• к-Темы
  • 23.11.20

«Нам всем не хватает здорового фатализма в отношении к ковиду»

Судмедэксперт – о том, как пандемия отразилась на работниках судебных моргов

qr-code
«Нам всем не хватает здорового фатализма в отношении к ковиду»

Ольга Фатеева – судебный медицинский эксперт в Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы.

Работа судмедэксперта

Моя основная сфера – это насильственные смерти. Я занимаюсь вскрытием трупов, моя задача – установить причину смерти. Не в смысле, что кто-то кого-то лишил жизни; отравление, случайная травма, падение – это тоже насильственная смерть. А домашние смерти от всяких болезней и смерти в стационарах исследуют патологоанатомы.

Я проучилась три года на филологическом факультете МГУ на отделении русского языка и литературы, бросила его и поступила в мединститут. Мне казалось, что филология – это что-то эфемерное и бесполезное, а медицина из всего полезного, наверное, самое полезное. Друзья очень удивлялись и говорили мне, что скорее всего я не смогу работать с людьми, в итоге так и получилось.

Я работаю в танатологическом отделении с мертвыми телами: вскрываю, набираю какие-то анализы, которые мне необходимы, а потом пишу заключение, экспертизу трупа. В ней я отвечаю на три основных вопроса: причина смерти, есть ли какие-то повреждения и тяжесть причиненного ими вреда здоровью, и обнаружен ли алкоголь и какой степени алкогольного опьянения это примерно соответствует. Либо следователи могут поставить какие-то другие вопросы, которые их интересуют. Это как загадка, которую разматываешь из конца в начало.

Судмедэкспертиза в пандемию

Не могу сказать, что пандемия внесла какие-то большие изменения в мою жизнь, потому что ковид – это ненасильственная причина смерти, то есть напрямую нас это не касается, это больше касается патологоанатомов. Но никто не запрещает попасть в дорожно-транспортное происшествие, уехать в больницу, а в больнице получить положительный тест на коронавирус – если человек умирает, это вроде бы наш случай. Для этого в Москве выделили отделения под вскрытие таких трупов (вообще в столице сейчас, наверное, 12 судебных моргов, которые работают по территориальному принципу, и около 80 патологоанатомических), там работают сотрудники, которые на это согласились. Коммунарка, естественно, работает именно с «ковидными» трупами.

Я работаю в отделении, которое занимается всякими больничными травмами: мы исследуем тела, поступившие из стационаров. И весной, когда многие больницы перепрофилировали под ковид, и они сокращали прием всех остальных пациентов, у нас соответственно тоже сокращалась работа. Сейчас гораздо меньше больниц переоборудуют, открыли дополнительные мобильные госпитали, и во многих больших больницах достроили корпуса на территории, поэтому не знаю, как теперь будет с нагрузкой.

Мы далеко от всего этого внимания к врачам, и оно как-то совершенно мимо нас прошло. У нас специальность довольно закрытая, и наш департамент очень не любит, если вдруг мы привлекаем к себе какое-то внимание. Но мы тоже проходили все эти минздравовские методички, обучающие вебинары, после сдавали тесты, хотя непосредственное отношение мы вроде бы не имеем. И если вдруг нам становится случайно известно, что были какие-то контакты, человек откуда-то приехал, то у нас тоже есть распоряжение взять определенный набор анализов, чтобы исключить или подтвердить ковид.

Здоровый фатализм в отношении к ковиду

В первую волну было совсем-совсем страшно, и по моей ленте в Facebook было больше тяжелых случаев, а сейчас у меня один за другим получают положительные тесты друзья, и при этом отделываются какими-то легкими проявлениями ОРВИ, либо вообще все проходит бессимптомно. Но это чисто мое субъективное ощущение. В первую волну даже на работе было больше тяжелых случаев, хотя и сейчас они есть. Кричат о высокой контагиозности вируса, но у меня в коллективе весной были пять человек, которые проболели тяжело, с пневмониями, лежали в больнице – казалось бы, все мы сидели в одном кабинете, и пять человек должны выкосить всех остальных, но нет.

Недавно мы семьей тоже сидели на карантине, были положительные мазки у мужа и дочери, дочь даже немного поболела. У меня был отрицательный мазок, но была потеря обоняния, и я хочу потом проверить, сдать тест на антитела. У нас как-то нет проблемы с сидением дома: у меня есть вторая работа, у мужа очень много увлечений – даже просидев три недели совсем безвылазно, ну, просидели бы еще столько же и еще столько же с большим удовольствием.

Нам всем не хватает такого здорового фатализма в отношении к ковиду. Люди просто устанут от масочного режима, и дальше этот пофигизм будет распространяться на что-то другое. Летом это было хорошо заметно. Весной – маски-маски, потом какое-то послабление, все их перестали носить, и сейчас снова этот всплеск. Такое впечатление, что во всем этом больше политики, чем медицины. Это очень маленькой срок для изучения нового вируса, который к тому же мутирует. Врачи находят способы лечения, что называется, на коленке все это делают, потому что ситуация такая. Наверное, страх – это главная движущая сила, которая побуждает Минздрав и правительство принимать определенные решения, хотя, может быть, некоторые из них чрезмерные. Я опасаюсь за побочные эффекты от вакцины даже больше, чем за сам коронавирус – вакцина создана за короткий срок, и на мой взгляд, клинических исследований очень мало. Мне кажется, вакцинация должна быть добровольной, а не обязательной.

Исследовательский комментарий

Последние месяцы в поле зрения, в том числе и наше, чаще всего попадают, разумеется, медики, которые борются с коронавирусом или пострадали от него. Но не всех врачей пандемия коснулась напрямую – некоторые специальности оказались затронуты ею минимально. Пример из этого интервью – судмедэкспертиза. Здесь представлен взгляд специалиста из этой области на ситуацию с ковидом несколько со стороны. Это позволяет представить, насколько разнородно медицинское сообщество, что даже такая глобальная вещь как коронавирус не смогла повлиять на какие-то его части, а также предостерегает исследователя от особо смелых генерализаций и далеко идущих выводов о медиках в пандемию в целом.

Лев Калиниченко

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение