• к-Темы
  • 05.10.21

«На работе ничего особо не поменялось, только добавилась лишняя одежда»

Врач-офтальмолог Мария Воробьева рассказывает о тех, кто привык к пандемии или все еще боится ее

qr-code
«На работе ничего особо не поменялось, только добавилась лишняя одежда»

«Люди привыкнут ко всему»

Офтальмология – это специальность на стыке терапии и хирургии. Я не хотела быть именно полостным хирургом, но и терапевтом тоже. Я хотела что-то делать руками, но не большие операции. Офтальмология идеально вписалась в это.

Когда началась изоляция, наш медицинский центр сначала полностью закрылся, чтобы перестроиться и понять, как дальше работать и что делать, а через несколько дней открылся. Изменилось многое – от одежды, средств индивидуальной защиты до расписания.

В марте-апреле 2020-го было очень мало пациентов, но уже к лету поток восстановился, а сейчас он вообще колоссальный. Люди постепенно привыкли ко всему, и сейчас ведут обычную жизнь, ходят к врачам, лечатся – другие болезни никуда не делись, а еще коронавирус прибавился. Все медики сейчас должны прослушать лекции по коронавирусу, на которых дают новую информацию про болезнь и ее лечение, а затем получить сертификаты. Без них ты не можешь работать.

Конечно, очень сложно работать в такой одежде. Я офтальмолог, у нас микроскоп, а когда работаешь в маске и очках, то все запотевает напрочь, ровно через несколько секунд. Очень сложно работать, но как-то приспособились.

«Как можно не выходить полтора года из дома?»

С наступлением третьей волны особо ничего не поменялось: как было, так и работаем. Сами волны никак на нас не влияют, а влияют ограничения, которые правительство накладывает на людей, когда говорит, что надо сидеть дома. А если нет изоляции, люди спокойно ходят, перемещаются и посещают врачей.

Хотя есть совсем пожилые пациенты, к которым я езжу на дом, они до сих пор боятся и никуда не выходят. У меня есть вызовы на дом, но это мои личные пациенты, они не связаны с работой в клинике. В нашей клинике сейчас не берут вызовы на дом, потому что это несет определенный риск: вызывают в основном со всякими простудными заболеваниями те, кто не может выйти из дома с температурой, а это может быть коронавирус, и тогда все сядут на карантин.

Эти пожилые люди боятся приходить к врачу и просят меня приехать к ним на дом – что достаточно ново, потому что раньше я в основном ездила к маленьким детям, которых родители боялись везти в медицинское учреждение. Для меня это очень непривычно, я не понимаю, как можно не выходить полтора года из дома? Но действительно есть такие люди.

Раньше все надеялись на прививки, но время показало, что прививки не защищают на сто процентов. Надо придумывать какие-то новые прививки к новым штаммам. Как с гриппом – каждый год, видимо, будет что-то новое.

«Есть определенный риск заразиться, и все заражаются»

Особого внимания от людей я не ощущала. Не могу сказать, что я как врач почувствовала на себе проявление пандемии и ко мне стали по-другому относиться. Героями можно назвать тех, кто работает в «красной» зоне. Это очень тяжело. Все остальные как работали, так и работают, у нас ничего особо не поменялось, только добавилась лишняя одежда и необходимость постоянно мерить температуру.

Для кого-то это – профессия: люди приходят утром на работу, вечером с удовольствием идут домой, и в свои выходные не занимаются медициной. А для кого-то – призвание: занимаются ею всю жизнь без перерывов. Я, например, все свободное время посвящаю медицине, причем не только офтальмологии, а разным направлениям, мне это просто интересно: дополнительное образование, конференции, медицинская литература. Кстати, пандемия в плане учебы сыграла положительную роль, так как почти все конференции перешли в онлайн-формат, появилось больше вебинаров, лекций, и теперь включаешь вебинар дома – и учись хоть ночью.

Работать в «красной» зоне мне не предлагали, и я об этом не думала, потому что меня устраивает моя работа. Я работаю все это время, без перерыва, у меня много пациентов, ну и я пока не готова идти туда работать. У меня есть семья, которой тоже надо заниматься. А в «красной» зоне работа с утра до вечера, меня это просто по графику не устраивает.

Конечно, есть определенный риск заразиться, и все заражаются, я сама болела два раза. От этого никуда не денешься, поэтому приходится привыкать к этому, адаптироваться, у меня вот прививки есть. Больше всего мне не нравится в пандемии то, что в любой момент ты можешь попасть в карантин и не можешь спокойно полететь туда, куда хочешь, так как закрыты страны. Вот кто раньше сидел на карантине? А сейчас за полтора года я семь раз по две недели сидела дома после возвращения из другой страны, болезни или по контакту с больным. Это тяжело и очень непривычно для нас.

Исследовательский комментарий

В этом интервью можно отметить следующие новые детали жизни медиков в пандемию. Во-первых, у некоторых категорий врачей переход на работу в СИЗах вызвал бо́льшие затруднения, чем у остальных, из-за оборудования, которым они пользуются (микроскоп). Во-вторых, когда в клиниках сократили спектр медицинских услуг, врачи компенсировали это, предлагая свою помощь напрямую знакомым клиентам.

Лев Калиниченко

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ