• к-Темы
  • 03.11.20

Уроки первой волны

Как предприниматели (не) исполняли постановления властей

qr-code
Уроки первой волны

Первая волна пандемии создала новую среду повседневности, в которой всем пришлось заново учиться ориентироваться. Малый бизнес, тесно вплетенный в эту среду, столкнулся с множеством новых вызовов. Рецепты выживания писались, что называется, на ходу, хотя и опирались на обретенный за последние десятилетия опыт выживания в кризисы. Были задействованы как уже укоренившиеся практики из 90-х, так и их адаптированные к новым реалиям варианты. Какие выводы можно сделать на основе нового опыта?

В июне 2020 года межрегиональная исследовательская группа, объединившая 24 независимых социологических центра, включая ФОМ, провела исследование малого бизнеса во время пандемии. В тот период на большей части страны действовали строгие ограничительные меры. Исследователи, используя дистанционные методы – онлайн-фокус-группы и глубокие онлайн-интервью, – опросили 109 предпринимателей из 22 регионов и 30 наиболее пострадавших от коронавируса отраслей.

Даже предприниматели, которые на время режима изоляции честно закрыли свой бизнес, не всегда неукоснительно соблюдали постановления властей. В первую очередь это коснулось рекомендации о сохранении зарплаты наемным работникам.

«Я знаю, что коллеги понизили зарплату всем чуть ли не в два раза, чуть не наполовину срезали… Я сильно не шпионил, но просто наши рассказывали. То есть такие меры для того, чтобы убрать расходную часть, чтобы в итоге доходы не оказались ниже расходов, чтобы убытков не было… Хотя бы держаться там на нулях и в надежде, что потом, когда-то мы выплывем». (Красноярск, ресторанный бизнес)

Переговоры с наемными работниками оказались непростыми. Сотрудники часто рассчитывали на выплату зарплаты в полном объеме, но предприниматели далеко не всегда могли это обеспечить.

«Пришлось побеседовать, мягко говоря... Объяснили, что… неизвестно: искать им что-то не искать, куда-то идти, что там осталось из работы в Красноярске. Что-то там потихоньку движется, кто-то на самозанятости, кто-то в тени... В общем, мы попросили людей остаться, неофициально в том числе…» (Красноярск, организация мероприятий)

Часть работников сохранили свои места неофициально – это означает, что наемный работник не защищен официальным договором, а значит, и законом, и выплата (или невыплата) зарплаты ему – целиком на совести предпринимателя.

Таким образом, наблюдались несколько вариантов сокращения расходов:

  • уменьшение официальной зарплаты сотрудников;
  • перевод выплат в тень, чтобы не платить налоги;
  • увольнение.

«Это не значит, что люди не будут работать. Будут, но незаконным образом. Будут, но только будут работать втихушку, втихушку и без каких-либо там налогов и юридических статусов. То есть переходим снова в эпоху 90-х, когда там бартером будем платить заработную плату, кто чем: ты мне бутылкой водки, а я там тебе, не знаю, колбасой…» (Красноярск, частное дошкольное образование, начальные классы)

Информанты старшего поколения гордятся своим «чутьем бизнесмена», указывая, что для людей из 90-х происходящее сегодня – «это как комариный укус, всегда нужно быть начеку. А когда ты находишься в постоянной мобилизации, то тогда и проблем меньше». Постоянная мобилизованность и готовность к удару – вот главный навык предпринимателя в России.

«Половинчатые» решения бизнеса (когда работодатель, плативший зарплату официально, перестает это делать) можно рассматривать как первый шаг по переходу в «серую» зону. По мнению информантов, люди все больше отделяют себя от государства, и это «плохой прогностический признак». Предпринимателям, которые не согласны с ограничительными мерами, будущее рисовалось как усиление оппозиции государству в экономической сфере.

«Нас ждет возрождение НЭПа в самом плохом его виде, мне представляется. Люди уйдут в гаражи, и гаражная экономика будет конкурировать жестко с экономикой государственной». (Саратов, бизнес в сфере строительства, аренда техники)

Опыт уклонения от введенных государством ограничительных мер (которые, по мнению предпринимателей, душат их бизнес), полученный в период первой волны, может стать прецедентом для возвращения к подпольной работе.

«Чтобы понимание было, как же я вообще живу, работаю… …Я товарища встретил, он собственник фитнес-клуба. И он правильную фразу сказал: «Мы работаем в режиме подпольного казино». Вот я сейчас работаю в режиме подпольного казино. Нам работать нельзя, но я работаю. Спрос, слава богу, ну, какой-никакой есть, поэтому вот таким образом и выживаем сейчас…» (Саратов, владелец нескольких бизнесов)

В своей ожесточенной борьбе за выживание предприниматели воспринимали государство, скорее, как препятствие, чем как помощника. И ограничительные меры – как помеху, желание навредить, а вовсе не как заботу.

«У меня нет иллюзий относительно государства, в котором мы живем, поэтому хотя бы пусть не мешают. Потому как все эти ограничительные меры, которые введены, на мой взгляд, в большей степени это не забота о самочувствии граждан, а просто-напросто ограничения, которые не дают возможности нормально работать и зарабатывать». (Екатеринбург, психологическое консультирование)

Итак, по восприятию ситуации, возникшей на момент исследования, предприниматели разделились на два типа: одни подчинились ограничительным мерам властей, другие восприняли их как препятствие, которое надо преодолеть.

«Есть люди, которые говорят: ну, поступил же приказ самоизолироваться, сидеть дома предпринимателям. У меня куча вариантов, когда предприниматели после приказа сидеть дома сели и сидят дома. А есть другие, которые «а мне пофигу». Вот мне было реально пофигу. Я переориентировался. Я сначала сделал «левый» пропуск, потом получил, потому что очереди пошли. Я сначала «левый», неделю с «левым», потом с оригинальным пропуском ездил, получил его. Кто хочет, тот всегда выкарабкается». (Краснодар, техническое обслуживание)

Обращает на себя внимание отсутствие страха перед государством за нарушение законов, связанных с самоизоляцией. Возможно, нет его потому, что государство лишь грозит нарушителям жесткими санкциями, но не реализует их на практике. Неприменение санкций к нарушителям побуждает тех предпринимателей, кто пытается работать «по закону», перестать беспрекословно выполнять все требования властей. Опыт полуподпольного ведения бизнеса в 90-е годы стимулирует сегодняшних бизнесменов уйти в тень и переориентироваться на «гаражный бизнес».

Узнайте больше подробностей в полной версии аналитического доклада «Краш-тест малого бизнеса: уроки и последствия первой волны пандемии»

Автор доклада – Нелли Романович, Институт общественного мнения «Квалитас» (Воронеж) Адаптированный текст – Юлия Османова, ФОМ

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение