• к-Темы
  • 30.08.21

Бизнес любит тишину?

Почему малый бизнес оказывается на периферии общественной повестки

qr-code
Бизнес любит тишину?

В конце апреля – начале мая мы провели серию интервью с предпринимателями-участниками Панели малого бизнеса ФОМ. Целью этих интервью было выяснить мотивации предпринимателей для участия в готовящемся лонгитюдном исследовании, однако наши разговоры оказались, скорее, доверительными беседами, чем жестко структурированными интервью. Мы говорили с предпринимателями о проблемах, которые принесла с собой последняя (вторая на тот момент) волна пандемии, состоянии их бизнесов и в числе прочего – об их оценке текущей обстановки в отношениях между государством и бизнесом. Спустя месяц проблемы в этих отношениях стали центральной темой в обсуждении малого бизнеса на главном деловом событии года – ПМЭФ-2021.

Эмоциональное выступление общественного омбудсмена по малому и среднему бизнесу Анастасии Татуловой без сомнения стало одним из главных событий прошедшего форума. О нем написали десятки медиа, в том числе и крупные деловые порталы РБК и «Коммерсант». В своей речи Анастасия Татулова говорила о тотальном кризисе доверия в отношениях государства и предпринимателей, выступая с критикой государственных подходов к развитию малого бизнеса. О своем скептицизме в отношении государственных мер поддержки предпринимательства в исследованиях ФОМа говорят и сами предприниматели (см., например, доклад «Краш-тест малого бизнеса»).

Удивительным в этом выступлении, на наш взгляд, стал сам его факт. Открытые, публичные высказывания о реальных проблемах малого бизнеса, да еще и на такой крупной площадке – событие редкое. Но почему малый бизнес хранит молчание? Ответы на этот вопрос мы находим в апрельских интервью с предпринимателями.

Маргинальность повседневного. В экспертном интервью Проекту коронаФОМ профессор Александр Чепуренко акцентировал внимание на том, что, когда речь заходит о развитии малого бизнеса, в фокусе общественной и политической повестки часто оказывается довольно небольшой сегмент малого бизнеса, а именно – стартапы и инновационное предпринимательство. При этом повседневный малый бизнес, «неглянцевые» предприниматели остаются на периферии этой повестки. Об отсутствии внимания к актуальным для себя проблемам говорили и сами предприниматели в интервью ФОМу.

Но, правда, в данный момент вижу, что что-то делают: они в первую очередь интересуются новаторскими идеями. Но как быть с так называемым обычным сегментом? Ремонт обуви – он никуда не делся, в этом нет ничего новаторского, но человеку тоже нужно как-то помочь в этом.

Калининград, 23.04.2021

Политика государства в отношении малого бизнеса: либо вы барахтаетесь и всплываете и плывете, либо тонете – никто спасательный круг бросать не будет. Поэтому я очень сомневаюсь, что политика государства по отношению к малому бизнесу изменится, так как он не является основополагающим в формировании бюджета. Ну есть – ну и хорошо, ну и ладно. Как бездомная собака: бегает – хорошо, но ее в дом никто запускать не хочет, в крайнем случае кто-нибудь кость бросит.

Воронеж, 22.04.2021

Опасения быть на виду. Но не только фактор периферийности реальных проблем малого бизнеса в повестке федеральной политики и публичных обсуждений препятствует конструктивному диалогу между государством и малым бизнесом. В интервью с предпринимателями, которые мы проводим для наших исследовательских проектов, очень часто приходится сталкиваться с нежеланием респондентов отвечать на вопросы, касающиеся их бизнеса, которое они мотивируют опасениями, что полученная информация будет использована против них. При этом наибольшая угроза многим видится именно в лице различных органов государственного управления и надзорных инстанций. Конкуренты и другие участники рынка фигурируют в высказываниях гораздо реже.

Люди в основном – те, кто в бизнесе, они любят тишину, понимаете, чтобы их не называли, не озвучивали, понимаете? Объясню почему: потому что любое <слово>, пусть о каком-либо предпринимателе – это всегда сразу грабеж, так скажем. Сразу появляются какие-то проверки, сразу появляются какие-то люди...

Что называется, разговора за столом все равно не получится. Он может получиться в том случае, когда человек уже понял, что ему бояться нечего. Да, после последних событий, вы сами видите, прошла пандемия – очень много людей пострадало. Кому-то удалось выплыть. Мы только-только начали всплывать из этого всего – и уже на сегодняшний день было четыре проверки: две прокурорские, трудовая инспекция, налоговая инспекция, впереди проверка у газа.

Московская область, 22.04.2021

Я, честно, улыбнулся, потому что, как очень многие, в свое время обращался во всякие инстанции в связи с тяжелым положением. Люди, уже как последняя точка, писали и омбудсмену, и губернатору, и президенту. Вся эта цепочка выстроена таким образом: пишешь президенту, президент отписывается губернатору, губернатор отписывается мэру города, мэр города понимает, откуда это пришло, дает штыкаря, создает невыносимые условия. И все. Это я вам говорю как прошедший всю эту ступень, который писал.

<…> рассказать о себе в соцсетях безопаснее и прочее, не вывешивать проблемы. То есть в любом случае это безопаснее, потому что как только ты начинаешь вывешивать проблемы, ты становишься неугодным, неудобным.

Московская область, 22.04.2021

Есть поговорка классная, что нужно не интересоваться политикой, пока политика не начнет интересоваться тобой. И здесь тоже: я не хочу перейти этот рубеж, когда кто-то начнет мной интересоваться.

Москва, 27.04.2021

Голоса бизнеса не слышно. С точки зрения государственного управления малый бизнес рассматривается и обсуждается, прежде всего, как объект экономической политики, а его развитие определяется количественными показателями. Повседневные проблемы предпринимателей, стратегии ведения бизнеса, мотивации к его развитию или закрытию, да и просто реакции бизнесменов на состояние отрасли и меры ее государственного регулирования – темы, которые касаются предпринимателей не как субъектов экономики, а как людей, ведущих бизнес, гораздо реже являются темой официальных обсуждений, чем разговор о количественных показателях и [ре]формировании институтов. Реальный голос бизнеса, или хотя бы голос, говорящий о его «человеческих» проблемах, в подобных дискуссиях чаще всего просто не слышен.

Ввиду того, что у меня большое количество людей, которые работают в разных сферах бизнеса, и свой круг в районе 300 человек, я, в общем-то, достаточно хорошо знаю. Мы сами выезжаем на большие конференции, хочешь не хочешь приглашают. Но процентов 70 из них – это те люди, которые пашут, мешки с места на место, условно говоря, переволакивают. У них нет времени куда-то пойти, на что-то посмотреть. Им даже никто это никогда не расскажет и не устроит этот выход, потому что у них мобилизованность. Тот предприниматель, который заинтересован, который с вами так или иначе общается, он с вами и будет общаться. Тот предприниматель, который пашет на кашу, он не пойдет на это. Скажет, какая-то ерунда, опять лезут, кому какое дело?! Вот я пытаюсь тут выжить – на том и все. <…> Ему не на кого оставить своих 300 коров или свой магазин, чтобы на этот день поехать на какую-то конференцию.

Московская область, 22.04.2021

Представленные выдержки из проведенных ФОМом глубоких интервью с предпринимателями позволили сформулировать три первые гипотезы относительного факторов, обусловливающих столь «скромное» место малого бизнеса в общественной повестке дня. И конечно, лишь тремя факторами тема не исчерпывается. Проверить обозначенные гипотезы, а также выявить дополнительные причины того, почему бизнес остается в «медийной тени», сможет специальное репрезентативное исследование на панели малого бизнеса ФОМ.

Иван Грибов, Юлия Османова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ