• к-Темы
  • 18.06.20

Врачебная этика и стремление помогать друг другу

Директор Университетской клиники МГУ Армаис Камалов – о том, как сделать инфекционный стационар комфортным

qr-code
Врачебная этика и стремление помогать друг другу

Армаис Альбертович Камалов – директор Университетской клиники МГУ имени М. В. Ломоносова, заслуженный деятель науки РФ, академик РАН, профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой урологии и андрологии факультета фундаментальной медицины (ФФМ) МГУ имени М. В. Ломоносова 

Все дни – понедельники

Никто в нашей клинике не имел большого опыта лечения инфекционных больных. Поначалу царила обстановка некоторой неуверенности, потому что мы никогда не занимались ими. Более того, клиника не была в системе экстренной медицинской помощи мы работали только на плановую госпитализацию. За две недели все наши сотрудники прошли курсы, которые в тот момент предлагал ФФМ, сторонние курсы в режиме дистанционного обучения, приняли участие в мероприятиях по правилам использования средств индивидуальной защиты. 

У меня впервые в жизни появилось ощущение, что все днипонедельники, нет выходных и праздников. Сложно сказать, когда за последний месяц я просыпался позже, чем в пять часов утра. Добавилась ответственность и появилась тревога: переживал не только за медицинский персонал клиники, но и за студентов факультета фундаментальной медицины МГУ, ординаторов, аспирантовпо сути, новобранцев. Сегодня они находятся в «красной» зоне рядом со своими педагогами и врачами, которые преподавали и преподают им клинические предметы. Это, наверное, проявление врачебной этики, преданности своей профессии, ведь это было их собственное желание прийти и помогать.  

Главное – не инфекция

К нам очень скоро пришло осознание того, что главноене столько вирусная инфекция, сколько те хронические заболевания, которые на наших глазах начинали «просыпаться» на ее фоне. И важно не упустить момент начала лечения, помочь человеку до того, как станут проявляться более серьезные проблемы и потребуется перевод в реанимационное отделение. Поэтому мы выбирали терапию не только исходя из тяжести самой вирусной инфекции, но и с учетом сопутствующих хронических заболеваний пациента. 

Нам повезло немножко больше, чем другим федеральным учреждениям, которые являются монопрофильными. Наша университетская клиника многопрофильная, междисциплинарная, здесь достаточно много известных врачей: терапевтов, кардиологов, эндокринологов, урологов, хирургов, онкологов. Мы созвали постоянный онлайн-консилиум, чтобы ежедневно отслеживать тяжелых пациентов: по каждому лечащие врачи представляют клиническое течение болезни, лабораторные данные и КТ, мы обсуждаем их и вместе подбираем терапию, которая могла бы бороться с вирусной инфекцией и снизить риски осложнений со стороны легких, почек и других органов и систем. 

Этот консилиум создал неразрывную связь между людьми, которые находятся в «зеленой» зоне, помогая принимать решения, и теми, кто работает в «красной», в непосредственном контакте с пациентами. Это сильно сплотило всех наших сотрудников: мы понимаем, что очень трудно работать в «красной» зоне, но не меньше работы и у тех, кто в «зеленой» пишет истории болезни пациентов, решает вопросы срочного приобретения лекарственных препаратов, расходных материалов, СИЗов и принимает решения по многим важным административным и техническим вопросам. 

От вертикального управления к горизонтальному

Я ушел от вертикального управления к горизонтальному. Понял, что с учетом различных зон клиники ею будет сложно управлять, и распределил свои директорские полномочия таким образом, чтобы каждый заведующий отделением как бы являлся директором своего отделения и имел право выходить на контакт с технической службой, аптекой, снабжением и так далее. Это было необходимо для того, чтобы каждый ответственный сотрудник получил те полномочия, которые помогали бы ему принимать быстрые решения в особых условиях работы. Мы всех обеспечили рациями, и когда кто-то вызывает и обозначает какую-то проблему, это слышат все, и любой, кто рядом, может помочь, при необходимости срочно надеть СИЗы и зайти в «красную» зону. Я стараюсь держать под контролем переговоры сотрудников по рации и наблюдать за тем, как разрешаются возникшие вопросы. И вместе с нашими врачами ежедневно принимаю участие в дистанционных консилиумах при обсуждении каждого тяжелого больного. 

При этом никто не отменял других заболеваний: онкологию, кардиологию, урологию. В наш центр, как и раньше, обращались пациенты с разными клиническими ситуациями – знакомых много, все звонят, что-то просят, – и иногда мы с трудом находили учреждение, куда этого пациента положить, так как многие федеральные медицинские учреждения, как и наше, были перепрофилированы под COVID-госпитали. Тем не менее мы старались помогать, искали и звонили в центры с просьбой помочь человеку. Здесь тоже срабатывала врачебная этика, стремление помогать друг другу. 

Окружить врачей вниманием

Моя главная задача была чтобы мы все научились заботиться друг о друге: один за всех, и все за одного. Консилиумы и внимание со стороны руководства успокоили врачей. Мы обеспечили все условия: на выходе из «красной» зоны врачей ждет трехразовое питание, они могут отдохнуть в комфортной обстановке. При такой работе может произойти выгорание, и если человеку нужно было отдохнуть, мы можем его заменить, у нас есть резервы. 

Благодаря мерам предостережения у нас заболели только несколько врачей, и то в легкой форме, они были госпитализированы к нам же. Мы еженедельно проводили тестирование всех наших медиков: брали у всех мазки на наличие COVID-инфекции. Мы даже создали специальное отделение для обсервации своих же сотрудников в случае обнаружения у них положительного результата мазка. 

Мы постарались окружить наших врачей вниманием. В день медицинской сестры им всем подарили красивые тюльпаны. 9 мая мы с помощниками купили много мяса, нажарили шашлыков, упаковали и привезли в клинику, чтобы все наши врачи и медсестры почувствовали праздничное настроение, увидели, что даже 9 мая руководство не отсиживается по домам, а наоборот, мы находимся рядом с ними. Врачи и медицинские сестры играли на гитаре и пели песни военных лет. В ситуации, когда врачи сами оказались, если можно так сказать, на войне, это очень сплотило коллектив и вызвало теплые ощущения. 

Общество запуганных людей

На каком-то этапе пандемия коронавирусной инфекции сменилась пандемией психоза, а паника очень нехороший спутник. Люди были настолько напуганы, что даже в самых легких ситуациях начинали паниковать, требовать госпитализации. Инфекция этого не стоитэто не холера, не чума. Вирусы всегда были с нами, они живут в нашем организме и влияют на нас, как и человеческий организм влияет на вирусы: мы их тоже меняем. Это неизбежная эволюция. Человечество намного сильнее этих вирусов, и не с такими мы справлялись. Когда были приняты карантинные меры, я посчитал, что не совсем верно закрывать все лесопарковые зоны,наоборот, стоило создать логистику для прогулок пожилых людей, которые находятся в гиподинамии при отсутствии свежего воздуха. Я люблю людей, общение и не хотел бы, чтобы мы превращались в общество запуганных этой вирусной инфекцией людей. 

В нашем медицинском центре я и до эпидемии всегда просил, чтобы пациенты при выписке оставляли свои отзывы, – было приятно, когда они писали, что у нас очень тепло, по-домашнему. Сейчас же пациенты оказываются в необычных для них условиях, поэтому им нужно вдвое больше теплоты и внимания. Непривычно не видеть лиц врачей: пациент выходит из скорой помощи – его встречают люди в камуфляже и в масках. Лицо доброго человека внушает доверие и спокойствие, здесь же есть только голос, который должен быть мягким, уверенным, заботливым. Я думаю, что когда-нибудь мы выставим фотографии на сайте нашей клиники, чтобы те пациенты, которые не видели своих спасителей в лицо, смогли узнать, как они выглядят на самом деле. 

Сохранить сложившееся отношение к врачам

Нас поддерживают соседние дома, жители которых на плакатах написали: «Держитесь, врачи, мы с вами». Мы надеемся на то, что после эпидемии врачи и проблемы, с которыми они столкнулись, не будут забыты. Нужно суметь сохранить сложившееся отношение к врачам и медицинскому персоналу. О врачах наконец-то стали говорить именно так, как они этого заслуживают. Ведь в последние годы отношение к медикам было как к обслуживающему персоналу. «Враги в белых халатах»как только не называли врачей, постоянно искали причины, чтобы запятнать наш белый халат. А врачигерои, и это невосполнимый полк: если кого-то из них не станет, на это место не возьмешь обычного человека. Это не армия, где любого можно поставить под ружье,здесь нужен опыт, профессионализм, он нарабатывается годами. 

Я считаю, что эту инфекцию победили именно врачи на своих рабочих местах. Наверное, нам помогла не растеряться не до конца разрушенная система здравоохранения. Оптимизация этой системы привела к тому, что мы сократили коечный фонд и количество врачей, а теперь столкнулись с нехваткой инфекционных больниц и кадров. Нужна реформа здравоохранения, нужно правильным образом его финансировать, вспомнить старую советскую систему. Многие государства до сих пор считают, что в советское время была лучшая система здравоохранения – та, которую создал еще Семашко, тогда у нас впервые появились службы санитарно-эпидемиологического контроля, которые сейчас называются Роспотребнадзором. 

В сегодняшней медицине есть перекос: мы вкладываем деньги в лекарства и роботов, которые по сути ничего не меняют, а статистика та же. Возьмем «да Винчи»может ли этот робот сделать так, чтобы человек меньше болел? Нет. Наука сегодня должна заниматься не тем, что лечит, а тем, что не позволяет больному заболеть. Надо возвращаться к профилактической медицине. Медицина будущегоэто медицина без скальпеля. Когда мы научимся превентивно обеспечивать людям здоровье, вот тогда мы будем очень сильными. 

Исследовательский комментарий

Это интервью развивает уже затронутую руководителями других лечебных учреждений тему комфорта в больнице. Информанты неизменно говорят об этом, считая внимание и заботу необходимыми всем, кто сталкивается с тяжелыми больничными условиями (врачи – в работе, пациенты – на лечении). Это может указывать на то, что проблемы, волновавшие всех в первые месяцы эпидемии (недостаток СИЗов, отсутствие доказанного метода лечения), на нынешнем этапе уже не представляются столь критическими.

Опыт, которым делится информант, и его рекомендации похожим учреждениям касаются более глубокой проработки организационных вопросов, связанных со слаженным взаимодействием отделений, «зеленой» и «красной» зон больницы, даже целых федеральных центров, и сильно отличаются от встречавшихся нам раньше советов хотя бы банально соблюдать трудовое законодательство. Это тоже может свидетельствовать о том, что у руководителей появляется возможность заниматься вещами менее срочными, чем первоочередные вопросы безопасности, переоборудования помещений и обучения сотрудников.

Наконец, претерпевает изменение отношение к самой инфекции. Из смертельной она становится одной из рядовых, с которыми «человечество справлялось», и наиболее красноречиво о ней говорится уже в прошедшем времени: «победили».

Лидия Жур, Лев Калиниченко

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение