• к-Зонд
  • 17.03.21

Вакцинация от COVID-19: анализ мониторинга

ФОМ провел три замера об отношении к вакцинации

qr-code
Вакцинация от COVID-19: анализ мониторинга

С 13 января, объявленного днем начала массовой вакцинации россиян от коронавируса, прошло более двух месяцев. В рамках Проекта к-ФОМ мы разработали тематический блок вопросов, для того чтобы отслеживать, как в обществе меняется отношение к вакцинации, информации о ней и о российских вакцинах, а также сколько людей (по их словам) вакцинировались. Делимся результатами первых мониторинговых замеров.

Всего проведено три таких замера: данные собирались с 23 по 26 декабря 2020 года (№1), с 16 по 19 января 2021 года (№2) и с 12 по 15 февраля (№3). Отметим, что первый опрос был установочным, анкеты второй и третьей волн мониторинга были существенно расширены.

Восприятие информации о вакцинации

Очевидно, что сейчас вакцинация от ковида является одной из главных тем во всем мире, в России в том числе. Внимание к новостям о вакцинации от коронавируса находится в нашей стране на стабильно высоком уровне (динамики в трех замерах практически нет): в феврале 38% респондентов сказали, что следят за ними внимательно, 40% – что не очень внимательно (21% опрошенных вообще не следят). Очень заметна разница в группах по возрасту: среди молодых и людей среднего возраста доля тех, кто не следит за новостями о вакцинации, намного выше, чем по выборке в целом (36 и 30% соответственно), в то время как в группе 46–60 и 60+ лет она составляет 15 и 9%. 

Эта разница кажется объяснимой: молодые меньше боятся столкнуться с тяжелым течением болезни и, скорее всего, менее склонны внимательно следить за информацией о коронавирусе – они устали от этой темы. А вот для старшего возраста вакцинация является возможностью вернуться к нормальной жизни без постоянных опасений смертельно заболеть (или в очень тяжелой форме) и без ковидных ограничений. Эту гипотезу косвенно подтверждают и распределения ответов на вопрос о представленности темы в СМИ. В группах 18–30-летних и 31–45-летних наблюдаются заметные расхождения со средним по выборке показателем.

Кроме того, молодые респонденты чаще остальных склонны считать СМИ перегруженными информацией о вакцинации, в то время как люди в возрасте уверены, что внимание теме уделяется в нужном объеме.

Ключевой вопрос, касающийся особенностей восприятия информации о российских вакцинах, – вопрос о доверии. На текущий момент доверяют такой информации 58% опрошенных, не доверяют 33%. Ситуация меняется к лучшему, но не слишком быстро: за месяц доля доверяющих выросла на 6 п. п., доля не доверяющих такой информации снизилась на 4 п. п.

На доверие к информации заметное влияние оказывают три фактора: это возраст респондента и его материальное положение. Следует также обратить внимание, как изменился показатель доверия с января по февраль в каждой социально-демографической группе.

Конечно, обращает на себя внимание высокая степень недоверия среди молодежи: в группе 18–30-летних доля не доверяющих информации о российских вакцинах выше, чем доля доверяющих (50% против 44%), а в группе 31–45-летних эти доли практически равны (42 и 45% соответственно). Между тем следует отметить, что в группах 18–30 и 46–60 лет быстрее, чем в других, растет доля доверяющих информации о российских вакцинах.

Заслуживает внимания и распределение ответов среди людей с разным материальным положением. Общий уровень доверия к информации о вакцинах растет в основном за счет людей с хорошим и средним материальным положением: в этих группах положительная динамика наиболее заметна (доля доверяющих растет, не доверяющих – снижается). А вот респонденты с плохим и очень плохим материальным положением, напротив, более склонны к недоверию: доля доверяющих с января по февраль не изменилась, а доля не доверяющих выросла на 4 п. п.

Чтобы понять, что кроется за недоверием респондентов, мы задавали им уточняющий открытый вопрос «Почему, по каким причинам вы скорее не доверяете информации о российских вакцинах?». Ответы распределились следующим образом.

  • Наиболее популярным аргументом (а точнее, двумя связанными аргументами) в пользу недоверия к российским вакцинам является слишком высокая скорость их разработки и отсутствие полноценных клинических испытаний: «вакцины не проверены», «мало апробаций, слишком быстрый срок изготовления вакцины», «это не вакцина, в такой короткий срок создать реально действующую вакцину невозможно», «просто не доверяю, мало времени прошло для испытаний» – в таком ключе высказались 13% респондентов.
  • Второй по популярности аргумент – общее недоверие к федеральным СМИ, в особенности к телевидению: «не доверяю СМИ российским: говорят только то, что выгодно, нет свободы слова, СМИ подчинены правительству», «ни разу в телевизоре правды не сказали», «давно перестал доверять тому, что говорят по телевизору», «потому что мы живем в России, где нет правды» – 5%. Отметим, что такие рассуждения чаще характерны для молодых респондентов.
  • Третий аргумент – информация о побочных эффектах, причем чаще всего в цитатах встречается именно упоминание серьезных осложнений и даже смерти после вакцинации: «примеры жизненные – после вакцины заболевают, ухудшается состояние человека», «есть случаи осложнения после прививки», «потому что недавно были случаи, что человеку было плохо, а потом он умирает после вакцины», «потому что есть случаи смертности» – 4%.
  • Четвертый аргумент – недоверие к российской медицине и медицинским разработкам: «я знаю, что наши вакцины плохие, у меня есть друзья врачи», «потому что фармацевтика в России уже никакая», «нет доверия нашей медицине», «если мы не можем делать лекарства, а тут вакцину за три месяца сделали» – 2%.

Остальные ответы набрали около 1%: большой объем противоречивой информации, «много разных мнений»; вакцинация от коронавируса бесполезна и неэффективна, «это все ерунда, она не поможет»; «я против прививок»; навязчивость информационной кампании за вакцинацию; отрицание существования коронавируса; отсутствие информации о том, что президент РФ Владимир Путин или другие влиятельные чиновники вакцинировались; нежелание прививаться под давлением государства.

Как из количественных распределений, так и из ответов на открытый вопрос хорошо видно, что настороженное (мягко говоря) отношение к российским вакцинам – на данный момент вопрос репутации и доверия к различным государственным институтам, начиная с федеральных СМИ и заканчивая системой здравоохранения (куда по инерции относят и всю российскую медицинскую науку). Переломить эту тенденцию непросто, но, как показывает интенсивная кампания по легитимации и продвижению «Спутника V» с опорой на публикацию в международном и авторитетном медицинском журнале Lancet, возможно. Кажется вполне логичным связать позитивную динамику по доверию к информации о российских вакцинах именно с этой масштабной кампанией, а также с последовавшими за публикацией заказами «Спутника V» другими, в первую очередь европейскими, странами. Большую часть аргументов против российских вакцин можно преодолеть, например, просветительской работой, однако здесь важно понимать, что треть не доверяющих в контексте масштабной пандемии – это очень высокий показатель. Необходимая просветительская работа запаздывает, и это не может не сказываться на темпе вакцинации в России, который является катастрофически низкими по сравнению с другими развитыми странами.

Ход вакцинации: опросные данные

Нужно учитывать, что по результатам опроса общественного мнения делать даже приблизительные выводы о ходе вакцинации в статистическом смысле, экстраполируя данные по выборочной совокупности на генеральную, некорректно. Тем не менее определенную важную информацию эти данные все равно отражают. 

Так, рост доли ответов «уже сделал(-а) прививку» с 2 до 6% довольно мало информативен. Действительно, вакцинация постепенно идет, вакцина поступает в регионы, люди прививаются (хотя рост за месяц мог бы быть и выше). А вот что интересно – какие социальные группы более серьезно относятся к вакцинации, прививаются активнее других. Так, самая привитая половозрастная группа – мужчины старше 60 лет (10%), мужчины 45–60 лет (9%) и женщины старше 60 лет (9%). Любопытно, что 46–60-летние женщины прививаются менее активно, чем их ровесники мужчины: здесь доля привитых всего 4%. Наименее привитая группа – молодые мужчины (в группе 18–30 лет доля сделавших прививку составляет всего 2%, в группе 31–45 лет – 3%). 

Также мы видим, как ощутимо за последний месяц выросла доля людей, в чьем окружении хотя бы один человек сделал прививку. Динамика заметная: за месяц доля респондентов, выбравших ответ «кто-то из родственников, знакомых сделал прививку», выросла на 17 п. п., с 11 до 28%. Это, конечно, хороший знак – чем больше людей столкнется с позитивным опытом вакцинации (пусть и через родственников/знакомых), тем меньше будет страхов по поводу сильных побочных эффектов от прививки.

Доля опрошенных, в окружении которых никто не сделал прививку, снизилась на 19 п. п., с 85 до 66%. Этот процент выше среднего по выборке среди респондентов с плохим или очень плохим материальным положением (74%), со средним специальным образованием (73%), среди жителей городов с населением от 250 тыс. до миллиона и сел (по 71%). А вот в Москве, напротив, доля респондентов, в окружении которых никто не сделал прививку, самая низкая (40%), а сделавших прививку среди знакомых/родственников – самая высокая (54%). Такие данные прямо указывают на проблему неравного доступа к вакцине: Москва прививается активнее, и вряд ли это связано со спецификой респондентов. Скорее дело в структурных возможностях вакцинироваться, которых в столице на порядок больше, чем в других городах-миллионниках, а об иных типах населенных пунктов пока говорить в принципе трудно. 

Из данных опроса также очевидно, как постепенно (хотя и довольно медленно) происходит улучшение репутации вакцины «Спутник V» (об аргументах, из-за которых пострадала репутация, говорилось выше). И в нашем распоряжении имеются сразу три мониторинговые точки.

Общий тренд очевиден: доля считающих вакцину «Спутник V» некачественной постепенно снижается (с конца декабря до середины февраля – на 8 п. п.), доля считающих ее качество скорее высоким понемногу увеличивается (на те же 8 п. п.). Вероятнее всего, ключевым фактором повышения доверия выступает уже упомянутая выше кампания по продвижению вакцины с опорой на публикацию в журнале Lancet.

Отметим также, что в ответах на этот вопрос высока доля затрудняющихся с ответом: пока многие люди (более трети, 36%) не готовы выбрать позицию. Это косвенно свидетельствует об остроте и политизированности темы. Если же говорить о различиях по социально-демографическим характеристикам, здесь распределения похожи на распределения ответов на вопрос о доверии к информации о вакцине (молодые чаще склонны затрудняться с ответом или считать вакцину некачественной, пожилые – наоборот).

Установка на вакцинацию

А что же с намерением вакцинироваться? Вот здесь масштаб проблемы ощущается в полной мере. Сообщили, что собираются сделать прививку, 35% респондентов (две трети из них намерены вакцинироваться в ближайшие 2–3 месяца, остальные – позднее); 15% сообщили, что в принципе не собираются этого делать, так как они против прививок; 39% не хотят делать прививку по другим причинам. Чтобы понять, по каким, мы задали этой группе людей соответствующий открытый вопрос. Основные причины – следующие.

  • 13% опрошенных сказали, что не доверяют быстро разработанной вакцине: «вакцина не до конца изучена», «нет доверия, нет клинических испытаний, все выглядит фарсом», «не прошла полностью испытаний, не хочу быть подопытным кроликом».
  • 7% утверждают, что им противопоказаны любые прививки: «много хронических заболеваний», «онкология есть», «много у меня болячек, неизвестно, как подействует эта прививка».
  • 6% считают, что переболели коронавирусом и имеют антитела.
  • 3% не боятся заразиться, так как у них хорошее здоровье и они соблюдают меры предосторожности: «в маске хожу – уже оградила себя», «считаю, мне не грозит», «веду здоровый образ жизни, иммунитет справится, я молодой».
  • 2% сказали, что не собираются делать прививку, потому что не хотят (без прояснения причин этого нежелания).

В завершение опроса мы задавали людям два вопроса о том, как они в целом смотрят на перспективы массовой вакцинации в борьбе с коронавирусом, и о том, что думают об обязательной для всех вакцинации.

Вопрос о том, позволит ли массовая вакцинация остановить пандемию, не задавался тем, кто в принципе против прививок (то есть на него отвечали 85% респондентов). В успех вакцинации в борьбе с коронавирусом верят 58%, не верят – 15% участников общероссийского опроса (еще 12% затруднились с ответом). Отличия в ответах предсказуемы: чаще склонны верить в успех массовой вакцинации люди старше 60 лет и москвичи, реже – молодые люди (от 18 до 45 лет).

Две трети опрошенных (65%) считают, что вакцинация от коронавируса – это личное дело каждого (и доля таких ответов с конца декабря выросла на 7 п. п.). Доля считающих, что прививка от коронавируса должна быть обязательной, составляет 18% и сокращается (на 5 п. п. с конца декабря). 

Резюмируя: 54% россиян не собираются делать прививку от коронавируса (15% – и вовсе убежденные антипрививочники) – это катастрофически много для того, чтобы говорить о победе над пандемией в обозримом будущем. Очевидный ресурс для выправления ситуации – люди, не доверяющие конкретной вакцине и не отрицающие вакцинацию как эффективную методику борьбы с пандемиями. Только информационная кампания, которая учтет уже допущенные ошибки (например, даже из данных небольшого мониторинга видно, как сильно репутации «Спутника V» навредило объявление о разработке вакцины «первыми в мире»), может по-настоящему переломить ситуацию. А мы будем продолжать мониторить общественное мнение относительно вакцинации от коронавируса в России в ежемесячном режиме.

Артем Рейнюк

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ