• к-Зонд
  • 25.11.21

Асимметричная стигматизация

Как воспринимают друг друга вакцинированные и невакцинированные

qr-code
Асимметричная стигматизация

Отношение к вакцинации от коронавируса разделило наших соотечественников на две не совсем равные, но сопоставимые по численности «партии»1, представители которых, естественно, постоянно контактируют друг с другом и не могут в повседневном общении не затрагивать эту животрепещущую тему.

Мы решили выяснить, в какой мере вакцинированные граждане склонны осуждать невакцинированных, а последние в свою очередь – тех, кто привился. Все мы в той или иной степени зависим от мнений окружающих, и логично предположить, что психологическое давление с обеих сторон способно влиять на поведение колеблющихся, а тем самым сказываться и на реальных темпах вакцинации.

И тут обнаружились любопытные диспропорции.

Большинство вакцинированных и тем более только еще намеревающихся привиться не осуждают тех, кто прививаться отказался, и это неудивительно: вакцинация воспринимается россиянами преимущественно как личное, частное дело, причем в данном случае вакцинированные и невакцинированные мыслят примерно одинаково (в частности, 57% первых и 55% вторых считают, что люди, сделавшие прививку, стремятся в первую очередь обезопасить себя, тогда как лишь 10% первых и 7% вторых – что окружающих). Понятно, что человеку, который рассматривает свой выбор в пользу прививки исключительно в «индивидуалистической» плоскости и игнорирует аспект, связанный с общим благом, сложно осуждать того, кто предпочел сделать противоположный выбор. Но тем не менее и доля осуждающих тех, кто отказался прививаться, оказалась довольно значительной: 38% среди вакцинированных и 21% среди намеренных вакцинироваться.

Те же, кто не планируют прививаться, демонстрируют на этом фоне исключительно высокий уровень толерантности: лишь 5% из них осуждают сделавших прививку, тогда как подавляющее большинство, 84%, вакцинированных не осуждают. А поскольку граждан, определенно ненамеренных прививаться, примерно вдвое меньше, чем привитых и собирающихся вакцинироваться, диспропорция в уровне декларируемой толерантности в масштабе общества в целом оказывается еще более впечатляющей: 19% россиян осуждают невакцинированных, и только 1% – вакцинированных. Казалось бы, это соотношение свидетельствует о том, что вероятность столкнуться с негативной реакцией, критикой окружающих для невакцинированных неизмеримо выше, чем для вакцинированных, что первые намного чаще вторых испытывают из-за своей позиции психологический дискомфорт в повседневном общении с близкими и дальними знакомыми и, соответственно, что в той (пусть и ограниченной) мере, в какой общественное мнение способно влиять на индивидуальный выбор в этом предельно актуальном вопросе, оно подталкивает граждан к согласию на вакцинацию.

Казалось бы... но в действительности дело обстоит совершенно иначе. Мы спросили респондентов не только о том, осуждают ли они своих «антиподов», но и о том, приходится ли им самим хотя бы иногда становиться объектами критики со стороны последних. И оказалось, что каждый третий из числа вакцинированных (34%) сталкивался «с критикой, непониманием» окружающих из-за того, что сделал прививку, тогда как среди невакцинированных с аналогичной реакцией на свой отказ от прививки сталкивался лишь каждый восьмой (13%). А в целом 19% россиян оказывались в этой дискомфортной ситуации из-за того, что они привились, но только 4% – из-за того, что прививаться не пожелали.

То есть, повторим, вакцинированные и собирающиеся привиться осуждают отвергающих вакцинацию гораздо чаще, чем последние осуждают их самих, и составляют при этом большинство в обществе, однако именно им чаще доводится испытывать на себе недовольство и непонимание со стороны других.

Как такое возможно? Мы знаем из прежних исследований, что в многочисленных спорах на эту тему противники вакцинации ведут себя значительно активнее и агрессивнее, чем сторонники, – во многом потому, что в контексте частной беседы о вакцинации позиция критика психологически выгоднее, комфортнее. Но дело, видимо, не только в этом. Непривитые почти не сталкиваются с критикой со стороны окружающих еще и в силу упомянутой выше базовой, по умолчанию разделяемой подавляющим большинством россиян презумпции, согласно которой вакцинация – сугубо частное дело. Если бы вакцинированный гражданин рассматривал ее как коллективное действие, ориентированное на общее благо, он мог бы предъявить претензию тому, кто от участия в этом действии уклоняется. Но если он исходит из сугубо «индивидуалистической» трактовки вакцинации, то для него естественно уважать право каждого на свой, индивидуальный (пусть и неверный) выбор, и это мешает ему критиковать – по крайней мере, вслух – того, кто прививаться не намерен.

Люди, не намеренные вакцинироваться, тоже, разумеется, склонны к «индивидуалистической» трактовке вакцинации – и они даже, надо полагать, последовательнее в этом отношении, чем вакцинированные. И, следовательно, тоже не должны судить своих оппонентов за иной личный выбор. Но считают ли они выбор вакцинированных действительно индивидуальным, личным? Насколько можно судить и по материалам фокус-групп, и по бытовым наблюдениям, далеко не все и не в полной мере. Ведь прививочная кампания инициирована государством и проводится им. А люди, соглашающиеся вакцинироваться, воспринимаются многими противниками вакцинации не как акторы, принявшие пусть и ошибочное, но самостоятельное решение, а как управляемые, манипулируемые, одураченные люди, недалекие жертвы чужой игры, втянутые в небезопасную авантюру и «вслепую» рискующие своим здоровьем. При этом противники вакцинации не столько осуждают вакцинированных (они вряд ли лицемерят, когда, как мы видели, почти единодушно заявляют, что не осуждают их), сколько смотрят на последних с некоторым сочувствием, смешанным, впрочем, с плохо скрываемым чувством превосходства. Но такое отношение, как и, собственно, критика вакцин и прививочной кампании, зачастую считывается вакцинированными именно как непонимание их позиции и критика в их адрес. 

И еще один момент. Вакцинированные по большей части действительно в той или иной мере понимают мотивы отказывающихся от прививок. Ведь и им, как правило, были не совсем чужды и опасения по поводу долгосрочных последствий вакцинации от новой, неизвестной ранее инфекции, и неуверенность в качестве произведенной в ударные темпы и не прошедшей все этапы тестирования отечественной вакцины, и сомнения относительно целесообразности вакцинации для них лично – с учетом возраста, состояния здоровья (слишком плохого, порождающего страх не пережить прививку, или «слишком» хорошего, порождающего ощущение собственной неуязвимости) и иных обстоятельств. Все это в той или иной мере знакомо едва ли не всем и, так или иначе, решение привиться принимается по преимуществу не на основе уверенности в «нулевом риске», а на основе оценки этого риска как низкого в сравнении с опасностью заболеть коронавирусом. А вот тем, кто решил не прививаться, действительно иногда трудно понять мотивы людей, которые, несмотря на все это, соглашаются вакцинироваться.

Впрочем, независимо от того, насколько корректно такое объяснение отмеченной асимметрии в «диалоге» вакцинированных и невакцинированных, сама эта асимметрия, безусловно, существует и в какой-то мере влияет на процесс массовой вакцинации. Ее эффект парадоксален и негативен: представителям меньшинства (ненамеренным прививаться) в среде повседневного общения значительно комфортнее, они гораздо реже получают от окружающих сигналы, побуждающие усомниться в правильности своего решения, нежели представители большинства. А от колеблющихся, еще не принявших решение требуется больше твердости и, если угодно, нонконформизма, чтобы примкнуть к большинству и привиться, чем чтобы остаться с ненамеренным прививаться меньшинством.

_____________________

Источник данных

Общероссийский телефонный опрос населения 18 лет и старше. Сроки проведения опроса: 8–11 октября 2021 года. Объем выборки – 1503 респондента. Статистическая погрешность не превышает 3,1%.

______

1По мнению 49% участников опроса, массовая вакцинация «позволит остановить распространение коронавируса, предотвратить новые вспышки эпидемии». Противоположной точки зрения придерживаются 25% опрошенных, но, несомненно, в неприятии прививочной кампании с ними солидарны и те 14% респондентов, которым соответствующий вопрос не задавался: ковид-диссиденты (считающие, что коронавируса не существует, что эта выдумка) и/или антипрививочники (принципиальные противники любых прививок).

Григорий Кертман

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ