• к-Темы
  • 01.07.20

Людмила Борисенко: «Им нельзя прерывать терапию»

Директор саратовского консультативного центра «Содействие» – о проблемах, с которыми сталкиваются ВИЧ-инфицированные и люди с химическими зависимостями во время пандемии

qr-code
Людмила Борисенко: «Им нельзя прерывать терапию»

Консультативный центр «Содействие» – партнер саратовского Центра СПИД. Центр «Содействие» занимается реабилитацией людей с разными видами зависимости, помогает ВИЧ-инфицированным с химическими зависимостями и детям, рожденным от ВИЧ-инфицированных матерей. Также центр проводит образовательные мероприятия для врачей, медицинских сестер, психологов и социальных работников.

Как изменилась работа

Мы сейчас работаем не в полную силу: часть образовательных мероприятий заморозили и пока не пытаемся трансформировать их в онлайн. Понимаем, что надо перестраиваться, но это процесс постепенный, сразу ничего не происходит. В Telegram и WhatsApp перевели только группы поддержки. Наши специалисты и клиенты практически живут группами взаимопомощи – собрания помогают им не сорваться. Но разговоры в чате менее эффективны, чем встречи вживую, потому что для таких бесед важно личное общение.

Еще мы помогаем Центру СПИД на волонтерской основе. Сегодня в учреждениях нельзя группировать большое количество пациентов, а лекарства людям необходимы, им нельзя прерывать терапию. И наши психологи, молодые ребята, на своих машинах развозят медицинские препараты по городу и ближайшим поселкам.

Вирус сядет на другой вирус

В начале пандемии было много фейковой информации: пациентам говорили, что препараты от ВИЧ работают и против COVID-19. Наш телефон доверия тогда разрывался. Приходилось развенчивать мифы и объяснять, что надо все равно соблюдать меры профилактики. А то потом вирус сядет на другой вирус, и какие будут последствия, никто не знает.

Как только карантин начался, люди, которым помогает наш центр, были очень активными: каждый придумывал, чем себя занять и как можно этим похвастаться перед другими. Затем наступила фаза принятия, потом – усталость, депрессия, а сейчас начался этап отрицания. Все постепенно привыкли к страху, в этом состоянии долго жить невозможно. И, как говорит молодежь, уже стало по фигу.

Людмила Борисенко, директор консультативного центра «Содействие»

Дарители сидят без денег

Каждый год мы делаем программу, где описываем, чем будем заниматься следующие двенадцать месяцев. Этот план публикуем и находим желающих, готовых давать деньги нашей организации. Много пожертвований приходит от частных лиц и компаний. В основном это люди, которые раньше употребляли психоактивные вещества, а сейчас находятся в длительной ремиссии. Они поддерживают нас, не требуя ничего взамен, потому что в период реабилитации прошли программу «12 шагов» (программа духовного переориентирования для зависимых. – Прим. ред.). В «12 шагах» есть концепт «высшая сила» – она помогает справиться с трудностями. А человек, в свою очередь, должен служить этой «высшей силе», например, жертвовать деньги или работать волонтером. Наши дарители прошли эту программу, поэтому они бескорыстно помогают нашему центру. Многие из них работают в Москве, некоторые живут в Италии, у кого-то свой бизнес в Германии, но все начинали в Саратове.

В прошлом году благодаря жертвователям мы собрали более полумиллиона рублей и купили вакцины от вызывающей рак папилломы шейки матки, которая часто возникает у ВИЧ-инфицированных девочек. Тогда нам помогло много человек, но никто не захотел получить взамен хоть какой-то благодарности: я предлагала вывесить на сайте фамилии, но все отказались.

А недавно искали деньги на детское питание. ВИЧ-инфицированные матери кормят детей смесями, потому что через грудное молоко можно передать вирус. Но в Саратове детское питание выдают не всем детям, рожденным от ВИЧ-инфицированных матерей. И мы собрали 800 тыс. рублей, купили заменитель женского грудного молока и передали в аптеку Центра СПИД.

Нам помогают не только деньгами. Например, в Центре СПИД была унылая детская комната. Я написала людям, прошедшим у нас реабилитацию, и мы своими руками сделали капитальный ремонт. Поменяли сантехнику, красиво расписали, укомплектовали детскими игрушками. А в этом году еще и проточный кулер купили.

Сейчас кризис. У нас нет постоянного финансирования, а дарители сами сидят без денег – мелкие частные фирмы закрылись по всему миру. Мне недавно написала женщина из Италии: «В этом году не смогу вас поддержать, бизнес просел». То же самое в Саратове: человек, который помогал много лет, перевел только семь тысяч, потому что больше не смог.

Кто-то должен увидеть ваши эмоции

У наших пациентов увеличилось количество срывов. Сначала все визжали, паниковали, а потом сникли, потому что люди, сидящие в замкнутом пространстве, утомили друг друга. Подо мной живет многодетная семья, и младшая девочка под конец самоизоляции начала закатывать истерики: «Да надоели мне все!» Она просилась гулять со взрослыми по двору, а ей отвечали: «Когда будешь вести себя, как человек, тогда мы тебя с собой и возьмем». В обычной жизни это цивильная многодетная семья, а тут все переругались.

Сидеть дома без движения трудно. Можно заниматься хобби, но как бы красиво вы ни вязали крючком, этим творчеством надо делиться с другими людьми. Нужен выход: кто-то должен увидеть, что вы сделали, и восхититься.

Дистанция – это нормально

Меня всегда возмущало, что у нас в очередях все стоят вплотную и дышат друг другу в позвоночник. А за границей уже много лет люди соблюдают дистанцию: 1999 год, Нью-Йорк, на кассе все в метре друг от друга. Тогда не про ковид думали, а про свои кошельки: заглядывать в карман к соседу было неприлично, поэтому и стояли в отдалении. Считаю, что соблюдать дистанцию – это нормально, это хорошая привычка, которой надо следовать, и не только во время пандемии. Когда коронавирус закончится, одни люди и дальше будут соблюдать личные границы, держаться поодаль, а другие продолжат сидеть рядышком на лавочке и набиваться в лифт под завязку.

Исследовательский комментарий

У консультативного центра «Содействие» возникли трудности с переносом своей работы в онлайн, и это распространенная проблема для НКО. В марте Фонд поддержки и развития филантропии «КАФ» провел исследование «Новая реальность. Как COVID-19 меняет работу российских НКО», в ходе которого выяснилось, что каждая пятая организация никогда прежде не работала удаленно. А четверть опрошенных сказали, что полноценно работать удаленно им не позволяет инфраструктура.

Людмила Борисенко отмечает: третий сектор столкнулся с финансовыми трудностями, и у центра уменьшилось количество пожертвований. Проблема заключается в том, что сейчас внимание общества приковано к фондам, которые занимаются СOVID-19, а остальные темы как будто ушли на второй план. Но потребности и проблемы людей с другими заболеваниями никуда не исчезли. «Люди и компании стали меньше думать о подопечных некоммерческих организаций, о которых те заботились и кого опекали до начала этого кризиса. Нам иногда звонят и спрашивают, как сейчас помочь проектам, которые борются с коронавирусом. Мы пытаемся им объяснить, что фонды не бросили детей с онкологией, или бездомных, или людей с инвалидностью. И помощь им сейчас нужна не меньше, чем в предыдущий месяц», – приводит слова исполнительного директора благотворительного собрания «Все вместе» Киры Смирновой проект «РБК Тренды».

Мария Перминова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение