• к-Дайджесты
  • 20.10.21

Золотая пандемия для фармкомпаний

Сколько заработали фармдистрибьюторы в прошлом году, почему фармкомпании не доплачивают врачам, и кто на самом деле выиграл от пандемии

qr-code
Золотая пандемия для фармкомпаний

Прибыль 100 крупнейших фармдистрибьюторов выросла в 2020 году практически вдвое

В пандемическом 2020 году продавцы фармацевтической продукции заработали 90,6 млрд рублей против 53,4 млрд годом ранее. Больше всех в России на торговле фармацевтической продукцией заработали компании миллиардера Виктора Харитонина «Отисифарм» и «Фармстандарт». Первая получила 17,7 млрд рублей прибыли, что на 10,5 млрд рублей больше, чем годом ранее, вторая – 16,9 млрд рублей (на 5 млрд рублей больше, чем в 2019 году).

Наиболее известные препараты компаний Виктора Харитонина – «Пенталгин» и «Арбидол», который в апреле 2020 года был внесен Минздравом в перечень препаратов для лечения коронавируса. По данным DSM Group, в прошлом году продажи «Арбидола» выросли на 354%, до 11,3 млрд рублей, «Пенталгина» – на 8,8%, до 6,8 млрд рублей.

Третье место по размеру полученной прибыли заняла новосибирская компания «Катрен» (4,8 млрд рублей), четвертое – российское подразделение американской Johnson & Johnson (4,5 млрд рублей). Вакцина от коронавируса Johnson & Johnson пока не продается в России, но это не мешает иностранцам увеличивать прибыль на российском рынке. Шведская «Астразенека фармасьютикалз», например, увеличила в 2020 году прибыль почти в 10 раз – до 1,7 млрд рублей. Доля лекарств иностранного производства на российском рынке по итогам 2020 года составила 56,3%.

«Спрос на продукцию, имеющую отношение к теме профилактики коронавирусной инфекции и лечения ее последствий, резко вырос. Происходило это как в рознице, так и в госсегменте. В госсегменте в основном росли закупки препаратов с ценой выше средней, в том числе дорогостоящие позиции», – прокомментировал рост фармрынка директор по развитию компании RNC Pharma Николай Беспалов.

Фармкомпании из-за пандемии стали меньше платить врачам

Входящие в Ассоциацию иностранных фармпроизводителей (Association of International Pharmaceutical Manufacturers, AIPM) компании по итогам 2020 года потратили на взаимодействие с медицинским сообществом 14,3 млрд рублей. Годом ранее расходы на медсообщество составляли 16,2 млрд рублей, таким образом, снижение составило почти 12%. Выплаты непосредственно врачам сократились еще более существенно – с 3,9 млрд до 2,5 млрд рублей.

Производители лекарств, среди которых крупнейшие игроки мирового фармрынка, в частности Bayer, AstraZeneca, Roche, оплачивают специалистам здравоохранения выступления на встречах и конференциях, написание медицинских текстов, анализ данных и ряд других услуг, именуемых «передачей ценностей». Компании также делают пожертвования и выплачивают гранты медицинским организациям и ассоциациям. Третье направление взаимодействия фармпроизводителей с врачами и организациями – участие последних в клинических исследованиях и разработках.

В исследовании «Фармацевтического вестника» и «Медицинского вестника» сказано, что большая часть выплат в 2020 году пришлась на участие специалистов здравоохранения в исследованиях и разработках. На эти цели было выделено 6,8 млрд рублей. За год этот показатель почти не изменился: в 2019 году он составлял 6,9 млрд рублей. Не сильно изменилась и сумма выплат медицинским организациям – 5 млрд рублей в 2020 году против 5,4 млрд рублей годом ранее. А вот выплаты непосредственно врачам просели почти на 36%: если в 2019 году на их услуги фармкомпании потратили 3,9 млрд рублей, то в 2020-м – только 2,5 млрд рублей. Разработчики исследования предполагают, что это может быть связано с тем, что большая часть выплат медицинским специалистам идет на обучение, лекции и конференции. В прошлом же году из-за пандемии коронавируса действовали ограничения на проведение массовых мероприятий, из-за этого снизился и объем «ценностей», передаваемых бизнесом врачам.

Кто главные бенефициары пандемии?

Президент фармкомпании «Нанолек» Владимир Христенко рассказал в интервью изданию «РБК», кто на самом деле является главным бенефициаром пандемии и при чем здесь производство. По словам эксперта, о первых сложностях с производством «Спутника V» стало известно практически сразу после его официальной регистрации Минздравом в августе 2020 года. Ключевая проблема заключалась в недостатке оборудования для производства вакцин. Источники газеты The Wall Street Journal на российском фармрынке указывали, что производители столкнулись с дефицитом всего – от крышек для флаконов до биореакторов, где происходит ферментация компонентов вакцины. В России на момент начала пандемии не было своих производителей, поэтому компании вставали в листы ожидания для закупки необходимого оборудования из Германии, Италии, США на год вперед. В октябре прошлого года проблему признал даже президент Владимир Путин, сказав, что разворачиванию массового производства препятствует отсутствие нужного «железа».

«Многие считают, что фармкомпании – главные бенефициары пандемии, но на самом деле больше всего на этой истории зарабатывают как раз производители оборудования, – рассуждает Владимир Христенко. – Хватит пальцев на одной руке, чтобы пересчитать тех мировых производителей, которые заслуживают доверия, с которыми мы привыкли работать: компании Pall, Sartorius, Taflon, Cytiva. При этом клиентов у этих компаний в разы больше. И будем откровенны, вся вспомогаловка, то есть одноразовые системы розлива, пластиковые мешки и т. д., в России также сейчас никем не производится».

Только линия розлива оценивается в 5–6 млн евро, говорит Владимир Христенко, при этом совокупно компания «Нанолек» оценила свои вложения в завод в Кировской области в 6 млрд рублей. В 2020 году Минпромторг инициировал программы поддержки производителей, однако выход на стабильные темпы производства потребует времени. Кроме того, производитель при желании использовать новые комплектующие российского производства должен будет менять регистрационные документы, что также задержит процесс производства конечного продукта.

Какие еще проблемы мешают наладить производство вакцин, читайте в материале «Христенко –  РБК: «Когда вакцина будет готова, мы на ней не заработаем».

Ася Свешникова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ