• к-Темы
  • 18.02.21

Опыт болезни

«Переболевшие» ковидом рассказывают о течении болезни и взаимодействии с медицинской системой

qr-code
Опыт болезни

За весь период проведения ежедневных опросов к-Зонд – уже достаточно продолжительный – мы накопили внушительный массив данных о том, какие представления о разных аспектах пандемической реальности циркулируют в российском обществе. Одни из этих аспектов носят общий характер, другие – затрагивают узкие группы населения. В одних случаях влияние коронавируса на жизнь человека оказалось опосредованным, в других – люди лично столкнулись с болезнью. В этом материале мы хотим обратить внимание именно на последнюю группу: его герои – люди, которые, по их словам, ранее переболели ковидом либо болели им на момент опроса. Безусловно, у каждого сложилась своя, уникальная история болезни, мы же постараемся крупными мазками описать тот опыт, который объединяет «переболевших». Для выделения этих людей респондентам в ходе массового опроса в ноябре – декабре 2020 года был задан вопрос: «Вы сами болели или не болели коронавирусом?», и те, кто выбрал варианты «болел(-а)» и «болею сейчас» – 13% и 1%1 от всех опрошенных соответственно, вошли в состав целевой группы (общая численность подвыборки составила 900 человек).

Далее по тексту все данные приводятся в процентах от числа «переболевших».

Отношение к тестам на коронавирус

Несмотря на то что точность ПЦР-тестирования – вопрос дискуссионный, именно такой метод выявления вируса на текущий момент является основным с точки зрения доказательной медицины. Результаты теста считаются наиболее легитимным «доказательством» болезни. Мнения наших респондентов о необходимости теста для постановки диагноза разнятся. Во-первых, почти треть (31%) из тех, кто сообщил об опыте болезни, тестирование не проходили. Во-вторых, почти четверть из тех, кто его прошел, получили отрицательный результат. Иными словами, положительный тест на коронавирус имели меньше половины (48%) из тех, кто утверждает, что болел ковидом. А значит, заключение о перенесенной болезни люди чаще делают на других основаниях.

Здесь интересны две стратегии: избегание тестов как таковых и пренебрежение их результатами. Охват «переболевших» тестированием заметно варьируется в зависимости от места проживания, и объяснений тому может быть несколько. С одной стороны, могут возникать сложности с физической доступностью тестов населению. С другой – востребованность такого вида диагностики среди заболевших тоже может быть различной в силу разного уровня медицинской грамотности и доверия к системе здравоохранения в целом. В Москве в случае болезни люди сдавали тесты чаще всего – 86% против 69% в целом по стране. Интересно, что в селах этот процент также выше среднего и соответствует показателю городов-миллионников – 72%. Возможно, это обусловлено тем, что уровень заболеваемости там относительно низкий, а потому вероятность дефицита тестов ниже, чем в более крупных населенных пунктах. Реже всего проходили тестирование жители малых городов и пгт – 64%. 

Часть людей, как мы уже сказали, заявляет о своем опыте заболевания ковидом, несмотря на отрицательный результат теста, – таких в нашей группе «переболевших» 17%. Любопытно, что выше среднего этот показатель среди тех, кто перенес болезнь тяжело: 24%. Очевидно, тяжесть протекания болезни оказывается для респондентов более надежным доказательством коронавируса, нежели полученный ответ от лаборатории.

Большинство из тех, кто захотел и смог сдать тест (таких было, напомним, 69%), воспользовались этой возможностью бесплатно – 47% от общего числа опрошенных, еще 7% сделали это за счет полиса добровольного медицинского страхования (ДМС), оплатили тест из собственных средств 19% «переболевших».

Отметим: жители столицы чаще остальных использовали возможность сдать тест за счет ДМС – среди них такой вариант оплаты оказался на втором месте по популярности: 17% (57% сдавали бесплатно, в рамках ОМС, 11% – за свой счет). Помимо территориального неравенства, проявляется и неравенство материальное: за свои деньги тест чаще делают те, кто может себе это позволить. Наиболее высокий процент тестов, сделанных за собственные средства, – среди людей, оценивших свое материальное положение как «хорошее» и «очень хорошее» (27% против 19% в среднем). Наибольший процент бесплатных тестов – среди пожилых людей (58%), которые зачастую ограничены в средствах. Впрочем, более высокую популярность именно бесплатных тестов среди возрастного населения можно объяснить и его большей расположенностью к государственной системе здравоохранения – в силу привычки, готовности дольше ждать и склонности перестраховываться, проверяясь на всякий случай. 

Обстоятельства заражения

Если сам факт заболевания с той или иной мерой надежности позволяют определить ПЦР-тесты, то обстоятельства заражения установить гораздо сложнее – хотя информация о путях передачи вируса, безусловно, оказалась бы весьма полезной с точки зрения мер по борьбе с пандемией. Несмотря на то что объективного способа выяснить, как заразился человек, не существует, субъективные представления «переболевших» о происхождении их болезни оказываются небезынтересными. 

Людям задавался открытый вопрос: «Как вы думаете, где, при каких обстоятельствах вы заразились коронавирусом? Или у вас нет никаких предположений?» Больше трети «переболевших» (37%) сказали, что у них нет никаких предположений на этот счет. Среди ответов остальных 63% респондентов можно выделить две крупные группы: они называли либо потенциальные места заражения (что определить проще), либо указывали на круг лиц, которые могли выступать его источниками. 

В первой группе ожидаемо лидирует работа (24%): «в цехе на заводе», «на работе, больше никуда не хожу», «подозреваю, на рабочем месте», «на работе все заболели», «в коллективе, на рабочем месте». По 6% в качестве потенциального места заражения называли медицинские учреждения, общественный транспорт, магазины и аптеки. Реже упоминались прочие общественные места (3%). Таким образом, люди чаще склонны считать, что заразиться проще при продолжительных контактах со знакомыми людьми, нежели при случайных столкновениях с незнакомцами в общественных пространствах. 

Во второй группе рейтинг также достаточно предсказуем. 11% полагают, что заразились от взрослых близких родственников: «наверное, муж заразил», «от дочери она болела», «думаю, что от мамы», «думаю, что я заразилась от бабушки», «через своего отца», «в семье заразился от своих от близких или от родных», «в семье у нас большая семья». 6% – что от простых знакомых: «люди в гости приехали», «через знакомых», «от соседей, наверное», «в общении с человеком, который сам не знал, что заразился», «друг заразил», «болели мои друзья, по неосторожности я зашел к ним и, наверное, заразился», «была на похоронах у племянника». Еще 3% считают, что заразились через детей: «ребенок со школы принес, сначала ребенок заболел, потом я», «внук принес из школы», «от ребенка, принес из детского сада», «из садика ребенок принес заболевание».

Запрос на медицинскую помощь

Половина «переболевших», по их словам, перенесли болезнь в легкой форме. Любопытный факт: среди мужчин таких оказалось больше среднего – 57%, женщины, напротив, реже говорили о легком течении болезни (45%). Как видим, стереотип о склонности мужчин драматизировать даже легкую простуду не находит подтверждения в наших данных. А вот предостережения медиков об особой опасности ковида для старшего поколения подтверждаются данными о том, в какой форме – легкой, средней или тяжелой – перенесли болезнь респонденты разных возрастов. 

Интересно, что заметно чаще, чем в среднем по выборке, в легкой форме переносили заболевание представители высокодоходной группы: 67% против 50%. Можно предположить, что причина в том, что сегодня внимание к своему здоровью, физической форме является характерной чертой людей с достатком. Тот, кто может позволить себе следить за состоянием здоровья на регулярной основе, имеет больше шансов побороть болезнь. Кроме того, хорошим материальным положением чаще отличаются люди более молодые, у которых и ресурсов организма заведомо больше. Плюс хорошее материальное положение открывает больше возможностей для ранней диагностики (в частности, для сдачи теста за свои деньги), а справиться с болезнью на начальных этапах гораздо проще. 

Больше двух третей «переболевших» (68%) при болезни обращались за помощью в медицинское учреждение, не обращались, соответственно, примерно треть респондентов (32%). Реже с представителями медицины контактировали мужчины (среди них в больницу не стали обращаться 39%), а также молодые люди (не прибегали к медицинской помощи 43%). Разумеется, востребованность специализированной помощи возрастает по мере нарастания тяжести болезни: почти половина (46%) «переболевших» в легкой форме не обращались к медикам, обращались – 54%. Среди тех, кто оценивает течение болезни как среднетяжелое, разрыв между обращавшимися и не обращавшимися к врачам гораздо больше, с перевесом в пользу первых: 79 и 20% соответственно. Наконец, среди «переболевших» в тяжелой форме лишь 8% не обращались за лечением в медучреждения, 92% обращались. 

Проблемы с получением необходимой помощи – явление достаточно распространенное. Так, более четверти опрошенных (28%) говорят, что получить медицинскую помощь им было сложно. Меньше всего таких ответов было в Москве – здесь с проблемами столкнулись 17%, а больше всего, 34%, – среди малообеспеченных людей. 

Наиболее распространенная проблема при обращении в медицинское учреждение – нехватка врачей и связанные с этим большие очереди в больницах (11% упоминаний): «мало врачей: на несколько участков один врач, так как очень много вызовов», «очень много народа, и очень мало врачей», «попасть к врачу очень сложно, сидим часами с температурой», «большие очереди в больнице, медиков не хватает». На втором месте по частоте упоминаний (7%) – полное отсутствие какой бы то ни было помощи в ответ на обращение: «не пришли и не приехали ко мне никто», «врач не пришел на вызов», «неотложка ехать отказалась, по телефону назначили лечение, мне все было хуже», «звонил в скорую помощь и не приехали», «к нам не приезжала скорая», «вызывал скорую раз восемь, не приехали». На третьем месте (6%) – невозможность связаться с медицинскими учреждениями: «телефон не отвечает или занят», «тяжело дозвониться до бригады, которая обслуживает людей с коронавирусом», «не могли даже дозвониться, все время было занято», «не дозвониться было никак несколько дней». Также люди жаловались на негативный опыт взаимодействия с медицинскими сотрудниками и пренебрежительное отношение с их стороны (5%): «неделю мытарили с температурой под 40», «потому что мне отказали лично», «врач не оказал должной помощи и отнесся халатно», «врачи не обращали внимания и не оказывали своевременной помощи», «привезли в инфекционное отделение, плакала, умоляла помочь, а там сказали: «Езжай домой». Среди прочих проблем – долгое ожидание врача при вызове на дом (4%), сложности с проведением тестирования на ковид (4%), отсутствие необходимых лекарств в больницах и аптеках (4%), недостаточная квалификация врачей (3%), сложности с проведением процедуры компьютерной томографии (2%), перегруженность больниц (1%).

Обращение за помощью заканчивалось госпитализацией примерно в каждом шестом случае: 11% переболевших были госпитализированы, 56% лечились на дому (всего обращались в медицинские учреждения, напомним, 68%). Отметим, что среди тех, кого госпитализировать не стали, 9% с таким решением не были согласны (согласны 85%, 6% с ответом затруднились). Среди тех, кто лежал в больнице, удовлетворенность оказанной помощью выше, чем среди тех, кто взаимодействовал с врачами в амбулаторном режиме. Первые почти в два раза чаще оценивали качество полученной помощи как хорошее, а о плохом гораздо чаще (почти в 7 раз!) сообщали вторые – очевидно, рассчитывавшие получить помощь в большем объеме. 

Кроме того, качеством оказанной им медицинской помощи в большей степени были довольны жители Москвы и других городов-миллионников: здесь 38% и 31% оценили его как хорошее – против 26% среди всех опрошенных. О плохом качестве чаще заявляли жители малых городов и пгт – 22% против 15% в целом, а также люди с материальным положением ниже среднего – 22%. 

Последствия болезни

Тем, кто уже переболел (в подвыборке, напомним, также были люди, болевшие на момент опроса), был задан вопрос о последствиях и осложнениях, сохраняющихся на текущий момент. Больше трети из них (32% от общего числа) сообщили, что испытывают такие осложнения, и список их внушителен. Наиболее распространенные – слабость, утомляемость (10% ответов), боли в груди, кашель (10%), полная или частичная утрата обоняния, вкуса (7%) и одышка (6%). По 2–3% ответов набрали такие осложнения, как головокружение и головная боль, проблемы с сердцем, расстройство пищеварения, тревога и нарушение сна, проблемы с давлением, нарушение памяти, внимания. Также упоминались (по 1%) боли в мышцах и суставах, заложенность носа, боль в горле, неприятные ощущения во рту, периодическое повышение температуры, проблемы с почками, обострение хронических заболеваний. 

Без осложнений повезло обойтись 53% опрошенных, еще 6% с ответом затруднились. Чем старше человек и чем тяжелее он перенес болезнь, тем выше вероятность того, что неблагоприятные последствия ковида сохранятся и после прохождения острой фазы болезни: в группе 60+ об осложнениях говорили на 10 п. п. чаще, чем по выборке в целом, в группе среднетяжелых больных – на 9 п. п., среди тяжело переболевших – уже на 16 п. п. К сожалению, по данным проведенного опроса нельзя установить, как долго сохраняются осложнения: мы не спрашивали, когда именно болели респонденты. Вероятно, мы уделим этому внимание в дальнейших исследованиях.

Опыт переживания болезни в большой степени субъективен, и, что примечательно, зачастую люди выносят суждения о перенесенном заболевании, опираясь именно на субъективные представления о своем состоянии, а не на официальный диагноз. При этом уязвимость перед коронавирусом оказывается обусловлена не только возрастными, но и территориальными границами. В Москве и других городах-миллионниках общий уровень развития здравоохранения позволяет обеспечивать необходимой помощью более широкий круг населения, а в менее крупных населенных пунктах люди чаще сталкиваются с проблемами при обращении за медицинской помощью и ее качество оценивают ниже. О проблемах при получении медицинских услуг в случае ковида также чаще сообщают менее обеспеченные люди. Кроме того, помощь в амбулаторном режиме (наиболее востребованная людьми), очевидно, организована заметно хуже, чем в стационарах – основная масса проблем, названных респондентами, касалась именно оказания помощи вне лечебного учреждения.

____________________

Источник данных

Телефонный опрос населения РФ 18 лет и старше. Сроки проведения опроса: 23 ноября – 13 декабря 2020 года. Итоговый объем подвыборки «переболевших» – 900 респондентов.

______

1Во избежание соблазна сравнивать полученные опросные данные с любыми показателями медицинской статистики оговоримся: доля «переболевших», полученная в опросе, отражает ответы тех респондентов, которые полагают, что они переболели коронавирусом. Для выяснения оснований такого мнения требуется, вообще говоря, специальное исследование. И оно, возможно, выявит, что кто-то в медицинском смысле и не болел. Но нас в данном случае интересуют именно те, кто считает, что пережил болезнь, и неважно, в реальности или в воображении.

Евгения Закутина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение