• к-Темы
  • 24.09.20

Экспертное мнение: «Катастрофического развития событий на рынке труда удалось избежать»

Екатерина Сабельникова – о ситуации с безработицей

qr-code
Экспертное мнение: «Катастрофического развития событий на рынке труда удалось избежать»

Мы продолжаем серию публикаций, в которых эксперты комментируют результаты исследований ФОМ о финансовых последствиях пандемии для россиян. О ситуации с занятостью и безработицей рассуждает Екатерина Сабельникова, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

Людмила Преснякова: По результатам опросов ФОМ, доля потерявших работу только из-за пандемии составила 4-5% от всех опрошенных. Насколько серьезна сейчас ситуация с безработицей?  

Екатерина Сабельникова: Во время этого кризиса рынок труда оказался одним из самых уязвимых. Уровень безработицы вырос достаточно серьезно. По данным Росстата, если в марте этого года уровень безработицы составлял 4,7%, то в апреле и мае он увеличился до 5,8 и 6,1% соответственно. Однако, во-первых, эти показатели ниже, чем наиболее пессимистические прогнозы экспертного сообщества на эти месяцы, во-вторых, заметно ниже, чем в ряде крупных стран (например, на пике кризиса в апреле в США уровень безработицы превысил 14%).

Таким образом, весной, во время действия наиболее жестких ограничений, рынок труда отреагировал на развитие кризиса несколько спокойнее, чем предполагалось, а летом ситуация начала стабилизироваться – и значительных изменений уже не наблюдалось (по итогам июля уровень безработицы составил 6,3%). 

Людмила Преснякова: В чем отличие нынешнего кризиса от предыдущих? 

Екатерина Сабельникова: Текущая ситуация на рынке труда мало отличается от предыдущих кризисов: указанный уровень безработицы лишь немногим выше пиковых значений 2015–2016 годов, но ниже максимумов 2008–2009 годов. 

Отчасти это объясняется тем, что работодатели и в прошлые кризисы, и сейчас старались избегать увольнений и сохранять персонал за счет снижения зарплаты и изменения условий труда (например, за счет перевода на неполный рабочий день или отправки в неоплачиваемые отпуска). 

Что касается особенностей текущего кризиса, одной из них стал резкий рост зарегистрированной безработицы. Исторически сложилось так, что в России между этим показателем и уровнем безработицы по методологии Международной организации труда (МОТ) существовал огромный разрыв, в последние годы достигавший разницы в 4–5 раз. Например, в марте по методологии МОТ уровень безработицы составлял 4,7% (3,5 млн человек), а уровень зарегистрированной безработицы – 1,0% (0,7 млн человек). Однако в последнее время разрыв между показателями значительно сократился: в июле они составляли 6,3 и 4,4% (4,7 млн и 3,3 млн человек) соответственно. 

Такой значительный нетипичный рост обусловлен прежде всего расширением финансовой поддержки безработных, что способствовало их регистрации в органах государственной службы занятости. Во-первых, были повышены минимальный и максимальный размеры пособия по безработице. Максимальный был увеличен до уровня МРОТ, при этом всем, кто потерял работу после 1 марта текущего года, вне зависимости от прежнего уровня заработной платы, назначалось пособие в максимальном размере. Во-вторых, была введена ежемесячная выплата в размере 3 тыс. руб. на каждого ребенка, если в семье один или оба родителя потеряли работу. 

Помимо расширения финансовой поддержки, регистрацию перевели в дистанционный формат, что значительно снизило издержки на получение и поддержание статуса безработного. В совокупности это и привело к столь резкому росту показателя зарегистрированной безработицы, в то время как общий уровень безработицы изменился значительно меньше. 

Людмила Преснякова: Рост числа безработных, по нашим данным, уже к июню приостановился. Почему это произошло? 

Екатерина Сабельникова: На это могли повлиять различные факторы, но прежде всего следует выделить следующие. Во-первых, оживление экономики: в мае – июне (в зависимости от отрасли и региона) происходило постепенное смягчение и даже отмена ограничений, введенных в апреле. Во-вторых, масштабный пакет государственных мер по поддержке рынка труда. Про прямую поддержку государством безработных мы уже говорили. Однако государством была обеспечена и поддержка занятости. Одними из наиболее важных общих мер поддержки в этой области стали льготные кредиты компаниям на выплату заработной платы сотрудникам. Например, кредиты на поддержку занятости предусматривают полное списание кредита и процентов по нему для предприятия, если в течение всего срока действия программы оно сохраняет занятость на уровне не менее 90%, и половины кредита, если сохраняет занятость на уровне не менее 80%. 

Людмила Преснякова: Как, по вашему мнению, будет развиваться ситуация? Как быстро потерявшие работу смогут ее найти? 

Екатерина Сабельникова: Разумеется, несмотря на текущую стабилизацию рынка труда, ситуация остается достаточно сложной. Вместе с тем можно сказать, что катастрофического развития событий удалось избежать. 

В ближайшей перспективе определяющим фактором для динамики численности занятых и безработных станет скорость восстановления реального сектора экономики и сферы услуг. В случае реализации пессимистического сценария, предполагающего в том числе ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры и возвращение карантинных ограничений, следует ожидать роста напряженности на рынке труда. 

Если же говорить о сроках поиска работы, то они в значительной мере будут определяться отраслевой спецификой, характером деятельности, компетенциями и даже личными качествами конкретного безработного. Так, если говорить о секторах экономики, то в сложном положении окажутся соискатели в сфере услуг, наиболее пострадавшей во время текущего кризиса. Что касается отдельных специальностей и компетенций, то можно ожидать сложностей с трудоустройством для персонала, «без которого можно обойтись», менее значимого для выживания компании, например для административного персонала, специалистов по маркетингу и рекламе (с учетом урезания данных расходных статей в компаниях) и т. д. 

Тем не менее спрос на труд восстанавливается, что, безусловно, является позитивной тенденцией. Так, по оценкам Минтруда России, в июле число принятых на работу менее чем на 10% превысило число уволенных, а в августе превышение составило уже 20%. По данным HeadHunter, летом количество вакансий значительно выросло и в августе – сентябре даже превысило февральский уровень (после резкого проседания в апреле – мае). 

Людмила Преснякова: А как будет развиваться ситуация с занятостью в случае введения новых ограничений? 

Екатерина Сабельникова: Это, безусловно, негативно скажется как на рынке труда, так и на экономике в целом. С одной стороны, помочь могут полученный государством опыт и наработанные механизмы поддержки безработных и занятости, а также опыт компаний по адаптации к кризису (например, практика удаленной работы). С другой стороны, необходимо учитывать, что широкая финансовая поддержка со стороны государства в предыдущие месяцы стоила бюджету немало. Так что с учетом бюджетных ограничений и неопределенности в экономике сохранение такого уровня поддержки в долгосрочной перспективе может оказаться под вопросом. 

Беседовала Людмила Преснякова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение