• к-Темы
  • 20.04.21

На второй виток по спирали

О влиянии пандемии на малые предприятия b2b-сектора

qr-code
На второй виток по спирали

Экономические последствия пандемии оказываются схожими с протеканием самого заболевания, вызванного коронавирусом. Есть клиническая картина с симптомами, есть не менее опасные осложнения, появляющиеся позднее. Пандемия не просто привела к массовому закрытию малых предприятий – ее отложенные последствия продолжают сказываться на закрытии бизнесов сегодня. Если первые жертвы были преимущественно в секторе b2c как наиболее близком к массовому потребителю, то сегодня вторая волна закрытий угрожает и большому количеству компаний-контрагентов с ориентацией b2b. Как характеризуют сегодняшнее состояние своего бизнеса предприниматели «второго уровня пищевой бизнес-цепочки»?

В рамках проекта ФОМа «Социология малого бизнеса» была проведена серия интервью с предпринимателями из разных регионов, имеющими бизнес в самых разных сферах. На основе полученных материалов мы попытались проследить, как предприниматели адаптировались к новым рискам, меняющимся правилам игры. Понятно, что еще рано делать выводы о том, на каких «слонах» будут стоять новые отношения в сфере бизнеса. Но мы зафиксировали симптомы, которые могут свидетельствовать об их изменении.

Не понаслышке о закрытии малого бизнеса знают два этих информанта*: арендодатель помещений и аудитор бизнес-сферы. Оба сталкиваются с предпринимателями, закрывшими бизнес, в своей повседневной работе. Однако по иронии судьбы (а точнее, пандемии) они сами оказались перед лицом этой же проблемы.

Пожилой владелец арендных площадей называет своей главной проблемой разорение сектора малого бизнеса, его главного контрагента. Владелица аудиторской фирмы лишилась основного дохода – консалтинга в правовой сфере: у малого бизнеса просто нет денег на аудит, дешевле заплатить штраф. Предпринимательница не растерялась и сделала своим основным занятием обеспечение процедуры банкротства.

«Бизнес малый работает на пределе, поэтому тут все и крути-верти, вкладывать деньги особо они не могут, нету у них. Вывеску новую сделать надо не делают, потому что денег нету и смысла нету. Улучшать что там улучшишь? Закрыть эти все сетевые магазины, все. Если у меня магазинчик маленький, что я могу сделать? Закрыть его, если знаю заранее, что это будет. Вот и все».

Московская область, сдача площадей в аренду

«В связи с ней [пандемией] у малого бизнеса выжить денег не осталось. Основная работа, которой я сейчас занимаюсь, – я помогаю закрываться малому бизнесу. Да, это помощь в составлении определенных балансов, отчетности при ликвидации и так далее. То есть это у меня теперь основной источник дохода – закрытие малого бизнеса. А большие фирмы они за счет того, что у них немножко другие расценки, может, был какой-то запас прочности перед пандемией, они еще как-то существуют, выдавливая мелочевку».

Москва, аудит и консалтинг

Если ситуация не улучшится, арендодателю останется уповать только на маленькую пенсию и продажу имеющегося недвижимого имущества.

«Молодой был бы пошел бы в другую структуру работать. Я знаю, у меня сын вот закрыл свой <бизнес>, ничего у него не идет сейчас. Он хочет устроиться куда-нибудь в какую-нибудь контору».

Московская область, сдача площадей в аренду

Его более молодой коллега из Москвы, оказавшись в похожей ситуации, также вынужден был расстаться с неплатежеспособными малыми предпринимателями. Ему удалось найти «серьезных сетевых арендаторов, которые будут платить наличные деньги». Справедливости ради стоит упомянуть, что «разборкам» с должниками предшествовали несколько месяцев его терпеливых уступок и шагов навстречу.

«Конечно, сначала пошли навстречу. Снизили до 50% аренду, кому-то меньше. Но когда это 34 месяца не платят, и совсем не платят – все. Ситуация плохо развивалась. Неплатежи <дошли> до 300 тысяч. У людей дело плохо».

Московская область, сдача площадей в аренду

А вот специалист по консалтингу уже приняла решение закрыть ИП и перейти в статус самозанятой. Серьезным аргументом для нее стало изменение формальных правил игры в данной сфере деятельности. Изменения произошли в законодательных нормах, регламентирующих ее работу: были внесены уточнения в нормы о субсидиарной ответственности лиц, занимающих должность главного бухгалтера или заключающих договор об оказании таких услуг. А именно, стало возможным привлечение главного бухгалтера не только к материальной ответственности, но и к уголовной. Новые режимы требуют особой точности при подаче данных о прибыли и четкого соблюдения сроков. Однако в практике малого бизнеса это еще не везде стало нормой, и специалисты опасаются, что не смогут обеспечить себе безопасный режим работы. Кроме того, появились новые уведомительные обязательства во взаимодействии с Финмониторингом. С 2018 года аудиторов обязали сообщать об обнаруженных в ходе проверки подозрительных операциях своих клиентов.

«Ну, народ ищет ниши, куда ему можно было бы перейти. Потому что у нас бухгалтеров начали сажать по субсидиарной ответственности при банкротстве фирм. Это нормально? Потому что считают, что они тоже знали о том, что происходит на фирме. Хотя не факт, что они понимали документы, то, что за этим стоит. Какие там фирмы стоят и все остальное. Но тем не менее вы посмотрите в судебную практику – вот это уже появилось. Если раньше отвечал генеральный директор и участники, то теперь еще и главного бухгалтера пытаются привлечь к этому всему. Ну, соответственно и аудиторов как проверяющих это все».

Москва, аудит и консалтинг

На открытие нового бизнеса оба не решаются. Мотивы «дураков нет» и «страшно вкладываться в новое начинание» довольно точно характеризуют их позиции.

«Другой бизнес – дураков сейчас очень мало, и чем дальше, тем меньше будет. <…> Я уже пенсионер, что мне планировать-то особо новый бизнес открывать?»

Московская область, сдача площадей в аренду

«Могу сказать, что я в конце года закрыла ИП, потому что обязательные платежи я не в состоянии планировать. <…> Понимаете, здесь народ и говорит, что, как бы, если доживем…Теперь у нас вопрос у всех как стоит: если каким-то образом выживем. Ну, тогда, может, начнем все с начала, но понятно, может быть, уже не в том объеме. Уже будет страшно вкладывать деньги, то есть народ, может, будет делать как-то по-другому бизнес, да».

Москва, аудит и консалтинг

Некоторые категории малых b2b-компаний исчезают, даже несмотря на то, что их клиент из b2c-сектора порой выживает и продолжает деятельность. Например, владелец автомастерской из Калининграда как раз перед пандемией мечтал закупить новое дорогостоящее оборудование, которое помогло бы ему выйти на новый уровень развития. Однако планы не удалось реализовать – закрылись компании, являющиеся промежуточным звеном между производителем оборудования и автосервисами/мастерскими.

«Многие конторы, которые были, то есть они были промежуточными звеньями между мной, конечным покупателем, и производителем. Были промежуточные звенья. За свои пять копеек они это все дело нам организовывали. А теперь напрямую поставщик не работает ввиду определенных обстоятельств, а промежуточные звенья, такие же маленькие бизнесы, как и я, они просто закончили свою деятельность».

Калининград, автомастерская

«Из маленькой неуверенной мастерской можно было бы сказать, что уже прямо сервис. До среднего бизнеса, конечно, не дойду, но хотя бы стать тем, о ком говорят в телевизоре в плане малого бизнеса. Если перевести на фастфуд, то из ресторана на колесах можно было бы перевести в какое-нибудь там кафе».

Калининград, автомастерская

Юлия Османова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ