• к-Темы
  • 28.05.20

Заместитель директора московского музея: «В трудные моменты культура способна вытаскивать людей на новый эмоциональный уровень»

В связи с пандемией коронавируса учреждения культуры были вынуждены закрыться. Заместитель директора Музея русского импрессионизма Дмитрий Барсенков рассказал о новых digital-проектах и форматах внутренней и внешней коммуникации музея

qr-code
Заместитель директора московского музея: «В трудные моменты культура способна вытаскивать людей на новый эмоциональный уровень»

Музей русского импрессионизма частный музей в Москве, посвященный одному из крупнейших течений в искусстве конца XIXначала XX века. Он был открыт в мае 2016 года. В коллекции музея работы Серова, Коровина, Кустодиева, Поленова, Кончаловского, Грабаря и других художников.

Закрытие музея – не повод останавливать работу

Следуя предписанию Министерства культуры РФ, в пандемию музей приостановил публичную деятельность и перевел всех сотрудников на удаленную работу, полностью сохранив штат и не сократив ни одной ставки. 

Дмитрий Барсенков убежден, что для любой деятельности должны быть план А и план Б.

В решающий момент это помогает найти выход из кризисной ситуации. В связи с тем, что привычные функции некоторых сотрудников в условиях изоляции значительно сузились, их обязанности были пересмотрены. 

Появилось время на проекты, которые ранее не были приоритетными. В их числе – волонтерская программа, которая будет запущена сразу после открытия музея. А сотрудники административно-хозяйственного отдела сейчас проводят дополнительное техобслуживание здания, которое было невозможно осуществить в присутствии посетителей.  

«Сотрудники, чей фронт работы сузился в результате самоизоляции, вынуждены были переосмыслить свои функции. Они хотят быть полезными, хотят работать, понимают, что без личных усилий каждого экономика музея просто остановится. Поэтому перераспределение задач было важной частью перехода на удаленную работу, а также своеобразной психологической поддержкой для нашей команды» 

Еще одно существенное изменение рабочих процессов пересмотр выставочного плана. Это трудоемкая процедура: для организации каждой выставки необходима долгая работа с музеями и частными коллекционерами в России и за рубежом. Переговоры с партнерами, определение новых сроков проведения выставок, согласование выдачи работ на дополнительное время вот неполный перечень задач, которые стоят перед музеем. При этом работа над выставками ведется на несколько лет вперед. 

«Сейчас мы перекраиваем выставочный план. В каждой выставке у нас задействовано до 30 контрагентов в России и за рубежом музеи и частные коллекционеры, с которыми нужно договориться о новых сроках проведения выставок. В частности, найти решения в работе с организациями, которым нужно собрать целый совет, для того чтобы согласовать выдачу работы на дополнительные два-три месяца. Удаленно это сделать очень сложно, но моим коллегам удается» 

qr-code Отсканируйте QR-код, расположенный выше, с помощью мобильного телефона, чтобы посмотреть видео

Перевод проектов в онлайн: новые возможности

С момента основания Музей русского импрессионизма ведет просветительскую работу. Как и многие организации в период пандемии, музей запустил digital-проекты, которые включают выставочную, просветительскую и edutainment-программу. Музей ставит перед собой задачу разработки новых онлайн-продуктов. 

«Для нас очень важна просветительская работа, которая сейчас переводится в онлайн. Причем хочется не просто отзеркалить уже существующие проекты, как делают многие культурные организации, а сделать то, что будет отличаться от продуктов коллег-конкурентов и станет действительно востребовано аудиторией в онлайне». 

Стремительный переход в онлайн-среду значительно ускорил развитие digital-направления, что позволило сотрудникам получать и совершенствовать навыки в этой сфере. Однако это не единственное преимущество цифровизации проектов. Раньше выставочный и просветительский контент был рассчитан непосредственно на посетителей музея, то есть жителей и гостей столицы, теперь музей может работать и с регионами 

«Если раньше мы делали выставки и просветительские программы, рассчитанные на реальных посетителей, и нашей «зоной поражения» была только Москва, то сейчас мы можем охватить и регионы. Ранее нам для этого необходимо было разрабатывать что-то специальное, а сейчас мы уже готовы предложить продукты, которые позволят жителям регионов познакомиться с русской классической живописью». 

Музей уже публикует записи лекций на YouTube-канале, проводит детские онлайн-мастер-классы, а в социальных сетях рассказывает истории картин, но команда не собирается останавливаться на достигнутом.

«Мы рассчитываем на дальнейшее развитие этого направления не только через YouTube-платформу. Мы уже сотрудничаем с «Триколор-ТВ», транслируя наши лекции на их канале «Большой эфир». Сейчас планируем запуск проекта с онлайн-кинотеатром. Мы хотим, чтобы наша аудитория росла драматически, и предлагаем ей контент высокого качества».

Руководство музея собирается оценивать эффективность новых проектов и процессов, запущенных во время пандемии, и, если показатели окажутся высокими, музей будет привлекать дополнительные ресурсы.

«Безусловно, нужно будет сохранить проекты, которые покажут свою эффективность. Каждый раз мы проводим эксперимент, проверяем «полетит» эта история или нет. Успешные проекты, конечно, заберем с собой. Если для этого понадобится привлечь дополнительные ресурсы, мы это сделаем. Однако открывая что-то новое, нужно понимать, от чего старого придется отказаться. Потому что, если этого не сделать, велика вероятность выгорания» 

Комментарий исследователя:  

Переход на удаленную работу предполагает перераспределение обязанностей среди тех сотрудников, которые работают непосредственно в музее. Это является одним из ключевых элементов психологической поддержки коллектива, члены которого в такой непростой период хотят работать и быть полезными организации. 

Кроме того, реорганизация рабочих процессов побуждает сотрудников осваивать новые навыки и компетенции, в частности, связанные с более четким планированием проектов, удаленной коммуникацией и переводом продуктов в digital-пространство. Каждый член команды осознает, что важно не просто день за днем выполнять свои должностные обязанности, важно двигаться вперед, развиваться. 

Цифровизация проектов значительно расширяет зону присутствия и повышает их территориальную и социальную доступность. Современные технические возможности делают реальным взаимодействие организаций с разными группами потребителей, в том числе инклюзивными. 

Внутренние и внешние коммуникации: новые форматы

Формат удаленной работы требует изменения коммуникаций внутри команды. В первую очередь музей наладил систему информирования сотрудников. Каждую неделю проходит планерка в онлайн-режиме со всеми руководителями и менеджерами конкретных направлений работы. Это позволяет сотрудникам понимать, какие задачи являются приоритетными, а руководству быть в курсе, чем занимается каждый отдел. Помимо организованных встреч по отдельным проектам, Дмитрий Барсенков устраивает еженедельные плановые встречи с каждым сотрудником своей команды, чтобы обсудить этапы работы над проектами и обозначить планы на предстоящую неделю. Вместе с тем, введена практика ежедневных планов и отчетов, которая позволяет сотрудникам быть в тонусе. 

«Когда коллег нет рядом, на контроль приходится выделять больше времени, а на работу – несколько меньше. Ведь для сотрудников с детьми, которые не ходят теперь в сад или в школу, рабочее время драматически сжимается. И им приходится выдавать результат гораздо быстрее, руководствуясь принципом better done, than perfect. Это интересная трансформация, которая заставляет быть эффективнее». 

Чтобы не прерывать взаимодействие с аудиторией, музей разработал определенную тактику работы с посетителями и участниками программы лояльности. Первой категории людей музей предоставил возможность купить билет с открытой датой и воспользоваться им в любой день с момента снятия ограничений и до конца года.  

«Мы не хотим просто собирать пожертвования на музей, хотя ему, конечно, нужны доходные статьи. Мы хотим отблагодарить наших посетителей». 

Новый язык коммуникации найден и со второй категорией – обладателями карт «Друзья музея». По словам Дмитрия Барсенкова, многие организации сделали паузу в работе с лояльной аудиторией, но Музей русского импрессионизма выбрал другой путь, который может быть полезен в будущем. Так, продлен срок действия карт. Кроме того, музей начал выстраивать разные варианты онлайн-взаимодействий с этой категорией посетителей, исходя из ее интересов. Среди предлагаемых онлайн-продуктов – уникальные лекции, а также не опубликованные ранее тексты об искусстве. 

Одно из направлений работы, претерпевающих существенные изменения, продвижение продуктов музея. Он отказался от наружной рекламы и перешел в digital-пространство. Теперь больше внимания уделяется сквозной аналитике для измерения эффективности предпринятых действий. Примечательно, что еще до пандемии музей внедрил практику сбора и анализа данных. Ежедневно до десятой части посетителей проходили анкетирование, что помогало чутко реагировать на потребности аудитории и грамотно выстраивать отношения с ней. Анализируются и интернет-ресурсы музея 

Кроме того, организация сотрудничает с исследовательскими компаниями. Дмитрий Барсенков рассказал о технологичном исследовании eye-tracking, которое было проведено с целью изучения поведения посетителей во время выставок. При помощи специальных шлемов, позволяющих отследить движение глаз посетителей, можно было наблюдать за их маршрутом, а также выявить, на какие работы гости обращают внимание, что им интересно, как работает система навигации и многое другое. 

«Мы уделяем большое внимание данным и их аналитике. Когда музей открыт, 5–10% гостей в день проходят анкетирование. Так мы понимаем, что это за люди, что им интересно. Кроме того, мы еженедельно анализируем данные сайта и социальных сетей. Это дает возможность адаптировать продукт. Так, например, руководствуясь технологичным исследованием, мы полностью переделали систему навигации»

Комментарий исследователя:  

Пандемия существенно изменила внутренние и внешние организационные коммуникации. Внутри команд в рамках дистанционной работы приходится выделять время на контроль, чтобы избежать расхождений между плановой и фактической деятельностью. С одной стороны, меньше времени остается на выполнение рабочих функций, но с другой – сотрудники вынуждены работать продуктивнее.  

Что касается коммуникаций с целевыми аудиториями, организации, в частности некоммерческие, начинают разрабатывать новые подходы к такой работе. В нынешней реальности подобные действия позволяют не только заинтересовать потребителей, но и держаться на плаву. В качестве способа получения дохода некоммерческие организации зачастую выбирают не сбор пожертвований, а внедрение продуктов, позволяющих укрепить лояльность аудитории. 

Выход в digital-пространство сопровождается необходимостью измерения эффективности принятых мер. Некоммерческие организации осуществляют сбор и анализ данных в условиях, когда маркетинговый бюджет крайне мал, необходимо, чтобы затраты были максимально эффективными. 

Изменения в общественной жизни и роль культуры

Сравнивая вспышку коронавируса с «черным лебедем», размеров и направления «полета» которого никто не мог спрогнозировать, Дмитрий Барсенков отмечает явную разобщенность людей и отсутствие координации действий. Если обратиться к опыту отдельных стран, то каждая выбирает свой путь борьбы с вирусом: вводя жесткие ограничительные меры или, наоборот, отказываясь от них и продолжая обычную жизнь 

Хаотические изменения в общественной жизни вызывают панику: люди не могут определить горизонт планирования. Однако в условиях, когда приходится уделять больше внимания базовым потребностям, важно не забывать и о культурных 

«Переживать по поводу того, чего не можешь изменить, неконструктивно. Понимая, что основной фокус сейчас на удовлетворении базовых потребностей в безопасности, важно не забывать про культуру. Потому что именно она в трудные моменты может вытаскивать людей на новый эмоциональный и интеллектуальный уровень». 

Пандемия подтолкнула людей к проявлению изобретательности. Одним из преимуществ новой реальности является то, что на первый план выходит результативность действий, это вынуждает людей становиться профессиональнее. Сотрудники музеев, основная функция которых раньше заключалась в сохранении и экспонировании культурных ценностей, теперь ведут просветительскую и образовательную работу в режиме онлайн. Несмотря на то что переход в digital-пространство, по словам информанта, является вызовом для коммуникации и исполнения обязательств, люди в конечном счете поймут, что удаленная работа в команде имеет право на существование. 

«Я вижу, что люди проявляют изобретательность, пытаются не терять коммуникацию друг с другом, продолжают работать, приносить пользу. В условиях кризиса возросла ценность реальных действий. Люди вынуждены становиться профессиональнее. Этот вызов для человеческой изобретательности показан в полный рост». 

Онлайн-взаимодействие интенсифицирует рабочие процессы, делая их более наглядными. Оно обнажает такое человеческое качество, как готовность к поддержке и коммуникации. Подобные изменения приводят к развитию, если компании смогут поддаться импульсу и, приложив усилия, стать лучше. 

«Изменения, какими бы они ни были и в чем бы ни была их причина, часто ведут к развитию. Мы можем либо поддаться импульсу, пойти вперед и стать лучше, либо завять. Безусловно, движение потребует усилий с нашей стороны. Но я думаю, оно того стоит. И тот, кто попробует эту волну оседлать, будет победителем. А тем, кто окажется под ней, я не завидую». 

Онлайн-формат обладает определенными недостатками и по-прежнему вызывает некоторые опасения. Любая деятельность теперь сосредоточена в Сети – будь то работа, образование или общение с родственниками и друзьями. Однако человек пока не готов к тому, чтобы вся его жизнь проходила в виртуальном мире 

Безусловно, часть онлайн-практик укоренится, а переход обратно в офлайн будет плавным, но потребление онлайн-контента, по прогнозам Дмитрия Барсенкова, может вырасти на 2030%. При многообразии материалов, доступных в интернете, люди станут внимательнее относиться к информации и делать выбор в соответствии с их интересами. А вот функционирование культурных институций останется прежним, поскольку технологии виртуальной реальности в этой сфере пока не получили широкого распространения. 

«Переход обратно в офлайн будет плавным. Но уровень потребления digital-контента вырастет на 2030%. И в его многообразии люди отсеют то, что им неинтересно. Я думаю, что культурные институции сохранятся, и, пока VR-технологии плотно не вошли в жизнь, все будет стабильно еще несколько лет». 

Дмитрий Барсенков с нетерпением ожидает возобновления работы учреждений культуры. Появление в музее посетителей, которые увлеченно смотрят на экспонаты, эмоционально реагируют, оставляют отзывы, – вот что больше всего мотивирует сотрудников двигаться вперед. Еще одно ожидание запуск интересных коллабораций с коммерческими брендами. Музей уже сотрудничает с ними дистанционно, однако замдиректора учреждения признает, что виртуальный мир не может полностью заменить реальный.

Екатерина Никифорова. Дата проведения интервью 23.04.2020

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение