• к-Темы
  • 13.05.20

Меры борьбы с пандемией: обзор мнений врачей

Исследовательский комментарий на основе пяти интервью с медиками разного профиля

qr-code
Меры борьбы с пандемией: обзор мнений врачей

Опыт борьбы с коронавирусом показывает, что консенсуса относительно мер противодействия эпидемии не существует. Пока большинство стран вводят режим самоизоляции, в Швеции продолжается активная жизнь, хотя кафе, кинотеатры и парки опустели. Государство надеется на выработку группового иммунитета, который поможет противостоять вирусу. Говорить об успехе или провале такого сценария пока рано, но смертность в Швеции в разы выше, чем в соседней Норвегии. В Белоруссии не были отменены даже массовые мероприятия – в стране проходят религиозные службы, спортивные матчи, всеобщие субботники.

ФОМ провел серию интервью с медиками. Одни из них заняты борьбой с болезнью, другие – противостоят заражению здоровых, занимаются профилактикой. Далее речь пойдет о трех основных мерах борьбы с коронавирусом, о которых так или иначе говорят наши информанты, а также об отношении к этим мерам в обществе.

Расследование эпидемиологических цепочек: возможности и ограничения

Практически любое серьезное вирусное заболевание сегодня сопровождается расследованиями. Так происходит не только при борьбе с COVID-19, но и, например, при борьбе с эпидемией ВИЧ. Выявив тех, кто является переносчиком заболевания, изолировав их, медики прерывают распространение вируса. Наш информант1 полагает, что это первоочередная мера:

«Если человек в состоянии разговаривать, не на искусственной вентиляции легких или в медикаментозной коме, он вспоминает: общался с тем-то, с тем-то. И далее идут по цепочке: проверяют, берут мазки, исследуют – работа колоссальная, но, пожалуй, самая важная. Все остальное – маски, мытье рук, обработка поверхностей, мытье улиц – это битье по хвостам, это вторично».

 

Но такая работа, считает эксперт, не всегда возможна и имеет ряд этических и организационных ограничений. В первую очередь, изоляция всех, кого коснулась цепочка вируса, может парализовать не только экономическую жизнь общества, но и систему здравоохранения: придется закрывать целые больничные комплексы, где зафиксирован контакт с носителем вируса.

 

«В одной областной больнице пациентка появилась – там пытались чесать репу: закрывать или не закрывать три отделения, через которые она прошла (приемное, нефрологию, еще что-то). А надо просто-напросто весь этот огромный больничный комплекс закрыть: всех сотрудников, их родственников. Проверить все контакты, магазины, куда условная санитарка пошла с работы. Это колоссальное количество людей, которые должны быть помещены в карантин. Это конец здравоохранению Российской Федерации, потому что оставшиеся 20% докторов не смогут даже температуру померить всем желающим».

 

Специалисты считают: сегодня вирус распространился достаточно широко, поэтому восстанавливать эпидемиологические цепочки крайне сложно. Уже в середине апреля наши информанты, у которых обнаружен COVID-19, рассказывали, что расследование цепочки «обрывалось» на ближайших родственниках, с которыми те находились в долгом контакте.

Подробнее о том, какие социальные противоречия проявляют расследования цепочек, можно прочитать в нашем материале на эту тему.

Именно в силу ограничений метода расследований на передний план выходит такая мера, как самоизоляция. Так считает другая наша собеседница2, работающая в Москве:

«Если у вас один, два, пять зараженных, то вы можете отследить все их контакты, для того чтобы потом их изолировать. Но сейчас мы находимся в условиях пандемии, число зараженных очень велико, невозможно отслеживать всех, к тому же есть бессимптомные формы заболевания. Поэтому сейчас самое эффективное – это уберечь себя».

Строгая самоизоляция vs сохранение прежнего ритма жизни

Большинство специалистов считают самоизоляцию одной из важнейших мер борьбы с пандемией.

Информант2 утверждает: «Самоизоляция и карантин наиболее действенные методы. Необходимо держать дистанцию, реже очно встречаться. Вводить методы удаленной работы те же онлайн-совещания. Важно, чтобы человек сам не заразился, тогда мы сможем остановить эпидемию в стране».

 

Его поддерживает наш собеседник, специалист в области профилактики3.

«Сейчас самое важное – ограничительные мероприятия. Не зря везде, из каждого утюга должно доноситься: сидим дома».

 

Но существует и критическая позиция, которая не озвучивается широко и публично. Например, наша собеседница, работающая в Роспотребнадзоре, утверждает, что самоизоляция в квартире ослабляет иммунитет, а значит, риск заразиться только возрастает. Еще один медик4 высказывает схожее мнение.

«Здоровые не заболеют. Я считаю, что человек с хорошим иммунитетом, который правильно питается и не сидит дома, не должен тяжело заболеть. Он должен встретиться с инфекцией, природно вакцинироваться. Это совсем не значит, что он получит смертельные осложнения. Поэтому не надо сидеть дома и ходить в полиэтиленовых перчатках».

 

Довольно радикальное мнение он подкрепляет личными наблюдениями за больными. Стресс, вызванный самоизоляцией, с ее точки зрения, влияет на иммунную систему.

«Больше всего меня шокировало то, что за последний месяц ко мне на прием попало огромное количество людей, у которых были не физические проблемы, а психологические. Приходили, рассказывали про тяжесть в груди, нехватку воздуха, при этом от ужаса у них дрожали руки. И это была чистая соматика – настолько они себя подготовили, читая новости. А на стресс садится любая инфекция, потому что ухудшается наша иммунная защита».

 

Пагубное влияние самоизоляции подчеркивают и другие специалисты, но при этом не оспаривают ее эффективности в борьбе с вирусом. Так, при самоизоляции, с точки зрения кардиолога Юрия Кремнева, увеличивается склонность к образованию тромбов. Малоподвижный образ жизни влияет не только на сердечно-сосудистую систему, но и на ЖКТ, если человек постоянно переедает.

 

Наш собеседник5 руководитель сети московских клиник, рассматривает самоизоляцию скорее как полумеру, которая не даст нужного эффекта.

«Мы понимаем, что закрыть полноценно города мы не можем, что самоизоляция – это не карантин, это своеобразная форма социального и физического дистанцирования, которая не всегда успешно работает. Сидение дома – достаточно условное. Если человек болен, но он вышел, проехал в лифте 17 этажей, потрогал все ручки в подъезде, дошел до магазина, то социальное разобщение перестает иметь какой-то творческий смысл».

 

Он же обращает внимание не только на физиологические последствия для изолированного человека, но и на экономические угрозы.

 

«При этом экономику мы уничтожили капитально, конечно. Во всем мире это случилось, не только у нас. Весь мир от страха полностью саморазрушился в экономическом плане».

 

В ходе опроса ФОМ6 лишь 14% городских жителей (опрашивались люди в городах с населением 50 тысяч человек и больше) сообщили, что не соблюдают самоизоляцию. В основном это люди, которые продолжают ходить на работу. Столько же горожан полагают, что такой режим не оправдан. Несколько чаще так считают безработные – почти четверть в этой группе.

Можно предположить, что противники самоизоляции среди обычных людей скорее выделяют ее негативные экономические последствия, нежели эпидемиологические, о которых говорят медики.

Но дискуссии вызывают не только вопросы социального дистанцирования (ограничительные меры), но и барьерные меры, использование средств, предотвращающих заражение. Сразу оговоримся, что речь идет не о профессиональной защите медиков, а о защите населения.

Меры личной гигиены: польза или вред?

Помимо обязательных мер, которые принимаются на уровне государства, существуют меры, которые принимают (или не принимают) люди. Самым обсуждаемым средством защиты становятся маски.

 

Кто-то утверждает, что они однозначно помогают. Специалист в области профилактики3 рассказывает, что нужно делать в первую очередь, чтобы себя обезопасить.

«Носить маску с целью преградить доступ инфекции в дыхательные пути. Опять же, хочу сказать, что вирус не передается по воздуху, он передается с капельками слюны, выделяющимися при кашле. Поэтому маска – обязательно. Ношение маски должно быть правильным, она должна плотно закрывать и нос, и рот».

 

Наш информант4, пульмонолог из московской клиники, напротив, говорит о вреде масок.

«Если человек долго ходит в маске, то из-за нее сильно сокращается потребление кислорода, начинает болеть голова, ухудшаются внимание и память. Даже у молодого человека начинаются признаки кислородного голодания».

 

Другой специалист2 предлагает носить не только маски, но и очки, чтобы защищать глаза. Главной ценностью масок и очков становится не их защитная функция от «внешних заразителей», а барьер чтобы человек не касался лица руками.

«Насчет масок – разные позиции. Кто-то говорит, что маски не защищают, кто-то считает, что лучше носить их. На мой взгляд, если есть маски, то лучше их носить. Потому что человек хотя бы не будет неосознанно касаться руками рта, носа. Это убережет от спонтанных движений. И желательно носить очки – любые, солнечные или с диоптриями, чтобы не тереть глаза рукой».

 

На сайте Национального медицинского исследовательского центра терапии и профилактической медицины Минздрава России дано ясное различение: маски рекомендуется носить тем, кто болеет.

«Прежде всего маски предназначены для тех, кто уже заболел: маска удерживает на себе большую часть слюны кашляющего или чихающего человека. Таким образом в воздух попадает значительно меньше вирусных частиц, и опасность инфицирования для окружающих снижается.

Кроме того, маску должны носить люди, оказывающие медицинскую помощь заболевшим и осуществляющие уход за ними. Здоровые люди могут использовать маску при посещении публичных мест, общественного транспорта, но эффективность маски в таких ситуациях не доказана».

 

Можно сказать, что эта мера, несмотря на дискуссии медиков, скорее соблюдается. Согласно нашим данным7, носят маски 68% россиян.

В отличие от масок, такие меры, как мытье рук, использование антисептиков, постоянная уборка в доме, считают нужными все наши собеседники. Эти меры, с их точки зрения, действуют не только в борьбе с коронавирусом, но и ограждают людей и от других заболеваний.

83% россиян пользуются дезинфекторами (68% – чаще, чем до пандемии). 71% стали мыть руки чаще, чем делали это до пандемии.

***

Мир борется не только с самим вирусом, но и с неопределенностью, преодолевает энтропию, нащупывает возможные пути борьбы с пандемией. Именно поэтому даже в публичном поле среди профессионалов встречаются кардинально разные позиции, которые «корректируют», а иногда и опровергают одна другую. Консенсуса нет.

 

Есть «одобряющие» – те, кто поддерживает все широко известные меры: и ограничительные, и барьерные (личной гигиены). Есть «сомневающиеся» – те, кто взвешивает урон от последствий мер и риски от заражения, но все же не выступает против принятых мер. Есть «селективные»: те, кто выбирает, какие меры будут работать, а какие нет. Например, поддерживают самоизоляцию, но считают бессмысленным ношение масок. А есть «критически настроенные» медики, которые отрицают, что описанные выше меры действительно эффективны.

Но каковы последствия таких разногласий среди профессионалов? Согласно динамическим данным ФОМ, мы можем говорить, что количество россиян, не доверяющих официальной информации о коронавирусе, колеблется. В конце марта таковых было 34%, в начале апреля этот показатель снизился до 23%, а к концу месяца подскочил почти вдвое – до 41%.

На сегодня больше трети россиян не доверяют официальной информации о коронавирусе. По какой причине – пока вопрос. Можно предположить, что нежелание медиков обсуждать друг с другом острые вопросы, «атомизация мнений» порождают сомнения и у остальных граждан.

__________

1Информант – к. м. н., руководитель реанимационного отделения одной из региональных больниц.

2Информант – д. б. н., пульмонолог Ольга Суховская.

3Информант – заведующий филиалом БУ ХМАО – Югры «Центр медицинской профилактики» в Сургуте Владимир Подзамкив.

4Информант – врач-пульмонолог из московской частной клиники.

5Информант – к. м. н., невролог Павел Бранд.

6Опрос в городах с населением 50 тыс. чел. и больше. 23–26 апреля 2020 года. Выборка – 1538 человек.

7Всероссийский телефонный опрос населения 18 лет и старше. Ежедневно опрашиваются 450 респондентов. Расчет на выборке 3452 респондентов – слитые данные опросов с 23 по 29 апреля.

Екатерина Кожевина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение