• к-Темы
  • 04.05.20

Режим самоизоляции: в тягость или в радость?

В связи с пандемией коронавируса почти во всех городах введен режим самоизоляции. ФОМ узнал у горожан, соблюдают ли они его и какие сложности испытывают

qr-code
Режим самоизоляции: в тягость или в радость?

83% горожан говорят, что придерживаются режима самоизоляции, не соблюдают его лишь 14% – в основном это те, кто вынужден ежедневно ходить на работу.

Опрошенные нами респонденты понимают и принимают необходимость самоизоляции (64% считают оправданным его введение в их регионе), и поэтому многие относятся к своему положению со спокойствием (14%), безразличием (9%) или смирением: «терпим», «радости не испытываю, но воспринимаю как должное. Человеческая жизнь дороже, значит, надо терпеть», «жалко, конечно, но что делать?», «порядок есть порядок», «в окно выглянул: на рыбалку хочется, но нельзя. А так ничего, можно потерпеть» (11%).

Тем не менее, каждый второй (51%) при ответе на открытый вопрос (на который респондент сам формулирует ответ, а не выбирает из предложенных) о чувствах в связи с самоизоляцией сообщает о тех или иных негативных эмоциях. Люди говорят о нехватке свежего воздуха и движения (9%), и особенно часто, к нашему удивлению, об этом упоминают пожилые (17%), а кроме того, жители Москвы (16%), в которой режим самоизоляции был введен раньше всего и контролируется сильнее, чем во многих других регионах. Помимо этого, спектр негативных эмоций включает чувство безысходности, подавленности, тоски (5%), дискомфорта (4%), грусть и скуку (4%), раздражение и злость (у москвичей – особенно: 9% против 3% по населению), тревогу и страх (3%), чувство несвободы (2%), усталость от самоизоляции (2%), одиночество (2%), растерянность (2%) и даже панику (1%).

Лишь 5% горожан от души радуются режиму самоизоляции: «очень довольна, все устраивает», «кайф, я сплю», «балдеж: лежу читаю», «много занятий дома: рисую и музыка», «есть собой заняться время», «с сыном общаюсь, телевизор смотрю», «больше времени с семьей», «радуюсь».

Несмотря на не самые позитивные эмоции от самоизоляции, 41% горожан она дается легко, однако каждый третий (31%) говорит, что ему тяжело находиться в таких условиях (11% затруднились ответить). Труднее всего сидеть дома сейчас прежде всего тем, кто находится в вынужденном отпуске, и безработным.

Кроме того, чем больше людей в квартире или доме, тем сложнее людям находиться в самоизоляции. Исключение – одинокие: им так же непросто, как и тем, кто, например, живет вчетвером.

По понятным причинам респондентам, проживающим вместе с детьми, сейчас несколько сложнее, чем тем, кто живет только с супругом или супругой. 

Больше всего в режиме самоизоляции люди скучают по физической активности и прогулкам на свежем воздухе: «гиподинамия, невозможно выйти на улицу подышать свежим воздухом», «кислорода не хватает, на улицу хочу», «походить и посидеть на лавочке нельзя», «малоподвижный образ жизни», «нет свежего воздуха, хотелось бы больше ходить», «хочется прогуляться и воздухом подышать», «отсутствие активного образа жизни» (19%). Именно так они отвечали на открытый вопрос о самой большой проблеме режима самоизоляции лично для них.

Вторая проблема – материальные трудности, последовавшие за введением режима самоизоляции: «финансовые затруднения», «деньги их нет. Лишились дохода», «отсутствие денег, так как не выплачивают зарплату», «где денег взять? Нужно кормить детей», «острая нехватка денег, продуктов», «не хватает еды из-за нехватки денежных средств», «питание ограничено из-за нехватки денег» (12%). Часть людей напрямую говорили о потере заработка (8%). Труднее всего сейчас приходится большим семьям из пяти и более человек: 28% из них испытывают материальные трудности, в том числе по причине отсутствия или недавней потери работы (18%).

Многие из-за ограничений на передвижение чувствуют себя несвободными, ущемленными в правах: «отсутствие свободного перемещения. Ждешь, что могут остановить, хотя не объявлен режим ЧС», «недостаток свободы, ущемление передвижения, пропуска и все остальное», «все очень строго контролируется», «запрещают выходить на улицу и дачу», «свобода передвижения: есть сад, но не могу доехать до него», «не ходить на рыбалку и охоту», «не могу домой поехать с вахты», «нельзя съездить в другой город» (12%). Каждый десятый в качестве главной проблемы называет нехватку личного общения: «общения с друзьями и родными практически нет», «друзья не приходят, внуки, дети», «не встречаюсь с людьми, общение», «ко мне не могут приехать родные, близкие, сын, внуки, правнуки», «мало общения, еще меньше стали лично общаться», «одиночество» (10%). 

Люди жалуются на недоступность тех или иных магазинов и услуг: «не работают промышленные магазины», «все закрыто, одежду не купить», «много не работает магазинов, кафе», «проблема, что закрыты косметологи, различные магазины, кафе», «закрытие парикмахерских и закрытие торговых центров», «закрыты придорожные кафе, закрыты придорожные душевые» (3%).

Часть людей испытывают трудности в связи с переводом детей на дистанционный режим обучения: «учеба на расстоянии с детьми, дистанционное обучение», «являюсь учителем для своего ребенка. Почему родители должны учить ребенка?», «самообучение сложнее», «детей учебой загрузили», «ребенок плохо обучается, в школе было обучение лучше» (2%). Сложнее всего приходится большим семьям: в этой группе о проблемах с дистанционным обучением детей сообщили 10% респондентов. 

Подытоживая, хотелось бы отметить: хотя большинство россиян довольно легко переносят самоизоляцию – само по себе нахождение дома негативных эмоций, как правило, не вызывает, – неудобства и негативные следствия этого режима, такие как нехватка физической активности, финансовые трудности, потеря работы, одиночество, не могут рано или поздно не сказаться на настроениях людей. Будем надеяться, что пандемия пойдет на спад раньше, чем этот процесс зайдет далеко.

Источник данных: всероссийский телефонный опрос населения в городах с населением 50 тыс. чел. и больше. 23–26 апреля 2020 года. 1538 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,1%.

Ирина Осипова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение