• к-Темы
  • 07.04.21

Под дудку спроса?

О мотивации малых предпринимателей (не) закрывать свой бизнес

qr-code
Под дудку спроса?

В материале «Сердце гореть уже не будет» мы рассказали о сложностях, возникающих при попытке оценить сегодня реальные масштабы закрытия малых предприятий. Но цифры цифрами, а многочисленные перипетии и сложные жизненные ситуации для самих предпринимателей количественному измерению вряд ли поддаются. На основании конкретных историй (из серии нарративных интервью с представителями малого бизнеса) мы рассказываем, как бизнесмены принимают и обосновывают решение о продолжении предпринимательской деятельности. В данном материале – своеобразный треугольник: две представительницы малого бизнеса и один антигерой – непрогнозируемый потребительский спрос.

Пережить режим нерабочих дней и возобновить деятельность после карантина – уже само по себе серьезнейшее испытание для бизнесменов. Запас прочности заметно истощился, если не иссяк совсем. Казалось бы, самое сложное позади, можно вставать на привычные рельсы и пытаться нагнать упущенное. Но в реальности все получается не так гладко. Бизнес-процессы пришлось перестраивать: заново договариваться с арендаторами, сотрудниками, привлекать клиентов. Постпандемическая колея оказалась для многих почти непроходимой. Одним из главных препятствий стал не полностью восстановившийся спрос.

Многие оказались перед выбором: закрыть свое дело или продолжать не приносящую доходы (и даже убыточную) деятельность. В их числе две наши героини: владелица бюро переводов из Москвы и предпринимательница из Томска, развивающая сеть магазинов электротехники.

Ситуации сложились похожие. Во время карантина растаяла не только подушка безопасности, но и все возможные заначки. Кроме того, даже полурабочий или поставленный на паузу бизнес продолжает «жечь топливо», пусть и в минимальном размере. Предпринимательница из Москвы уже практически смирилась с тем, что, если в начале 2021 года все «не закрутится и каким-то образом не воспрянет», бизнес придется закрыть. В лучшем случае можно «дотянуть до лета».

Просто есть аренда, есть бухгалтерия, есть какие-то расходы, налоги и так далее. Соответственно, мы на грани. Мы заработали значит, в следующий месяц выходим на работу, не заработали значит, мы закроемся, никаких запасов нет. <…> Но, честно сказать, если год назад я думала, что нет, еще поборемся, все-таки год на год не приходится, когда-то неплохо, когда-то похуже, то сейчас уже

Москва, переводы и полиграфия

Я готова к любому развитию событий. И я, и мои коллеги, я уверена, тоже готовы. Я была бы очень рада, если бы мы получили какой-то новый толчок. Но мои надежды очень такие, знаете... в общем, надежд никаких нет. Надейся на лучшее, но готовься к худшему – законы Мерфи, которые еще в школе учили.

Москва, переводы и полиграфия

С изменением ситуаций по ограничению деятельности потеряли силу договоренности с контрагентами и партнерами, достигнутые в ситуации форс-мажора. Стало понятно, что далеко не все готовы их пролонгировать.

Никаких планов на будущее нет. Не вижу никакого смысла в этом. Обычно есть подушка безопасности хоть какая-то финансовая. И какие-то договоренности предварительные, какие-то планы. Они могут реализоваться, а могут не реализоваться. Но можно планировать, строить какие-то замки воздушные, а время покажет. Сейчас ничего такого нет.

Москва, переводы и полиграфия

Вот у меня лично как у руководителя готовность в любой момент свернуться и закрыться. Если мы в этом месяце не заработали (на этот месяц и следующий), чтобы заплатить зарплату, заплатить за аренду, заплатить бухгалтерии и налоги, то все нужно бежать, быстро освобождать помещение, всем быстренько расходиться, быстренько закрываться – и все.

Москва, переводы и полиграфия

Вышедшим на работу сотрудникам снова нужно платить зарплату, а доходов по-прежнему нет. Спрос так и не восстановился, и совсем не обязательно восстановится в перспективе. В этом кейсе важно еще, что проблемы снижения спроса начались до пандемии. Коронакризис просто сыграл роль своеобразного пинка в логике «подтолкни падающего».

Нет, проблема на самом деле возникла после 2014 года, то есть после 2015-го. С 2015 года мы себя хуже стали чувствовать. Все-таки наш бизнес ориентирован на иностранные компании. У нас переводческий бизнес. Но если ситуация еще была то получше, то похуже и мы как-то волнообразно, но существовали, то сейчас она усугубилась реально. Почему-то прошлый, 2019-й, год у нас был провальный. И в этом году ну все, просто яма.

Москва, переводы и полиграфия

Что же останавливало до сих пор и продолжает удерживать предпринимателей от решающего шага по закрытию бизнеса и заставляет их натужно строить планы? Главный фактор, влияющий на жизнеспособность, и основной ресурс этого направления бизнеса – сотрудники фирмы. Именно их готовностью терпеть, а точнее, способностью выживать на самые минимальные выплаты определяются сегодня горизонты планирования фирмы.

Меня останавливает то, что есть люди, которые приходят на работу. Даже несмотря на уменьшение зарплаты они приходят. Это означает, что у них нет каких-то других вариантов. Или, может быть, они надеются на что-то. Выйти сейчас на рынок в поисках работы, по крайней мере, в нашей области просто тяжело. И им, и мне. Пока все сидят на месте, пока никто не уволился, и пока люди выражают желание работать. Ну, такое желание уже, знаете, от безысходности. Но пока это будет, я буду стараться это поддерживать. И сколько еще они смогут так жить, особенно есть коллеги, у которых маленькие дети или родители уже пожилые, сколько люди выдержат еще в таких условиях, я не знаю. Как это будет продолжаться? Будем решать проблемы по мере поступления.

Москва, переводы и полиграфия

Спрос в данном случае – важный фактор, но принятие решения, закрываться или нет, предпринимательница обосновывает все-таки в другой логике. Решение аргументируется в логике заботы о сотрудниках. В рассуждениях руководительницы бюро переводов – это приоритетная плоскость.

В нашем следующем кейсе – обратная ситуация. Именно логика восстановления спроса определяет, в риторике предпринимательницы из Томска, судьбу ее дела.

А я не знаю, как мы держимся. Я уже несколько раз пыталась закрываться. Сейчас держимся из последних ресурсов. Вот сейчас декабрь месяц у нас нормально, январь – очень плохо, но январь – всегда плохо, в продажах он провальный месяц. Мы ждем март. Мы же россияне, мы всегда надеемся на март. И сейчас надеемся. И опять же, мы вот в своем плане ждем, а что будет с коронавирусом и другими мерами, мы не знаем.

Томск, торговля, магазин электротехники

То есть мы планируем… <Правда,> не знаю, как планировать, опять же. Но если все откроются, то с марта начнем хотя бы крылья расправлять. Да, очень хочется, чтобы в марте народ пошел. У нас и продукты хорошие, у нас торговый центр классный, прям хочется от этого тоже получать какой-то бонус, хотя бы для себя, в конце концов. Планируем вырастить продажи. Это желание всех предпринимателей – все-таки зарабатывать. Хотя бы в ноль все выходит – и то хорошо. Это такая игрушка для взрослых девочек на данный момент. Если честно, все мои доходы, чтобы на себя лично что-то потратить, – это только то, что муж мне может дать, и все. А здесь так, как игрушка для детей.

Томск, торговля, магазин электротехники

Конечно, не спросом единым живет малый бизнес. Всегда есть совокупность факторов. Для этой женщины-предпринимателя бизнес строится вокруг ее интересов и интересов семьи.

А куда идти работать дальше? Чем заниматься? Все-таки двое детей, как-то здесь можно оттуда [из кассы] что-то [взять], где-то денежку взять, и даже пусть там ноль, но они все равно крутятся, они вроде как есть, чтоб где-то на себя потратить, вытащить из бизнеса.

Томск, торговля, магазин электротехники

Дополнительный фактор в пользу сохранения бизнеса – достигнутые предпринимательницей выгодные договоренности с контрагентами – владельцами торгового центра, в котором располагается основной магазин.

Но мысли закрыться не то что витали они были реалистичны. Причем, если бы у меня не открылся этот новый торговый центр и мне не предложили хорошие условия там, то я бы закрылась.

Томск, торговля, магазин электротехники

Обстоятельство, удерживающее ее от последнего шага, лежит, в отличие от случая московской предпринимательницы, скорее в сфере соотнесения выгоды и издержек. Это понимание того, что банкротство в момент кризиса – не самая выгодная стратегия. Принадлежащие предприятию активы сегодня ничего не стоят. В таких условиях рекомендация себе самой «держать акции», возможно, действительно способна снизить будущие убытки.

Когда это все закроется это нужно оборудование продавать, в оборудование вложены большие деньги, а оно сейчас никому не нужно будет, я просто видела, как у нас все продают. Стоит годами, и в конечном итоге оно там так и умирает. То есть как?

Томск торговля магазин электротехники

Юлия Османова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение