• к-Темы
  • 24.07.20

«Не верю!» – социологический портрет ковид-диссидента

На данных третьего опроса НОЖ и серии интервью разбираемся, какие люди отрицают существование вируса и в чем кроется причина диссидентских взглядов

qr-code
«Не верю!» – социологический портрет ковид-диссидента

В то время как с распространением эпидемии в СМИ появлялось все больше подробностей о коронавирусе, а статистика по заболеваемости и смертности в мире становилась все более драматичной, ширилось и число убежденных, что никакого вируса не существует. Термины «ковид-диссиденты», «коронаскептики» довольно быстро вошли в эпидемический словарь. Эти люди считают вирус выдумкой, отказываются соблюдать предписанные санитарно-эпидемиологические меры и порой отстаивают свое мнение достаточно агрессивно. Пример подобного поведения, получивший широкую огласку в СМИ1, – митинг под началом Вадима Чельдиева, известного в Северной Осетии оперного певца и общественного деятеля, а заодно – убежденного ковид-диссидента.

В начале эпидемии подобные взгляды и действия людей можно было бы списать на недостаточную осведомленность о масштабах проблемы либо на защитную реакцию психики в ответ на внезапно возникшую незнакомую угрозу. Но к началу июля число зараженных в мире приблизилось к 12 миллионам, число умерших превысило полмиллиона, а Россия вышла на четвертое место по заболеваемости в абсолютных показателях (и это по данным официальной статистики, доверие к которой для значительного числа наших сограждан под вопросом – верят этой информации 30%, 51% считают показатели заболеваемости преувеличенными или преуменьшенными). 

Интернет и традиционные СМИ наводнило бесчисленное количество сообщений, свидетельствующих о масштабах происходящего. Кроме того, по мере роста числа новых случаев заболевания растет и число тех, кто лично или на примере знакомых столкнулся с вирусом. Судя по данным опроса, проведенного 2–5 июля в рамках третьей части исследования «Новый образ жизни» инициативного Проекта коронаФОМ, на сегодня у 35% россиян есть знакомые, переболевшие или болеющие коронавирусом, еще 1% говорят, что сами перенесли заболевание. 

Тот же опрос позволил выявить группу ковид-диссидентов, ее размер и специфические характеристики. 

В первую очередь, определимся с терминологией. Степень неверия в новый вирус и масштаб угрозы может варьироваться: от полного отрицания его существования до представлений, что болезнь есть, но ее опасность преувеличена, что ковид не страшнее обычного гриппа. 

Ковид-диссидентами мы будем называть наиболее радикально настроенных людей, а именно тех, кто уверен, что коронавируса не существует, что это выдумка. Таких, по данным опроса, 12%. (Отдельного внимания заслуживают сторонники конспирологических теорий, которые в связи с эпидемией говорят об угрозе мобильной связи 5G для человечества, перспективах всеобщего чипирования и т. д.)

Рассмотрим ковид-диссидентов более пристально: отличаются ли эти люди от остальных россиян, если да, то чем? Во-первых, заметим: чаще других отрицают существование коронавирусной инфекции 31–45-летние (18%) и неработающие граждане (19%) – напомним, в среднем по выборке в коронавирус не верят 12%. Связь отрицания коронавируса с фактором трудоустройства обращает на себя внимание и более полно раскрывается на примере интервью. Многих людей ограничительные меры, связанные с пандемией, лишили возможности работать и зарабатывать. Оказавшись в трудном финансовом положении, в отсутствие понимания перспектив, они наиболее остро переживали введенные ограничения – и диссидентские взгляды могли возникнуть как ответная реакция на меры, воспринимавшиеся как избыточные.

«Я работаю в культуре. То есть у меня сейчас столько концертов отменилось, столько всего отменилось, столько мероприятий отменилось. Ради чего? Типа, обезопасить людей? А! Как, значит, выбор за внесение поправок… это не страшно, коронавирус не страшен. Все, выборы прошли, все нормально… <…> У нас же ни того, ни другого, ничего не было такого. Ссылаются на то, что, ну, вирус, все. По сути, я вообще без работы сижу». (Республика Татарстан, мужчина, 36 лет, неоконченное высшее образование)

Никакие иные из учтенных в анкете социально-демографических параметров не маркируют эту группу как отличную от других. Однако при анализе внутреннего состава группы ковид-диссидентов можно проследить некоторые любопытные тенденции. Только 18% этой группы имеют высшее образование, тогда как в среднем по выборке таких людей почти вдвое больше (35%). Значительная часть ковид-диссидентов (45%) характеризуют свое материальное положение как плохое и очень плохое – против 34% по опрошенным в целом. Наконец, более трети людей (34%), отрицающих существование коронавируса, проживают в селах (по выборке в целом – 26%).

Ковид-диссиденты довольно часто сообщают о наличии единомышленников в своем окружении: 80% тех, кто придерживается подобных взглядов, говорят, что среди их знакомых есть люди, считающие коронавирус выдумкой, 78% выражают уверенность, что приверженцев таких взглядов в обществе много. Иными словами, эти люди не считают, что их взгляды идут вразрез с мнением общественности, скорее, они противопоставляют себя именно официальной повестке, а ссылаясь на примеры других людей, легитимируют, подкрепляют свою позицию. 

«Интервьюер: А среди ваших знакомых есть люди, которые верят в то, что есть коронавирус?

Информант: Нет.

Интервьюер: Совсем никого?

Информант: Нет, нету. У меня свекровь паниковала первое время, чтобы в гости не приходили, а потом тоже успокоилась». (Краснодарский край, женщина, 38 лет, среднее специальное образование)

Кстати, и в обществе в целом считается, что диссидентские взгляды имеют широкое хождение: половина (50%) россиян полагают, что людей, считающих коронавирус выдумкой, много. 44% сообщают, что ковид-диссиденты есть в их непосредственном окружении. Чаще говорят об этом молодые (53%) и люди 31–45 лет (54%), трудоустроенные, но не работающие либо находящиеся в вынужденном отпуске из-за эпидемии граждане (52%), безработные (60%), люди с плохим и очень плохим материальным положением (50%). 

Любопытно, что лишь 53% ковид-диссидентов придерживались своих убеждений с самого начала эпидемии, тогда как 36% «обратились» в ковид-диссидентство, изначально считая коронавирус реальной болезнью. При этом наличие знакомых врачей, очевидно, мало сказывается на представлениях о коронавирусе: в группе диссидентов доля тех, в чьем ближайшем окружении есть врачи, медработники, составляет 57% (против 51% по выборке в целом), а еще 6% сами являются представителями медицинской профессии. С одной стороны, можно рассматривать это как свидетельство в пользу непоколебимой уверенности ковид-диссидентов в своих взглядах: даже экспертные медицинские позиции по вопросам коронавируса не способны заставить их сомневаться в своей правоте. С другой стороны, из материалов интервью с ковид-диссидентами можно вынести и такой тезис: если в их окружении есть представители медицинской профессии, от которых при этом невозможно получить исчерпывающую информацию о заболевании (по разным причинам: врач далеко не каждой специальности глубоко погружен в контекст, разглашение информации противоречит требованиям соблюдения врачебной тайны и ситуативным нормативным актам, принятым администрацией медучреждения), убежденность в «выдуманности» коронавируса лишь растет.

«В нашем городе как-то все вот молчат. У одного врача спросил она сама без маски. Она говорит: «Нам запретили говорить». У меня сразу как-то подозрение – почему вам запретили говорить, кто вам запретил говорить? Почему, на каком основании вам запретили говорить людям? И тишина, вот, все молчат. То ли есть он, то ли нету». (Тюменская область, мужчина, 41 год, среднее специальное образование)

Кроме того, ковид-диссиденты вполне ожидаемо меньше интересуются информацией об эпидемии, чем население в целом. Больше половины (54%) совсем не следят за тематическими сообщениями (по выборке в среднем – 22%), еще 29% следят, но не очень внимательно (в среднем – 41%). При этом ковид-диссиденты в большинстве своем убеждены, что официальные СМИ преувеличивают угрозу эпидемии: таких 65% против 36% по выборке в целом. 

«Интервьюер: А статистика, которую сообщают в СМИ, ее тоже придумывают или все-таки люди действительно заболевают, умирают?

Информант: Да нет, придумывают и навязывают людям, глупые люди верят». (Республика Башкортостан, мужчина, 27 лет, среднее специальное образование)  

Учитывая вышесказанное, можно предположить, что ковид-диссиденты не располагают достаточной информацией о заболевании, что лишь укрепляет их уверенность в своей правоте и оставляет мало возможностей для «просвещения». 

Проведенный опрос не позволяет оценить поведенческие особенности ковид-диссидентов в отношении своего здоровья и соблюдения санитарно-гигиенических предписаний. Можно лишь отметить, что чаще, чем в целом по выборке, сторонники подобных взглядов при плохом самочувствии не обращаются к врачам, а предпочитают лечиться самостоятельно (66% против 52% по выборке). Подобное отношение является тревожным фактором с точки зрения потенциальной угрозы заболевания коронавирусом, особенно если учесть, что в случае отсутствия надлежащей терапии состояние больного может стремительно ухудшаться. Вместе с тем из интервью мы можем вынести некоторые установки представителей этой группы в отношении предписанных мер защиты и профилактики.

«Вот за все время самоизоляции я не припомню... если честно, я ни разу не надела маску, ходила в магазин. И никто из моих знакомых не носил маски – ни в общественном транспорте, нигде. И что-то я не вижу у нас в городе, так прям чтобы паника была – маски или это все. Все гуляли, в лес ездили на все праздники, на кладбище мы ходили на Пасху, хотя говорили, что запрещено. Это бред». (Краснодарский край, женщина, 38 лет, среднее специальное образование)

Такая позиция является социально безответственной, поскольку способствует распространению вируса.

_______________

Источники данных

  1. Телефонный опрос населения 18 лет и старше. Сроки проведения опроса: 2–5 июля 2020 года. География опроса – РФ в целом. Итоговый объем выборки – 1570 респондентов.
  2. 12 интервью. Участники – 6 мужчин и 6 женщин в возрасте от 27 лет до 61 года из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Краснодара, Липецка, Башкортостана, Татарстана, Курской, Ленинградской, Вологодской, Московской и Тюменской областей. Сроки проведения интервью: 9–10 июля 2020 года.

1Во Владикавказе прошел митинг против самоизоляции//РИА Новости. 20 апреля 2020

Евгения Закутина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение