• к-Темы
  • 09.06.20

Владелица маникюрных салонов: «Люди не перестают покупать продукты во время карантина, но стричься или делать маникюр в салонах перестают»

Александра Давыдкина, руководитель салонов «Пальчики» в Самаре, рассказывает о поддержке сотрудников, рисках увеличения «серого» сектора в индустрии красоты и возобновлении работы после карантина

qr-code
Владелица маникюрных салонов: «Люди не перестают покупать продукты во время карантина, но стричься или делать маникюр в салонах перестают»

Начало пандемии: действовать нужно быстро

Еще до объявления режима самоизоляции в Самарской области Александра Давыдкина приняла решение приостановить работу одного из двух своих маникюрных салонов, но после соответствующего распоряжения властей закрыла оба. 

Она смогла оценить преимущество бизнеса по франшизе: в начале пандемии главная московская компания регулярно сообщала о будущей приостановке работы, было время подготовиться и распланировать дальнейшие действия. 

В конце марта в Самарской области начали закрывать организации бьюти-индустрии. Действовать нужно было быстро: договариваться с арендодателями о дальнейших условиях, отключать связь и интернет, прекращать коммунальное обслуживание помещений. 

«В воскресенье, 29 марта, я звонила арендодателю, в понедельник писала письма: отключили телефон, интернет, видеонаблюдение, отменили вывоз мусора. Все телефоны перевели на мой мобильный, если вдруг кто-то из гостей будет звонить». 

qr-code Отсканируйте QR-код, расположенный выше, с помощью мобильного телефона, чтобы посмотреть видео

Позаботиться о сотрудниках – одна из первостепенных задач

С началом пандемии и режима самоизоляции руководительница салонов провела определенную работу со своими сотрудниками, их у нее 21 человек. Александра Давыдкина обращает внимание на то, что она всегда заботилась о финансовой грамотности своего коллектива. Особенность работы в индустрии красоты такова, что во многих салонах и парикмахерских с мастерами расплачиваются ежедневно. Однако такая система не способствует тому, чтобы сотрудники планировали свои расходы, откладывали деньги, грамотно распоряжались кредитными средствами. В самарских салонах «Пальчики» порядок оплаты иной. 

«У нас всегда была социальная работа с коллективом. Я объясняла свои мастерам, что они получают зарплату не каждый день, а два раза в месяц. Говорила им: «Вы можете научиться откладывать деньги и планировать свою жизнь». 

При закрытии салонов было очевидно, что какое-то время сотрудники не смогут зарабатывать: зарплата составляет процент от суммы выработки. Поэтому первым делом Александра Давыдкина пообщалась с каждым сотрудником индивидуально о его финансовом положении и обязательствах перед банками, чтобы не оставлять людей в бедственном положении, наедине с их проблемами. 

«У них у всех мужья (у которых только часть зарплаты «белая»), дети, ипотеки, потребительские кредиты. Они, к сожалению, не всегда понимают, что такое кредит, как разговаривать с банками об отсрочках, как вообще планировать бюджет». 

Для поддержания морального духа сотрудников владелица салонов вместе с управляющей придумала и провела несколько конкурсов-флешмобов с денежными призами. Так продолжалось общение коллектива, люди получали положительные эмоции, сохранялась вовлеченность и лояльность команды. В основе индустрии красоты – ручной труд и хороший мастер ценится высоко. В кризисные периоды для таких компаний особенно важно не потерять своих сотрудников. 

«Я понимала, что если я их оставлю, то могу потерять. В ручном труде мастер очень важен. Можно закупить хорошие материалы, сделать первоклассный ремонт, прекрасную бонусную программу для гостей… Но если у тебя плохой мастер, который «режет» или покрывает криво, то ничего не будет, поэтому я всячески старалась поддержать своих мастеров». 

Выход из карантина сопровождается депрофессионализацией бьюти-индустрии

В Самаре карантин длился две недели, и уже с 13 апреля салоны красоты получили разрешение на продолжение деятельности, но с соблюдением ограничений по социальной дистанции и усилением профилактических мероприятий. Александра Давыдкина открыла только один из двух своих салонов. При наличии шести маникюрных и четырех педикюрных кресел работают лишь три и два кресла соответственно. В условиях кризиса люди не могут спрогнозировать свои доходы и начинают сокращать расходы. Маникюр – услуга, на которой многие экономят. Это существенно осложняет выведение бизнеса в режим самоокупаемости, тем более – получения прибыли. 

«Люди не перестают покупать продукты во время карантина, но стричься или делать маникюр в салонах перестают. Первые две недели у нас был вал гостей, а потом он закончился. Многие наши клиенты либо уже сходили к домашним мастерам, либо боятся выходить из дома, либо у них непонятная ситуация с финансами. Недавно у нас было всего два гостя. Это катастрофа. У меня четыре мастера в смене, каждый гость делал маникюр и педикюр одновременно, то есть каждый мастер за смену сделал только по одной работе». 

________________

О том, как встречал пандемию салон красоты в Москве, читайте в интервью с Марией Шаковой

Александра Давыдкина отмечает, что постановление правительства Самарской области, касающееся в том числе оказания маникюрных услуг на дому во время пандемии, и нормы СанПиНа друг другу противоречили. Постановление правительства Самарской области от 11 апреля разрешает некоторым организациям предоставлять свои услуги дистанционно, по предварительной записи или на дому, в том числе это распространяется на деятельность салонов красоты. Однако это противоречит нормам СанПиНа для салонов и парикмахерских. 

«Я понимаю, что наш губернатор и правительство, так же как я, работают сутками и не до конца разбираются в некоторых деталях, которые к ним напрямую не относятся. Мастера получили зеленый свет на предоставление своих услуг на дому. Но один из пунктов СанПиНа гласит, что все услуги бьюти-индустрии можно оказывать только в нежилых помещениях с отдельным входом. Мы сейчас общаемся с представителями АПИК (Ассоциации предпринимателей индустрии красоты) по всей России, продумываем, как обратить внимание Роспотребнадзора на эту коллизию». 

Описанная выше ситуация способствует депрофессионализации бьюти-индустрии, уклонению салонов от налогов, увеличению доли «серого» бизнеса. Ввиду роста числа мастеров, предоставляющих услуги на дому, официально работающие салоны красоты теряют клиентов. Более того, в условиях пандемии это увеличивает риск заражения коронавирусной инфекцией. 

«Многие домашние мастера – это люди, которые сходили на двухдневные курсы, купили инструменты и лаки на AliExpress и стали работать без сертификатов. Наш салон, хоть с ограничениями, но принимает гостей. В других регионах салоны красоты все еще закрыты. Их руководители ведут бизнес «по-белому» и ответственно соблюдают карантин. А в это время домашние мастера уводят к себе их гостей. Мы из-за этого не можем выйти на плато по заражениям, потому что мастера не соблюдают меры профилактики, как это делается в салонах. Соответственно, оттягивается момент возобновления работы многих организаций. Например, когда наши партнеры в Екатеринбурге или в Москве откроются после карантина, у них не будет половины клиентов, потому что услуги им уже предоставили домашние мастера». 

«Сначала наденьте маску на себя, затем – на ребенка»

Александра Давыдкина признается, что в первые дни самоизоляции ей было тяжело сохранять спокойствие и активно действовать. В новой ситуации потребовалось время, чтобы понять, что она ответственна в первую очередь за собственное моральное и физическое состояние. Успех бизнеса в «мирное время» и удержание его на плаву в кризис возможны, только если его владелец будет заботиться о себе. 

«Я была сильно обеспокоена своим эмоциональным состоянием. Я начинаю затухать, если не могу ничего сделать. Когда я ходила по квартире без возможности выйти на улицу, а по мне прыгали дети, я пыталась думать, что же мне делать. Потом поняла, что если соберусь сама, то вытащу салон. Если это будет необходимо, я наберу новых мастеров, перееду в другое место, приведу гостей, смогу сделать все. Но если я сломаюсь, то салон не выстоит. Я поняла, что приоритетом в данной ситуации должна стать я сама, потому что только тогда смогу принимать нормальные решения, смогу своим видом заряжать коллектив через тот же Zoom, смогу уверенным голосом общаться с партнерами, договариваясь о скидках и преференциях, смогу звонить в ФНС и задавать им неудобные вопросы». 

Комментарий исследователя 

Интервью раскрывает острые проблемы, с которыми столкнулась бьюти-сфера во время пандемии и после снятия карантина. На примере одного региона мы наблюдаем депрофессионализацию отрасли, уход компаний в тень. Салоны красоты теряют клиентов, причем не только из-за того, что у людей снижаются доходы и они начинают экономить на услугах не первой необходимости, но и потому что все больше мастеров работают на дому, нелегально. Эта ситуация мобилизует владельцев бизнеса создавать объединения для разработки и уточнения стандартов деятельности, налаживания диалога с государством. Информант отмечает, что начать диалог с государством способен только бизнес, который действует легально. 

Лояльность и вовлеченность сотрудников – показатели, за которыми руководителям компаний особенно важно следить в условиях кризиса. В сфере, деятельность которой построена на ручном труде, профессиональные мастера ценятся высоко. Для поддержки сотрудников информант выбирает такие инструменты, как развитие их финансовой грамотности, предоставление материальной помощи и командообразующие мероприятия. В организации с коллективом численностью менее 50 человек возможна адресная помощь и поддержка работников. 

Однако, прежде чем работать с коллективом, владельцу компании важно позаботиться о собственной моральной и физической форме. Рассматриваемый кейс показывает, что ответственному руководителю необходимо следовать принципу «сначала наденьте маску на себя, затем на ребенка». В сложные для компании периоды, когда поддержание бизнеса и команды существенно затруднено, руководителю нужно заботиться о себе и сохранять позитивный настрой. 

Екатерина Богомолова. Дата проведения интервью 15.05.2020

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение