• к-Темы
  • 02.06.20

Врач скорой помощи: «У меня нет страха заразиться»

Анестезиолог-реаниматолог из Москвы – о том, как скорая превратилась в такси и почему больных с температурой сразу везут в стационар

qr-code
Врач скорой помощи: «У меня нет страха заразиться»

Не скорая, а служба доставки

Сегодня всех больных с высокой температурой мы должны отвозить в больницу для ковид-зараженных. Врачи скорых даже не ставят диагнозы и не берут анализы: жар считается симптомом коронавируса, поэтому температурящих пациентов сразу госпитализируют. Однако лихорадка является признаком не только COVID-19, но и простуды, гриппа и других невирусных заболеваний. Получается, что больницы для ковид-пациентов превращаются в помойку. 

Как только нашу больницу перепрофилировали, у нас произошел показательный случай. Пациенту за восемьдесят, тяжело дышал, высокая температура, плохое самочувствие. Мы привезли его в госпиталь, и через несколько часов выяснилось, что у него аденома предстательной железы, а температура поднялась из-за острой задержки мочи. Больному нормализовали процесс мочеотделения, но что с ним дальше делать, было неясно он же контактировал с зараженными. Класть в стационар нельзя там коронавирус, поэтому пациента нужно было отправить домой на самоизоляцию. Но на своих двоих ему не дойти, а скорая помощь уже уехала. В итоге больница сама организовала машину и отвезла пациента по месту проживания. 

Такие случаи происходят очень часто, потому что мы госпитализируем всех без разбора. И больницы, которые и так в напряжении, вынуждены заниматься «здоровыми» больными: ставить диагнозы и за свой счет отправлять их домой на самоизоляцию. 

Раньше у врачей скорых было больше прав: мы на месте диагностировали больных и решали, надо ли человека госпитализировать. А сегодня скорую помощь превратили в такси с крестиком, теперь это доставка, которая должна быстро транспортировать человека в стационар. 

Тенденция по превращению скорых в такси намечалась уже давно. Например, за последние несколько лет количество врачебных бригад уменьшилось: раньше на подстанции было пять машин по оказанию экстренной помощи кардиологическим больным, а теперь одна. Зато стало больше фельдшерских скорых, но уровень образования фельдшера и врача все-таки разный. Наше здравоохранение пытается ввести систему, как за рубежом – там в бригадах скорой помощи вообще нет медиков. 

Одни уволились, другие устроились

За последние два месяца у нас увеличилась нагрузка: количество вызовов и смен сильно выросло. К тому же поменялись условия работы: одно дело ехать на обычный вызов, другое работать в закрытом душном костюме и запотевших очках. 

Когда нас перепрофилировали на коронавирус, некоторые коллеги испугались и решили, что не готовы подвергать себя дополнительному риску. Администрация больницы предлагала им другую работу по специальности, но многие все равно ушли в отпуск или уволились. 

Из-за нехватки медперсонала в больницу стали набирать специалистов со всей России. Но оказалось, что уровень подготовки врачей и медсестер по стране сильно различается. Например, в Москве есть современные дыхательные аппараты, а во многих регионах медики до сих пор работают со старой аппаратурой, потому что начальство экономит и не закупает. И реаниматологи, которые приезжают работать в Москву, просто не умеют пользоваться новыми аппаратами. Приходится объяснять и помогать осваивать новую технику. 

Еще выяснилось, что новые медсестры, приехавшие с периферии, не владеют компьютерной грамотностью. Например, привозишь на скорой больного, а в приемном отделении сестры не могут занести историю болезни в компьютер. Создаются очереди, потому что без оформления документов пациент дальше не идет: ему нельзя сделать мазок, взять кровь или отправить на компьютерную томографию. И вместо пяти минут на запись истории болезни уходит двадцать пять. Ругать медсестер нельзя: они не виноваты, что в регионах нет такого оборудования. Но это становится камнем преткновения, мы теряем время из-за некомпетентности медицинского персонала. 

Страх и разобщение

Сейчас на скорой мне в основном попадаются пациенты старшего возраста, самому молодому было около сорока лет. У большинства один симптом высокая температура, но в глазах все равно страх. Они трясутся, спешат в больницу с двумя масками на носу в надежде, что это их спасет. Я в таких случаях пациентам даже ничего не говорю, просто не обращаю внимания. Ну а что говорить? Страх это нормальная особенность организма, никто не хочет болеть. Тем более испуг скоро пройдет: они переступят порог больницы, сдадут анализы и узнают, больны ли коронавирусом. 

Все по-разному подготовлены к экстремальным ситуациям: одни нормально реагируют, а другие сразу падают в обморок. У меня нет страха заразиться, я стараюсь быть ответственнее к себе, окружающим и не забываю то, чему учили в университете. COVID-19 просто один из вариантов вируса гриппа. Это, конечно, опасная инфекция, но и раньше люди постоянно умирали от гриппа и вирусных пневмоний. Надо привыкнуть к тому, что вирусные инфекции с нами будут всегда. Мы помрем, а вирусы все равно останутся. 

Эта пандемия ведет к разобщению общества, и теперь мы чуть ли не в каждом человеке видим врага. Заходишь в общественный транспорт без маски и перчаток и все тут же начинают ерзать на стульях или искать угол подальше. Думаю, страх в обществе со временем пройдет. Одни с ним справятся чуть быстрее, другие медленнее. Это зависит от внутреннего состояния человека и его образования. 

Исследовательский комментарий: 

В 2018 году, по данным РБК, количество врачей скорой помощи по всей России сократилось на 534 человека. А число фельдшеров за это время выросло на 370 человек. В масштабах страны это небольшие цифры, но они указывают на общую тенденцию: постепенно скорая помощь становится фельдшерской службой. 

Как отмечает эксперт, во время пандемии главная задача бригады скорой помощи – вовремя госпитализировать больного с повышенной температурой, а для этой работы знания высококвалифицированного специалиста не требуются. Теперь основная нагрузка ложится на больницу, где врачи вынуждены сортировать пациентов, которых привозят в стационар. Роль медиков скорой трансформируется: из «спасителей» они превращаются в «помощников». 

Мария Перминова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение