• к-Темы
  • 07.12.20

Марина Солдатова: «У клинициста и эпидемиолога разное мышление»

Эпидемиолог городской клинической больницы в Ставрополе – о том, как сдержать распространение инфекции в большом госпитале

qr-code
Марина Солдатова: «У клинициста и эпидемиолога разное мышление»

Как сделать больницу безопасной

Раньше я работала в управлении Роспотребнадзора, в Центре гигиены и эпидемиологии, а теперь – в больнице. Я заместитель главного врача, сейчас занимаюсь в основном противоэпидемической работой, связанной с коронавирусом.

Когда началась пандемия, было трудно, так как мы мало знали о новой коронавирусной инфекции, о свойствах этого вируса. Потом мы постепенно прописали алгоритмы, отработали порядок приема пациентов. У нас огромная многопрофильная больница: здесь и роддом, и хирургический стационар. К нам часто поступают экстренные больные, после ДТП, они необследованные, и врачи не знают, есть у них ковид или нет. Нам пришлось учиться разграничивать потоки пациентов на этапе приемного отделения. Мы поставили палатку на территории лечебного учреждения, чтобы там осматривать температурящих, выделили палаты для больных с подозрением на коронавирус. В родильном отделении сделали отдельный вход, чтобы не допустить заноса COVID-19. Изменилась у нас и работа с информацией: документами теперь обмениваемся только в электронном виде, а совещания проводим удаленно, не отходя от рабочего места. И, кстати, это очень экономит время. 

По ходу реорганизации возникало много сложностей, а спросить совета было не у кого: у коллег тоже не было опыта работы с новой коронавирусной инфекцией. Нам приходилось учиться на своих ошибках. Помню, в начале пандемии в стационар поступил больной с урологической патологией. У него была высокая температура, это укладывалось в симптомы урологического заболевания. Но на фоне лечения улучшения не наступало, у больного появилась одышка. Оказалось, это коронавирусная инфекция. Мы столкнулись с тем, что респираторные симптомы проявились не сразу, так что коронавирус было трудно диагностировать. Но мы отработали все алгоритмы, и сейчас стало легче: врачи и медицинские сестры сориентировались в новой реальности и знают, как работать в этих условиях. 

Паника прошла, но ощущение опасности осталось

За последнее время у меня появилась уверенность в себе как в специалисте: я могу вовремя провести ограничительные мероприятия в стационаре, подсказать сотрудникам, как правильно и безопасно работать. У меня уже нет боязни и паники перед неизвестностью, но осталось ощущение опасности. И это нормально: я понимаю, где и при каких условиях могу инфицироваться, так что везде использую средства индивидуальной защиты. Например, никогда не стану беседовать с больным, у которого подозрение на коронавирус, без СИЗ. 

Несмотря на меры безопасности в больнице, я все равно не чувствую себя полностью защищенной. Хотелось бы получить вакцину от коронавирусной инфекции.

Все взоры устремлены на эпидемиологов

Во время пандемии мы стали более востребованными: многие руководители системы здравоохранения поняли, что без эпидемиологов работать очень сложно. Думаю, сотрудники медицинских учреждений, где есть эпидемиологи, чувствуют себя более защищенными, потому что именно эпидемиологи организуют мероприятия с целью недопущения распространения инфекции.

Хочется отметить, что у клинициста и эпидемиолога разное мышление. Врач-клиницист видит больного, оценивает его состояние, думает, как его лечить. А эпидемиолог смотрит дальше: анализирует пути распространения, отслеживает тех, кто может стать мишенью и заразиться от больного, решает, как предотвратить распространение заболевания. Именно эпидемиолог может грамотно оценить ситуацию, подсказать, на что обращать внимание, и сориентировать других врачей.

Пандемия коронавируса показала значимость профессии эпидемиолога. Очень важно, чтобы эпидемиологи были во всех медицинских организациях для координации профилактических работ и, при необходимости, своевременного проведения противоэпидемических мероприятий. 

Все хотят помогать друг другу

После коронавируса грипп уже не кажется столь опасным. Эта эпидемия показала, насколько мы уязвимы и что в любой момент жизнь может измениться.

В практическом здравоохранении мы много общаемся с коллегами. И сейчас, мне кажется, в медицинском сообществе появилась сплоченность, все хотят помогать друг другу, поддерживать. 

Исследовательский комментарий

В этом интервью подчеркивается, насколько сложно устроено сообщество врачей. Существуют клиницисты, работающие с пациентами, а есть эпидемиологи, которые занимаются организацией здравоохранения. При этом обычно все внимание обращено на клиницистов, потому что именно они находятся на переднем крае – лечат пациентов и спасают жизни. А работа эпидемиологов скрыта от посторонних глаз: они не общаются с больными, работают с данным, их даже можно назвать аналитиками, задача которых сделать так, чтобы никто не заболел. 

Как отмечает эксперт Михаил Фаворов, профессия эпидемиолога не считается престижной: «Чаще всего эпидемиологами становятся женщины. Потому что непрестижно, потому что надо семью кормить. Поэтому мужчины ищут другую работу». К тому же зачастую в госпиталях на врачей-эпидемиологов скидывают рутинную работу, которая не требует квалификации: например, им приходится проводить мероприятия по гражданской обороне или же организовывать стирку белья и закупку дезинфицирующих средств. 

С приходом пандемии отношение к эпидемиологам изменилось. Как рассказывает Марина Солдатова, они стали более востребованными, потому что теперь именно от их работы зависит безопасность остальных сотрудников больницы. 

Мария Перминова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ