• к-Беседы
  • 15.09.20

Мнения экспертов о вероятности второй волны пандемии коронавируса

Эксперты, участники к-Бесед Глеб Кузнецов, Марина Безуглова, Игорь Задорин и Александр Филиппов – о рисках нового роста числа зараженных и повторного введения режима самоизоляции

qr-code
Мнения экспертов о вероятности второй волны пандемии коронавируса

Глеб Кузнецов, руководитель Экспертного совета Экспертного института социальных исследований

С марта, когда начали вводить ограничительные меры, ситуация сильно поменялась. Теперь все мировые лидеры говорят, что второго карантина экономика не выдержит. На самом деле не выдержит не только экономика, но и социально-политическая сфера. Мы видим увеличение числа протестов, причем не только против коронавирусных мер, но и в целом – связанных с ростом недоверия к принимаемым решениям. И это, безусловно, не может не учитываться при принятии решений об ужесточении режима. Кроме того, коронавирус показывает себя не как сезонная инфекция. В Испании в августе была традиционная жара, при этом в «положительные» записывали по 50 тысяч человек в неделю – столько же, сколько в марте. Но «положительный» не значит тяжело больной: смертность не растет пропорционально количеству госпитализаций. Думаю, учитывая социально-политические риски и новое понимание инфекции, а также приближение этапа вакцинации, ждать серьезного ужесточения режима не приходится. 

7 сентября 2020 года 

Марина Безуглова, исполнительный директор Ipsos, руководитель направления Healthcare региона Центральная и Восточная Европа

Говорить о второй волне пандемии не совсем корректно: пандемия продолжается, некоторые страны до сих пор находятся на пике. Да и в России она не закончилась. Регистрация около 5000 случаев ежедневно на протяжении уже долгого периода – это стабилизация ситуации с распространением вируса, а не затухание. В этой связи вполне можно ожидать осеннего роста заболеваемости: дети пошли в школу, родители вернулись в офисы, многие съездили в отпуск. Неизбежно начнется процесс перемешивания людей и обмена микроорганизмами, поэтому всплеск заболеваемости вполне ожидаем.   

Однако этот всплеск может оказаться не таким масштабным, как в начале пандемии, потому что у четверти населения уже есть антитела (судя по московским исследованиям популяционного иммунитета к COVID-19). Кроме того, пока неизвестна роль клеточного иммунитета, который, исходя из последних данных, также влияет на способность сопротивляться инфекции. Поэтому передача вируса будет тормозиться благодаря некоторой иммунной прослойке. Не будем забывать и о начале вакцинации от COVID-19 – пока она проводится в ограниченном масштабе, но тоже будет работать на увеличение коллективного иммунитета. Помимо этого, за время эпидемии мы научились сосуществовать с вирусом, поэтому в определенной степени нас будет защищать комплекс мероприятий, направленных на ограничение его распространения. Это и сохранение социальной дистанции, и новые санитарные правила, которые внедрены во всех общественных учреждениях, и ношение масок, и частое мытье рук. Мы сейчас более подготовлены с точки зрения снижения вероятности распространения коронавируса. Также нельзя сбрасывать со счетов готовность системы здравоохранения: уже есть опыт быстрого развертывания дополнительного больничного коечного фонда. 

Могут возвращаться некоторые ограничения, например запрет на массовые мероприятия. Возможно, в тех учреждениях, где будут выявляться случаи заражения, детей будут отправлять на карантин. Но вряд ли нас ждут массовая самоизоляция и нерабочие дни по всей стране. Скорее всего, ситуацией можно будет управлять локальными мерами. Но это всего лишь прогнозы и догадки, какие сюрпризы нам принесет осень – посмотрим.  

7 сентября 2020 года 

Игорь Задорин, руководитель Исследовательской группы ЦИРКОН

Данные социологических исследований (и ФОМ, и ВЦИОМ), на мой взгляд, подтверждают мой давний тезис: в нашей стране более распространенным явлением в последние полгода является «пандемия страха», а не пандемия COVID-19. Включенность россиян в информационный поток и дискурс про COVID-19 была в разы больше, чем реальная затронутость заболеванием. В начале июля официальная статистика свидетельствовала о доле выявленных больных в объеме 0,5% от числа россиян. По неофициальным экспертным оценкам, она составляла 3-4%. При этом, по данным ВЦИОМ, доля россиян, у которых хотя бы один знакомый или дальний родственник был инфицирован или заподозрен в вирусоносительстве, не превышала 25% от всех опрошенных. В то же время об информировании о болезни и активном применении каких-либо средств предупреждения заболевания (маски, самоизоляция, дистанцирование) заявляли до 80% респондентов. Таким образом, можно сказать, что ощущение угрозы было более серьезным общественным поветрием, чем сама угроза. 

Так что можно предположить, что и готовность граждан к дальнейшим ограничениям в случае так называемой второй волны будет во многом зависеть не от уровня заболеваемости (он и в первой волне был невелик), а от уровня «испуганности». Такая псевдореальность вполне достижима средствами массового информирования об угрозе (запугивания).  

Следует сказать, что прошедшие полгода показали высокую «управляемость» медицинской статистики по заболеванию. Разные методики подсчета заболевших и фиксации смертности от COVID-19 дают разный результат (особенно по смертности). И выбор той или иной методики является хорошим инструментом управления «пандемией страха». Таким образом, перспективы второй волны в большей степени зависят не только от вируса. Будет или не будет второй волны – вопрос во многом политический, точнее – политико-геоэкономический.  

14 сентября 2020 года 

Александр Филиппов, ординарный профессор НИУ ВШЭ

Моя обыденная рациональность, помноженная на научный опыт методического осмысления доступных данных, отказывается реагировать всерьез. Например, возьмем официальную статистику по заболевшим в Москве – около 700 человек. Но ведь столько же было в апреле. Никакого рационального ответа на вопрос, почему при отсутствии действующего лекарства, каких бы то ни было доказательств существования коллективного иммунитета и т. п. динамика заболеваемости пошла в сторону уменьшения, я не знаю. Было сказано, что эпидемия достигнет пика, потом будет плато, потом – спад. По идее, спад должен быть тогда, когда людей с иммунитетом достаточно много и становится все больше. Ни одна официальная цифра, никакие графики не показывают, что иммунитет распространился сильнее болезни. Опасность для меня, здорового человека, встретить больного бессимптомного, не соблюдающего никакой самоизоляции, потому что ее нет, и заразиться коронавирусом сейчас ровно такая же, как и в апреле, или даже выше. Соответственно, будет вторая волна или какая-то изменившаяся статистика по первой, то есть единственной, я тоже не знаю.  

По неизвестным мне причинам, на основании неизвестных мне показателей и данных и неизвестно когда, вполне возможно, будет принято решение о том, что у нас опять слишком много заболевших, поэтому надо снова всех заизолировать. Может такое быть? Может. Как себя вести? Видимо, они примут в расчет успехи или неуспехи первого этапа. Но нам надо исходить из того же – не дать себя убить под видом заботы о благе. 

4 сентября 2020 года 

Лидия Лебедева

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение