• к-Беседы
  • 27.03.20

«Соблюдай дистанцию»: готовы ли мы к самоизоляции?

Пандемия движется к своему пику. Правительства во всем мире вводят жесткие меры по борьбе с COVID-19

qr-code
«Соблюдай дистанцию»: готовы ли мы к самоизоляции?

Ограничена работа транспорта, включая международное сообщение, закрываются предприятия – детские сады, школы и университеты, бары и рестораны, магазины, кроме продовольственных и аптек. Организации перешли на дистанционную работу. Во многих странах введен карантин, за нарушение которого предусмотрены серьезные наказания – от штрафов в сотни и тысячи евро или ареста до смертной казни, как в Китае. 

Законопроект об ужесточении ответственности за несоблюдение карантина рассматривается и в Госдуме. Пока депутаты обсуждают этот документ, в Ставропольском крае уже завели первое дело – привлекли к уголовной ответственности за отказ от самоизоляции: врач-инфекционист вернулась из Испании и продолжила ходить на работу. Позже у нее обнаружили коронавирусную инфекцию. Ей грозит срок по двум статьям УК – «Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей» и «Халатность». Карантин предполагает соблюдение дистанции, нарушение которой – преступление. 

Какими бы драконовскими ни были меры контроля, этот ставропольский случай не будет последним. Закономерный вопрос: кто и почему может сопротивляться требованиям карантина?

Судя по комментариям в социальных сетях, в недобросовестности уже обвинили самых мобильных – молодежь и активную часть среднего класса. Но не они одни оказались под подозрением. 

В число нонконформистов неожиданно попали пожилые. Для них цена любого изменения в образе жизни – самая высокая. Представители этой категории меньше других освоили электронные средства коммуникации и привычно решают вопросы офлайн. Хорошо известно, кто завсегдатаи во всех очередях – в поликлиниках, центрах госуслуг. И хотя пожилые в наивысшей группе риска, отказ от самоизоляции с их стороны не так уже маловероятен. Предпринятые правительством Москвы меры «удержания дома» (выплаты по четыре тысячи рублей пенсионерам) должны что-то решить, но это зависит от того, как будет работать механизм начислений. Меры для населения в целом – внеплановые каникулы, льготы и выплаты. Вместе с тем ожидается, что люди и без этих стимулов осознают опасность и поведут себя согласно требования карантинного режима. 

Ситуация, когда физическое дистанцирование может означать солидаризацию, кажется парадоксальной. На самом деле парадокса тут нет. Правила физической дистанции есть во всех обществах и служат важнейшей опорой нормального взаимодействия. В условиях распространения коронавируса социальная дистанция возрастает. Изменение это не только количественное, но и качественное.

Требования эпидемиологов держаться на расстоянии двух метров друг от друга создают трудные моральные ситуации. Следование этому правилу неизбежно сопряжено со всевозможными неловкими ситуациями, взаимным подозрением, враждебностью и в конечном счете приводит к фрустрации и чувству социальной депривации. Особенно трудно в обществах, где культурной нормой считается признание других, открытость, готовность к общению, желание помогать. Такт – самое важное для поддержания коммуникации – теперь часто невозможен. Уже придумали здороваться локтями, но как взаимодействовать с продавцом в магазине, когда между вами дистанция в два метра? С практической точки зрения правило «два метра» сложно выполнимо. По моим наблюдениям, многие воспринимают его двояко, применяя прежде всего к незнакомцам, но не к близким. Никто не склонен думать, что близкие люди заражены вирусом, а потому даже в сложившейся ситуации сохраняют тесные контакты с родственниками и друзьями. Кроме того, в непростое время сложно помогать друг другу, держась на расстоянии.

Отказы от самоизоляции указывают на значение социальной жизни. Привычное предположение, что здоровье – абсолютная ценность и ее приоритет одинаков для всех, на самом деле проблематично. Как известно, у человека есть и другие ценности, помимо биологических. Люди могут быть достаточно информированными и хорошо знать об опасностях для здоровья, но это знание отнюдь не всегда определяет их действия. Они не просто что-то знают, а еще наделяют это знание значением, смыслом. Рациональные доводы работают только там, где признается их ценность и где они разделяются членами сообщества. Если это значение придается вещам, которые противоречат заботе о здоровье, то никакие логика и аргументы не заставят людей изменить поведение. Знания обладают относительной ценностью – важность сохранения социальной жизни и идентичности может нивелировать значение рисков для организма. Потребуется время, чтобы в условиях эпидемии правила социальной жизни и правила заботы о здоровье пришли в согласие, если только вирус не будет побежден раньше. 

Радик Садыков

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение