60+ и 45–60 лет сказали, что во время пандемии почувствовали потребность улучшить свои навыки владения компьютером.  

Влияние пандемии на практики пользования компьютером

Каждый четвертый россиянин (26%) отметил, что в период пандемии стал больше пользоваться компьютером. Реже других об этом говорили самые молодые респонденты (для которых гаджеты и так являются неотъемлемой частью жизни), чаще других – женщины в возрасте 31–45 лет. Две трети (67%) этих женщин имеют детей школьного возраста1, и, по-видимому, именно на них легла основная нагрузка по сопровождению дистанционного обучения.

*Размер группы недостаточен для анализа.

Москва и другие города-миллионники в большей степени ощутили изменения, связанные с противоэпидемическими мерами. У жителей мегаполисов, привыкших к разнообразию социальных контактов, насыщенной общественно-культурной жизни и большому выбору досуговых мероприятий, потребность в такого рода активностях в целом выше. В Москве же дольше всего действуют серьезные ограничения на передвижение граждан, введен пропускной режим, 17% жителей столицы перешли на удаленную работу2. В этих условиях возможности, так или иначе связанные с использованием компьютера (ноутбука, планшета, смартфона), для многих стали гораздо более важными. 

В целом за время локдауна, объявленного на время пандемии, каждый пятый россиянин пробовал освоить новые программы и приложения. Чаще других об этом сообщали москвичи, женщины в возрасте 31–45 лет, а также молодежь.  

Хотя опрос и зафиксировал определенные изменения в пользовании компьютером (в основном среди людей старшего возраста и женщин 31–45 лет), говорить о значительных сдвигах в этом отношении преждевременно. Произойдет ли откат показателей к докоронавирусным значениям, или пандемия станет толчком для формирования новых цифровых практик, покажут дальнейшие исследования. 

Источник данных: всероссийский телефонный опрос граждан РФ от 18 лет и старше 1–3 мая 2020 года. Опрашивались 1000 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,8%.

___________________________

Источник данных: всероссийский телефонный опрос граждан РФ от 18 лет и старше 18–19 апреля 2020 года. Опрашивались 1000 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,8%. 

Источник данных: всероссийский телефонный опрос в городах с населением 50 тыс. человек и больше 23–26 апреля 2020 года. Опрашивались 1538 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,1%. 

Татьяна Золотухина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение