• к-Зонд
  • 29.09.21

Социальные эффекты принуждения к вакцинации

Об общественной реакции на мотивирование и принуждение к прививке со стороны государства

qr-code
Социальные эффекты принуждения к вакцинации

Низкие темпы вакцинации в России подтолкнули власти в июне этого года пойти на ряд мер, призванных стимулировать наших сограждан сделать прививку. На фокус-группах со сторонниками и противниками вакцинации мы попытались разобраться, что люди думают о принуждении к вакцинации со стороны государства, с какими мерами принуждения они сталкивались и как относятся к дискриминации непривитых.

Вначале оговоримся, что исходное разделение на тех, кто скорее за вакцинацию от коронавируса (сторонники), и тех, кто скорее против нее (противники), которое легло в основу формирования состава участников дискуссионных групп, сработало слабо. По большинству обсуждавшихся тем и вопросов позиции сторонников и противников оказались схожими. Возможно, это связано с тем, что поддержка вакцинации как меры борьбы с коронавирусом зависит от того, какая доля населения в результате привьется. Если получится привить достаточное число людей для формирования коллективного иммунитета, то эту меру стоит поддерживать. Если нет, то вакцинация теряет смысл. Факт поддержки вакцинации может по-разному интерпретироваться информантами, отчего позиция условного сторонника по этому вопросу будет слабо отличаться от позиции условного противника. Тем не менее в тех случаях, где различия между позициями сторонников и противников есть, мы будем их выделять. Если это дополнительно не будет оговорено, то в основном речь будет идти о консолидированной позиции всех участников дискуссионных фокус-групп – как сторонников, так и противников прививки.

Принуждение к вакцинации

Собственно отношение к вакцинации по очевидным причинам стало одним из немногих явных отличий между ее противниками и сторонниками. Среди факторов негативного отношения к вакцинации озвучивались: 

  • недостаточно продолжительное тестирование вакцины, нежелание быть подопытными кроликами;
  • риск долгосрочных последствий прививки;
  • убежденность в отсутствии государственной поддержки в случае осложнений после вакцинации;
  • неэффективность вакцины (риск заболеть даже после прививки);
  • убежденность в том, что нет смысла бороться с коронавирусом, так как его распространение носит естественный характер.

Противников также смущает, что наши вакцины не признаются в других странах. К тому же они часто транслируют представление, что прививку навязывают как средство без противопоказаний, не вникая в индивидуальные особенности здоровья людей. В этих условиях россияне предпочитают рассчитывать не на коллективный, а на индивидуальный иммунитет.

«Потому что лично я, за себя могу сказать, я не хочу быть первопроходцем в этом мероприятии. Вакцина новая достаточно еще, до конца не изученная, скажем так. По крайней мере, так представляют информацию, что мне непонятно, что там в ней, как там в ней, как это отразится на моем организме: отнимутся ноги у меня или нет. Я это вкалывать в себя не хочу и рисковать своим здоровьем». (Волгоград, женщина, 31–45 лет, противница вакцинации)

Сторонники вакцинации предпочитают отмечать преемственность «Спутника V» относительно ранее разработанных вакцин, именно этим «оправдывая» скорость его создания. Они также в большей степени склонны концентрироваться на эффективности вакцины, чем на ее (не)безопасности. Тем не менее и среди сторонников озвучиваются опасения по поводу возможных осложнений после прививки. Люди сталкиваются с отсутствием доступа к другим российским вакцинам (чаще всего жалуются, что аллергики не могут получить доступ к «КовиВаку»). Еще важно отметить, что, несмотря на свою позицию, многие из сторонников по разным причинам все еще не привиты (кто-то болел, кто-то ждет нужную вакцину), а многие, по всей видимости, и не собираются прививаться в обозримом будущем.

«Я положительно настроена по поводу этой прививки. Думаю, что в будущем ближайшем, когда уже, как бы, больше такой гадости не будет, когда сейчас уже полностью, как говорится, разработают ее, поймут, как она есть, все пойдет в лучшую сторону». (Воронеж, женщина, 20–30 лет, сторонница вакцинации)

Отношение к принуждению вакцинироваться как среди сторонников, так и среди противников негативное. Противники отмечают, что их возмущают попытки скрыть факты прямого принуждения, притом что власти продолжают называть вакцинацию добровольной. По их мнению, государство жестко вторгается в личные сферы жизни человека, коими являются здоровье и тело, и людям просто не оставляют выбора. Тем не менее и противники считают, что определенным категориям населения, которые много контактируют с окружающими, стоит привиться. 

«У определенной категории граждан она должна быть, а для основной массы, которая не связана с массовым контактом, это необязательно». (Воронеж, мужчина, 60+ лет, противник вакцинации)

В отличие от них сторонники иногда признают меры принуждения неизбежными и необходимыми: мол, по-другому с нашими гражданами нельзя. К тому же, по их мнению, сейчас есть обязательная вакцинация (и то только для некоторых категорий), но нет принудительной вакцинации – никого насильно прививаться не заставляют.

«Для меня это дико, когда кто-то принуждает кого-то делать что-то со своим телом. Ну как так? Если я живу в этой стране, это не значит, что у государства есть полное право на мое тело. Я лучше знаю, что мне в данный момент… Я не говорю, что я против, прививка – это хорошо, с одной стороны, но это опять-таки добровольно». (Воронеж, женщина, 20–30 лет, сторонница вакцинации)

По мнению информантов, попытки государства продвигать обязательную вакцинацию вызваны низкой долей привитых. Отсюда вытекают разные версии, почему власти так реагируют на сложившуюся ситуацию, в том числе и конспирологические. Мотивами ужесточения принимаемых мер называют желание разработчиков вакцины (и, видимо, связанных с ними чиновников) заработать или, по крайней мере, отбить вложенные средства, а также стремление сократить население (на планете или в стране – в зависимости от масштаба конспирологического мышления). Лишь сторонники изредка излагают версию, согласно которой государство принуждает людей к вакцинации из-за риска начала новой волны заболеваемости осенью.

«Может быть, просто рассчитывали, что людей запугают и все сразу пойдут. А тут, как бы, видят, что меньше, чем ожидали, пошли прививаться, – нужно как-то подтолкнуть людей. Начали на больное давить, в отпуска не пускать, на работу не пустят. Больше страшат, мне кажется». (Пермь, женщина, 20–30 лет, противница вакцинации)

«Мне кажется, что вакцины изобрели много, наготовили и нужно использовать. А денег-то сколько вложено!» (Москва, женщина, 60+ лет, сторонница вакцинации)

«Информант 1: Чтобы не было новой волны большой.

Информант 2: Вспышки.

Информант 3: Осенью, наверное, осенью все болеют. И хуже всего, ну, даже просто гриппом – а тут ковидом. Чтобы успели до осени сделать». (Воронеж, 20–30 лет, сторонники вакцинации)

По общему убеждению, у государства нет права заставлять людей прививаться. Для этого нет законодательной базы. Аргументами в пользу жестких действий со стороны властей могли бы стать лишь высокая смертность от заболевания (нынешние показатели участники фокус-групп не расценивают как высокие) или способность при помощи вакцинации в одночасье и окончательно остановить пандемию (что, очевидно, невозможно). Также встречается мнение, что момент для обязательной вакцинации упущен. В отсутствие изначально жестких и последовательных требований властей уговорить и даже заставить людей прививаться сейчас трудно. 

«Конституцию надо открыть – там четко написано, если посмотреть: любое медицинское вмешательство является добровольным. Все, точка». (Москва, мужчина, 46–59 лет, противник вакцинации)

«Я тоже как-то, знаете, сомневаюсь во всем… Может быть, надо было сразу жестко начать, а теперь, когда с нами вот так по-демократичному, теперь мы, конечно, будем сопротивляться. А если бы вот тогда, год назад, сразу надо было вакцинировать, может быть, мы бы сейчас по-другому разговаривали». (Воронеж, женщина, 60+ лет, противница вакцинации)

Проблема также заключается в том, что большинство информантов не видят прямой связи между вакцинацией и созданием безопасных комфортных условий для всех. Люди предпочитают заботиться о личной безопасности, а не о безопасности окружающих.

«Все говорят: не иди на обгон в горку, потому что не видно. Выезжаешь на тебя фура, ты в блинчик. То тут [при вакцинации] непонятно, какая безопасность. Чья безопасность? Моя? Мне хорошо, я не болею, я переболел. Меня ничего не беспокоит. Там [в правилах дорожного движения] все понятно и прозрачно, по крайней мере для потребителя. А тут непонятно». (Пермь, мужчина, 2030 лет, противник вакцинации)

«Потому что эти родственники, чтобы не умирать, они добровольно могут сами себе сделать вакцинацию. Это их дело. В чем проблема? А при чем тут я? Я не хочу. Вот они хотят пусть делают». (Москва, мужчина, 4660 лет, противник вакцинации)

В ситуации с низкими темпами добровольной вакцинации на передний план выходит принуждение. Информанты лично сталкивались или слышали от знакомых, что людей разными способами заставляют прививаться

  • отстраняют от работы или учебы;
  • отказывают в принятии на работу, угрожают не выплатить премию;
  • отказывают в заселении в общежитие или санаторий;
  • требуют от туристов предоставить сертификат о вакцинации;
  • отказывают в медицинской помощи;
  • вводят обязательную вакцинацию для представителей ряда профессий (врачей, учителей, полицейских).

«Информант 1: Все в работу упирается.

Информант 2: У меня сын, например, в институт сейчас пойдет, и слава богу. И, соответственно, я пока еще так, на уровне слухов: либо ты делаешь прививку – как это будет, пока непонятно, – и ходишь в институт, либо ты сидишь дома в удаленном формате. Непонятно». (Волгоград, 31–45 лет, противники вакцинации)

«Я вот слышал, что студентов не заселяют в общежитие, пока не привьются, ну, поначалу так было. Сейчас вроде бы это замолкло, но такое было». (Воронеж, мужчина, 60+ лет, противник вакцинации)

Перспективы дискриминации непривитых информанты не поддерживают. Подвергаясь гонениям, непривитые, по их мнению, могут попасть в один ряд с представителями других групп, права которых ущемляются в современной России. В отношении непривитых не следует проявлять неприязнь – это лишь отталкивает от кампании по вакцинации. 

«Отрицательно [отношусь к дискриминации непривитых]. Почему в нашем современном обществе, когда уже всех принимаем – и геев, и трансгендеров, и зеленых, белых, фиолетовых, – непривитых ущемляют? Ограничить меня во всех свободах – это как так? В XXI веке – это вообще!» (Волгоград, мужчина, 31–45 лет, противник вакцинации)

По мнению информантов, людей нужно не принуждать, а убеждать. К тому же волей-неволей непривитые тоже вносят вклад в достижение коллективного иммунитета – потому что болеют.

«Меры принуждения вообще недопустимы, должны быть методы убеждения – но не принуждения». (Воронеж, мужчина, 60+ лет, противник вакцинации)

«Он [непривитый] рано или поздно переболеет, у него сформируются антитела, будет иммунитет, он уже поймет, прав он или не прав. Но это лично его мнение». (Пермь, женщина, 31–45 лет, сторонница вакцинации)

Среди возможных способов побуждения людей к вакцинации назывались

  • денежное вознаграждение;
  • отгул или дополнительные дни к отпуску;
  • гарантия поддержки в случае побочных эффектов от прививки (фактически – специальная страховка);
  • повышение доступности ПЦР-тестов и тестов на антитела (чтобы убедить привиться тех, кто не болеет или у кого не обнаружится антител);
  • расширение доступа к профессиональной медицинской консультации;
  • обязательная вакцинация медиков;
  • информационная кампания по объяснению принципа работы вакцины и аспектов ее разработки;
  • повышение доступности статистики, связанной с последствиями вакцинации.

Часть информантов считает, что никакими мерами оперативно ситуацию не исправить, должно пройти время – тогда появится больше сведений о результатах тестирования вакцины.

«Я думаю, какие-то должны быть льготы и поддержка. После прививки, если у тебя какие-то побочки, человек должен надеяться, что ему помогут. А не так, что верь, надейся… Будь уверен, да». (Воронеж, мужчина, 20–30 лет, сторонник вакцинации)

«Показывать реальную статистику тех, кто поставил, и как работает эта вакцина. Если бы прям реально показали, что он болел всего два дня, что у него реально был ковид, мне кажется, люди добровольно побежали бы делать. А не так, когда столько мнений, сами медики против, сами медики не привились, а [остальным людям] надо». (Пермь, женщина, 31–45 лет, сторонница вакцинации)

Отношение информантов к различным розыгрышам призов среди привитых нейтральное. Хотя в некоторых случаях это расценивается как безответственная манипуляция со стороны властей. К тому же такие меры привносят в происходящее элементы фарса: вместо аргументации и объяснений люди видят конкурсы и другие завлекательные мероприятия – из-за чего может формироваться негативное отношение к кампании по вакцинации.

«Этот метод поощрения вакцинации – он по крайней мере не является незаконным». (Москва, мужчина, 46–59 лет, противник вакцинации)

«Противно: это манипуляция. Потому что, ну как сказать, думающие люди – они всегда думающие. А вдруг кто-то решится, сделает прививку, а потом что?» (Москва, женщина, 46–59 лет, противница вакцинации)

Что будет с мерами контроля

Самым вероятным дальнейшим сценарием, по мнению информантов, является усиление принуждения к вакцинации после выборов в Госдуму. В пользу этого говорит риск осеннего всплеска заболеваемости. Скорее всего, власти будут придерживаться цели привить 60% граждан. Поэтому многие информанты рассчитывают попасть в число оставшихся 40%, кому прививаться не надо и кто тем не менее будет пожинать плоды достигнутого коллективного иммунитета. Такую стратегию условно можно назвать проехать зайцем.

«Мне кажется, после выборов будут более жесткие меры. Потому что нам надо достичь 60% вакцинированных, только в этом весь смысл. Если будет добровольно (хочу – да, хочу – нет), 60% не будет и смысл вообще теряется». (Пермь, женщина, 31–45 лет, сторонница вакцинации)

«Опять же зависит от процента вакцинированных. При определенном проценте вакцинированных, например 60–70, никакие жесткие внедрения больше не потребуются». (Москва, мужчина, 46–59 лет, противник вакцинации)

Информанты ожидают, что властям удастся добиться вакцинации работающих людей, так как на них эффективно воздействуют имеющиеся рычаги давления. К тому же прививка, по мнению информантов, станет регулярной: ее надо будет делать раз в год. 

В отношении непривитых дискриминационные меры, по мнению информантов, могут усилиться: им могут запретить перемещение между городами, посещение общественных мест, а может быть, даже введут для них штрафы. В любом случае усиление давления вызовет рост социального напряжения, что может вылиться в акции протеста. Но даже среди тех, кто готов привиться, отмечается обеспокоенность в связи с усилением государственного принуждения. Людям не нравится, что им все чаще приходится попадать в некомфортные и унизительные ситуации, когда им диктуют, что надо делать.

«Информант 1: Все, кто работает, прививаются.

Информант 2: Пенсионеров никак не захватит, а всех работающих уже так зажали, что все уже сделали». (Воронеж, 60+ лет, противники вакцинации)

«Просто неприятно, когда я захожу в метро, мне там говорят, возвращаясь в прошлое время, когда это было, надеть перчатки. Рядом – санитайзер. Зачем я должна надевать и отчитываться перед каким-то там охранником? Мне это просто неприятно. Не то что негатив, но дискомфорт какой-то». (Москва, женщина, 46–59 лет, противница вакцинации)

Ответом на усиление принуждения являются различные способы обхода навязываемых правил. Среди них информанты упоминали следующие:

  • покупка сертификатов о вакцинации;
  • обращение к знакомым врачам для получения сертификата;
  • получение медотвода;
  • обращение к сотрудникам МФЦ, чтобы те внесли человека в базу вакцинированных;
  • использование чужого QR-кода, подтверждающего вакцинацию.

Что примечательно: все эти попытки обойти ограничения в основном находят понимание у информантов – как у сторонников, так и у противников прививки от коронавируса. По их мнению, хорош любой способ избежать принуждения.

«Опять же, человек может болеть, ему нельзя делать. А ты приходишь – тебе говорят: «Делай». А он боится, потому что он знает, что ему нельзя. И в такой ситуации, мне кажется, логично, что человек купит прививку, лишь бы себя не калечить». (Воронеж, женщина, 20–30 лет, сторонница вакцинации)

_______________

Источник данных

Восемь дискуссионных фокус-групп с разбивкой по отношению к вакцинации и принуждению вакцинироваться, а также по возрасту и городам.

_____

Вопросы-фильтры

  1. Лично вы скорее за или скорее против вакцинации от коронавируса?
  2. Одни считают, что принуждать к вакцинации нельзя, это сугубо личное решение каждого. Другие считают, что в условиях эпидемии можно объявить обязательную вакцинацию для всех, у кого нет противопоказаний. А как считаете вы?
Константин Глазков

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ