• к-Темы
  • 30.11.20

Кто такие предприниматели-традиционалисты

И как они переживали коронакризис

qr-code
Кто такие предприниматели-традиционалисты

«Мой бизнес – моя крепость» – так воспринимают свое дело предприниматели-традиционалисты. Когда коронакризис вплотную приблизился к стенам их крепости, вместо маневров и поиска возможностей обойти ограничительные меры эти предприниматели решили окопаться и стоять до конца, не позволив пандемии нарушить сложившийся уклад бизнеса. В новом материале по итогам исследования «Краш-тест малого бизнеса» рассказываем истории нескольких предпринимателей-традиционалистов, чтобы лучше разобраться, как люди с таким подходом к бизнесу реагировали на первую волну коронавирусного кризиса.

В июне 2020 года межрегиональная исследовательская группа, объединившая 24 независимых социологических центра, включая ФОМ, провела исследование малого бизнеса во время пандемии. В тот период на большей части страны действовали строгие ограничительные меры. Исследователи, используя дистанционные методы – онлайн-фокус-группы и глубокие онлайн-интервью, – опросили 109 предпринимателей из 22 регионов и 30 наиболее пострадавших от коронавируса отраслей.

По итогам исследования «Краш-тест малого бизнеса» эксперты консорциума предложили несколько типологий бизнесменов, одна из которых описывает два типа предпринимателей, условно обозначенных терминами «модернисты» и «традиционалисты». Они отличаются отношением к бизнесу и ценностями, которые лежат в основе их работы. Для модернистов сфера деятельности не является чем-то заданным, так как сам бизнес – это, образно говоря, ключ к миру разнообразных видов деятельности и возможностей. Они легко закрывают неперспективные бизнесы и открывают новые, почти непрерывно находясь в творческом предпринимательском поиске. Об этом типе предпринимателей мы подробно рассказывали в материале «Кто такие предприниматели-модернисты» Сегодня поговорим о втором типе.

Черты традиционной модели восприятия бизнеса

Традиционалисты воспринимают свое дело – конкретный бизнес – как стержень и основу своего существования: это «их дело жизни» и «кусок хлеба», который позволяет обеспечить себя и близких. Главной задачей для такого предпринимателя становится укрепление и развитие собственного предприятия, а важными характеристиками бизнеса – его долговечность и устойчивость к внешним угрозам. Закрытие бизнеса или отказ от него – экстраординарная мера, означающая смену жизненной парадигмы, ведь таким образом «обнуляется» опыт предпринимателя, исчезает твердая почва под ногами и теряется перспектива.

Часто «ключом» к бизнесу для предпринимателя-традиционалиста становится определенная профессиональная компетенция, а импульсом для открытия дела – понимание, как монетизировать имеющиеся навыки, опыт, связи и другие ресурсы. Удачный старт бизнес-идеи в данной модели заставляет предпринимателя сосредоточиться на своем бизнесе, на процессе его «возделывания» и шлифовки, погрузиться в проживание его достижений и перспектив.

Примером монетизации собственного профессионального опыта может послужить история одного из участников фокус-групп – предпринимателя из Екатеринбурга. Десятки лет он работал электромонтером в качестве наемного работника на стройках, в составе бригад и т. п. Когда заказы от собственных клиентов стали обеспечивать основной объем доходов, сформировалась устойчивая практика самостоятельного привлечения и найма сотрудников и заключения договоров с заказчиками, он легализовал свой бизнес в качестве ИП.

Основатель сети барбершопов из Казани, чтобы начать свое дело, обратился к профессиональному опыту супруги-парикмахера. А набрать клиентскую базу ему помог его опыт работы ведущим.

«Пришел я туда <в парикмахерский бизнес> поневоле. Я долго думал, какой бизнес можно развивать в купленном помещении. На тот момент был 2015 год, и барбершопы начали шагать по стране, было уже на что посмотреть. Я принял решение, что интересно было бы открыть именно мужскую парикмахерскую. <…> Я выбрал модель бизнеса, когда я монетизировал свою записную книжку: я, как ведущий развлекательных программ, узнаваемое лицо города, запустил сеть и приглашал всех, кого знал».

Проработав четыре года в фитнес-клубе, в условиях, когда главным критерием оценки труда было «выполнение плана», тренер по плаванию решился открыть «что-то свое». Инсайтом для старта бизнеса стал эпизод, когда потребовалось арендовать бассейн для подготовки группы к соревнованиям и завязались отношения с директором бассейна. Оказалось, что в собственном бизнесе больше возможностей и свободы для профессиональной самореализации, он приносит уверенный доход. На старте «у нас очень большая база была – около 150 детей, и все перешли <к нам>». Предприниматель отрегулировал ряд моментов: «Расчетный счет, оплата, масса всего, ценовая политика, как сделать, чтобы людям было удобно, приятно и они приходили. Пугали правила, бумаги, нужна лицензия или не нужна, как все делается». Бизнес стал быстро расти: «У нас все очень быстро пошло в гору. Сначала я <был> один, потом у нас стало очень много набираться детей, я уже приглашал тренеров». К моменту начала эпидемии запускалась аренда уже пятого бассейна.

Стратегии ответа на кризис, связанный с COVID-19, в традиционной модели

Возможно, наиболее выразительно различия модернистской и традиционной моделей отношения к бизнесу проявились в реакциях предпринимателей на новую незнакомую ситуацию в связи с ограничительными мерами государства по противодействию COVID-19.

От их введения пострадали бизнесы и той, и другой модели. Если предприниматели-традиционалисты остановили свои бизнесы, полностью поставили их на паузу до снятия запретов или момента, когда станет можно вернуться к работе привычным порядком, то модернисты и не думали останавливаться: кто-то начал действовать немедленно, в первый же день объявления противоэпидемических мер, кто-то – вскоре, оправившись от шока.

Усилия предпринимателей традиционного типа сосредоточены на «фундаментации» своего дела. Модель их бизнеса не может меняться «по воле ветров». В незнакомых, непонятных условиях они избегают нового, ждут возвращения привычного и понятного или установления, «прописывания» новых правил игры регулирующими инстанциями (в ситуации коронавирусной эпидемии – государством).

Владелец сети барбершопов в Казани законсервировал свой бизнес на время первого периода ограничительных мер. Салоны не принимали клиентов до 20 апреля. Чтобы мастера «не побежали стричь по домам», предприниматель выплатил им финансовую помощь: «Мы выделили из резервных фондов деньги, но договорились, что потом в мягких платежах будем это списывать». По мнению предпринимателя, удержание барберов от подработки «по домам» является важной составляющей репутации заведения. Так, во время приостановки работы салонов он активно коммуницировал с клиентами: «У нас есть программа учета клиентов, она позволяет нам сделать массовые рассылки об открытии и прочее, что мы никуда не делись, не закрылись. Поддержание лояльности и вера, что, когда разрешат, мы тут же откроемся. <…> Потому что, если клиенты знают, что компания не испытывает сложности, что нас держит только пандемия, что мы ответственные, что мы не стрижем на дому. Они чувствуют, что это серьезный подход, и сейчас, приходя к нам, у них есть чувство безопасности, а это самое главное». Для экономии резервных фондов (т. к. было непонятно, как долго продлятся жесткие ограничительные меры) предприниматель переговорил с арендодателями и партнерами-поставщиками о предоставлении отсрочки платежей, ему пошли навстречу: «Люди нас понимали, никто не выкручивал руки».

Предприниматель отдельно подчеркивает, что ему хорошо известна практика «стихийных барбершопов, которые где-то с кем-то на коленках договорились». Но для себя такой подход он посчитал неприемлемым даже в критической ситуации жестких противоэпидемических ограничений. Выстроенная им логика бизнеса и принципы отношений для этого предпринимателя представляли абсолютную ценность, которую нужно сберечь, несмотря на временные трудности.

Владельцу интернет-магазина отопительной техники в Москве накопленная финансовая подушка позволила выжидать 2,5 месяца. Интернет-продажи встали, поскольку закрылись строительные рынки, откуда его копания получала продукцию. При этом у предпринимателя «остались обязательные платежи, аренда офиса, сервера, хостинг, интернет, телефония». Тем не менее он не попытался «продавать из-под полы», как другие предприниматели в его сфере. Свой выбор он объяснил так: «У меня не столько много обязательных платежей, мы посчитали, что, в принципе, мы можем их покрыть из собственного бюджета». Что же касается тех, кто воспользовался дополнительным каналом, «они в лучшем <положении>, но они торговали тоже в убыток относительно прошлых лет». Предпринимателю хватило запаса прочности, а свою стратегию он лаконично формулирует так: «Закрываться совсем вообще не было такой мысли. Просто переждать, пересидеть».

Владелец бизнеса электромонтажных услуг в Екатеринбурге остановил свою деятельность в первые недели после объявления противоэпидемических мер. Предоставление электромонтажных услуг требует перемещения по городу для работы на точках клиентов. Введение режима самоизоляции в городе сопровождалось декларативным ограничением перемещений по нему без специальных пропусков под угрозой штрафов (правда, ни размеры штрафов за перемещения по городу, ни порядок их наложения определены не были). Опасаясь возможных санкций, предприниматель и его сотрудники остановили работы и заняли выжидательную позицию, пока не будут оформлены пропуска. В итоге, приступив к работам, с санкциями они так и не столкнулись, как и с проверяющими органами, но подчинились объявленным правилам игры, не пытаясь их обойти.

Как и бизнесы модернистов, находчиво и деятельно отвечающих на новые вызовы, бизнесы традиционалистов тоже выживают. Импульсом для их развития становится расширение либо открытие новых направлений, но их подход к решению таких задач иной. Свои идеи они доводят до состояния зрелости, ждут подходящего момента. Они не действуют в ситуации неопределенности, неготовности всех необходимых для начинания условий.

Владелец сети барбершопов в Казани сейчас близок к тому, чтобы сделать новый шаг в развитии своего бизнеса: «В плане экспансии по захвату рынка самое время, и мы таких планов не отметаем, потому что есть для этого все предпосылки. Освободилось много помещений в интересных местах. От магазинов, от салонов красоты много бизнесов, которые не пережили эту историю. Экспансию на рынок можно делать». И все же, чтобы начать действовать, ему требуется, по меньшей мере, еще одно условие: «Я бы экспансию рынка продолжил бы, если бы у меня были дешевые заемные деньги. Так как их нет, потому что ты должен залог предоставлять, я жду поддержку от государства. Она должна появиться с 1 июня банки должны <начать давать кредиты>, потому что они получили под это государственные деньги».

Владелец электромонтажного бизнеса уже 20 лет вынашивает идею создания своего производства: «Производство это штука выгодная, просто надо знать, какой станок купить и какие гвозди выпускать. И главное чтобы эти гвозди всем нужны были. Пока в ближайшее время нет [не буду открывать производство]. Потому что у меня идут другие проекты. Не сейчас». Эта логика мышления в немалой степени сосредоточена на сдерживании от неверных шагов, на понимании коридора возможностей. Открытие нового направления должно быть досконально продумано и проработано.

Для предпринимателей традиционного типа реализация новых идей, как правило, отодвинута на некое неопределенное будущее, они «поставлены в режим ожидания». Они собираются. Если в ходе исследования «открыватели» рассказывали о том, что они уже сделали за время эпидемии, то «основатели» говорили о том, что они, возможно, начнут делать после снятия ограничений, когда условия станут более благоприятными.

Автор доклада – Елена Березина, Евро-Азиатский центр социальных исследований (Екатеринбург) Адаптированный текст – Иван Грибов, ФОМ

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение