• к-Темы
  • 06.08.21

Анна, врач лабораторной диагностики: «Страха стало меньше»

Специалист в области диагностики из Екатеринбурга – о переживании за близких, вакцинации и вечной нагрузке

qr-code
Анна, врач лабораторной диагностики: «Страха стало меньше»

Новый режим работы

Я попала в медицину случайно. У меня в семье все – учителя, и единственное, в чем я хорошо разбиралась, – это химия и биология. Так получилось, что я попала в медицинский класс. 

Потом я поступила в медицинский вуз, на профилактический факультет. Выбирать мне пришлось между эпидемиологией, лабораторной диагностикой и профессией санитарного врача. Я осталась в лаборатории, потому что это ближе к медицине. В свое время я поработала медсестрой и понимала, что это мне понравится больше, чем перебирание бумажек и проведение проверок.

Сейчас я врач лабораторной диагностики в городской больнице. Когда началась пандемия, мы также дежурили, также делали анализы пациентам, взаимодействовали с врачами «красной» зоны по телефону (часть корпусов больницы перепрофилировали в ковидные стационары. – Прим. ред.).

Небольшой страх заразиться был, конечно, но все равно я шла и работала. В основном я переживала даже не за себя, а за родственников. Поэтому я просто сказала, что не буду приезжать домой, пока ситуация более или менее не стабилизируется. Родственники у меня живут в соседнем городе, получилось выдержать трехмесячный карантин. Сейчас они сделали прививки, так что рисков заразиться от меня у них меньше, и даже если они заболеют, то вероятность тяжелой формы минимальна.

Работать было достаточно тяжело еще хотя бы потому, что летом находиться в обмундировании жарко. Мы, конечно, не ходили в противочумных костюмах, но тоже носили шапки, маски, перчатки, халаты, которые не дышат. Часть анализаторов не работала, и нам приходилось в этой экипировке ходить в соседний корпус. Это абсолютно незабываемое ощущение, ведь тебе всегда очень жарко, ты приходишь, снимаешь все с себя, мочишь футболку, потом надеваешь мокрую футболку и идешь работать дальше.

В пандемию функционал изменился не сильно, но поменялось количество анализов. То есть один человек физически не успевает справляться с таким большим потоком людей. Кроме того, тебе постоянно звонят и говорят: «Мы еще вам принесли». В итоге ты крутишься как белка в колесе.

Ситуация сегодня

Я думаю, что сейчас страха в целом стало меньше. Я замечаю и по коллегам, и по пациентам, что все расслабились, ходят без масок и, более того, остро реагируют на все ограничения. С одной стороны, меня это раздражает, но, с другой стороны, я понимаю, что бояться или не бояться – это тоже выбор каждого. Мне помогает чувствовать себя более уверенно то, что я по второму образованию психолог. Я стараюсь анализировать собственные ощущения. 

Пока летний рост заболеваемости (третья волна. – Прим. ред.) не особо отражается на моей работе. Я заметила только, что число людей в поликлинике увеличилось. Во-первых, сказали, что, скорее всего, будут вводить QR-коды, и все решили резко поставить себе прививки. Во-вторых, у людей есть какое-то, скажем так, стадное чувство. У меня есть надежда на вакцину и на сознательность граждан, хотя во втором пункте я уже не так уверена. Понятно, откуда идет неуверенность в вакцине: мы привыкли, что на разработку уходит определенное количество времени, около трех-пяти лет, а тут только сделали – и уже надо ставить. Естественно, люди будут бояться делать прививку, потому что со стороны это выглядит как один большой эксперимент.

Психологическое здоровье

Внимание общественности, обращенное к медикам, я ощущаю как назойливость. Когда слишком много внимания, человек начинает его принимать в штыки. И со многими сейчас это так и происходит, я это замечаю и по своим коллегам. 

Сейчас идет большое количество увольнений, потому что все происходящее тяжело воспринимать, в том числе эмоционально. Кроме того, не всем платят выплаты, и не все готовы работать с ковидом за бесплатно или даже за свой обычный оклад. Среди моих знакомых достаточно людей, которые ушли. Я тоже пару раз об этом задумывалась, но понимаю, что смена работы не будет решением проблемы. 

Здесь дело в системе, и пока наша система не придет в более или менее стабильное состояние, медики будут увольняться. Много людей выгорает, и очень большой процент выгорания происходит именно в ковидный период, но не все это осознают и признают. Насколько я знаю, многим моим коллегам очень сложно обратиться к психологу за помощью. У меня это уже было, и я не хочу еще раз туда же спускаться, в те ощущения и состояние. 

Нежелание обращаться за помощью связано с тем, что у нас свой мир (назовем это так), нам вообще сложно выходить за пределы нашей профессии. Мне кажется, что отношение медиков с пациентами, государством и друг с другом не изменятся до тех пор, пока не изменится система. Как говорится, рыба гниет с головы.

В принципе, все, кто работает с людьми (педагоги, психологи, врачи), по-своему герои, потому что они общаются с другими людьми, слушают их, решают их проблемы, лечат и учат. Это тяжело, когда ты и морально, и физически находишься постоянно на работе, отдаешь себя полностью. Поэтому мне кажется, что герои – все, а не только медики.

Исследовательский комментарий

Анна говорит о том, что с приходом пандемии нагрузка на медиков стала очень высокой, и какие-то особенные изменения с началом третьей волны она не почувствовала, потому что и раньше работала в напряженном режиме. Наша собеседница поднимает важную тему психологического здоровья медиков. По ее словам, многим представителям медицинского сообщества трудно выйти и рассказать о своих проблемах. Кроме того, как утверждает наша героиня, медикам вообще трудно переносить повышенное внимание к себе. Обе эти темы мы обсуждали с экспертами в области психологической помощи и исследователями медицины, которые часто обращают внимание на то, что медики – очень закрытое сообщество, в котором не принято жаловаться и от которого ожидаются героизм и самопожертвование. 

Арсений Слуцкий, Екатерина Кожевина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ