• к-Темы
  • 04.10.20

Халед Аббуд: «Пандемия помогла мне открыть новую специальность»

Студент медико-стоматологического университета и врач-ординатор отделения гинекологии – о выборе, второй волне и русском авось

qr-code
Халед Аббуд: «Пандемия помогла мне открыть новую специальность»

От «красной» зоны до гинекологии

У каждого человека есть черта характера, которая особенно ярко выражена. В моем случае, этой чертой является милосердие. Единственная профессия, где милосердие необходимо, – это медицина. Я решил стать врачом в раннем возрасте, когда мне не было даже пяти лет. В университете я работал лаборантом на кафедре философии и биомедицинской этики. Занимался техническим сопровождением мероприятий кафедры и ведением документации. Проще говоря, я не делал ничего, напрямую связанного с медициной, и только за несколько недель до начала карантина прошел сертификацию и стал медбратом.

Мой старший брат – тоже врач. Как только пришли сообщения о том, что в период пандемии будут приглашать работать студентов, мы сразу же решили идти работать. Все сомнения мгновенно отошли на второй план, мы не взвешивали какие-либо «за» и «против», а просто решили, что будем работать, и именно в «красной» зоне. К тому же, предложения поступили очень быстро. Получилось так, что даже времени на раздумья не было. Собственно, в тот момент я наконец официально связал свою жизнь с медицинской деятельностью и пошел работать в больницу. Это было необычно, потому что наш старт пришелся не на «мирное время», а на период пандемии. Мне кажется, нам пришлось гораздо тяжелее, чем предыдущим поколениям начинающих врачей. У нас был большой поток пациентов, все отделения были переполнены. Это был сложный, но очень полезный жизненный и профессиональный опыт.

Когда мы только пришли работать в больницу, нам были поручены роли санитаров – где-то помыть, что-то протереть. Только потом, через неделю или две, мы стали понемногу вливаться в непосредственно медицинскую деятельность отделения. Я работал сутки через трое. Это не было большой проблемой, так как в тот период у нас не было учебы.

Есть огромная разница между работой во время карантина и работой сейчас. Во время пандемии мы работали с пациентами разных возрастов. Конечно, было очень много пожилых людей, и их поток был огромным, многие пациенты были в тяжелом состоянии. У людей были разные требования и беспокойства. Некоторых волновали условия в больнице, а кому-то было важно знать, как их лечат. Иногда в отделении находилось 150 человек, это было достаточно тяжело, даже несмотря на то, что медицинского персонала было больше, чем обычно.

В данный момент я совмещаю две работы – на кафедре и в больнице – и в целом все успеваю. В «мирное время» отделение гинекологии все-таки гораздо спокойнее, так как пациентов меньше. После пика эпидемии заметно легче. Единственное, что все же иногда усложняет работу, это излишне требовательные беременные женщины. В остальном все хорошо, если не считать постоянного ожидания второй волны и того, что, возможно, скоро придется снова идти в бой.

Я остался в том же отделении гинекологии, где работал во время пандемии коронавируса. И хотя сама по себе пандемия никак не повлияла на мое отношение к медицине, но именно она привела меня в отделение, где я открыл для себя новую специальность. В любой специальности есть свои минусы и свои плюсы. Пока я не нашел в гинекологии больших минусов. Возможно, в будущем мои интересы изменятся. Но пока что мне интересно все.

Медицина как помощь, а не услуга

Если говорить об обществе, то, конечно, отношение к врачам сильно изменилось. Скажем так, раньше отношение людей к медицинской сфере было таким же, как к сфере услуг. Иногда люди даже говорили о необходимости перехода от той модели, которая существует сейчас у нас в стране, к платной страховой медицине. В период пандемии, на мой взгляд, общественное мнение изменилось, и медицину стали вновь воспринимать, прежде всего, как помощь, а не услугу.

Но так как я получил сертификат о допуске к работе в «красной» зоне в начале апреля и мне сложно сравнивать, так как я не работал в больнице до пандемии, если не считать врачебной практики в университете на первом и втором курсах.

Отношение общественности к врачам и медицинским организациям формируется не на основании отдельно взятой ситуации, пусть даже масштабов пандемии. Оно складывается из многих факторов, в том числе и негативных, вроде случаев врачебной халатности или отношения пациентов к той или иной медицинской организации. Можно только надеяться, что это позитивное отношение со стороны общественности останется и после пандемии.

У нас в стране отношение к здоровью является частью менталитета, неискоренимой особенностью которого является русский авось. Многие относятся к своему здоровью именно на авось. Я боюсь, что даже после пандемии, когда все успокоится, в этом смысле ничего не изменится.

Вторая волна и вакцинация

Что касается второй волны, то есть много людей, которые гораздо более компетентны в данном вопросе, чем я, и имеют, как минимум, законченное высшее образование в сфере иммунологии или статистики. Мое мнение не может быть экспертным в этом вопросе. Наблюдая опыт других стран, где вторая волна все-таки случилась, я могу полагать, что есть большая вероятность, что и у нас произойдет что-то подобное. Однако надо учитывать, что у нас изначально события развивались совершенно по другому сценарию, на мой взгляд, более оптимистично1

В вопросе вакцинации, мне кажется, надо исходить из результатов клинических испытаний, которые уже проводились. Насколько мне известно, все возможные клинические испытания завершились, и это значит, что вакцина безопасна и эффективна.

В вопросе всеобщей вакцинации все упирается в отношение людей к прививкам в целом. У нас в стране очень много противников вакцин. Если начать заставлять людей вакцинироваться, то сразу же поднимется волна всевозможных теорий, что это делают специально и злонамеренно, как произошло, например, с историей про чипирование. Я считаю, что вводить принудительную вакцинацию нет смысла и прививку стоит делать только по желанию каждого отдельно взятого человека. Как я понимаю, такая возможность будет.

Исследовательский комментарий

В этом интервью Халед Аббуд показывает, что сама по себе пандемия не изменила его отношения к медицине как к профессии. Это отношение, с его точки зрения, формируются внутри самого человека, через призму личного восприятия, ощущения долга и тех качеств, которыми человек наделен. Но, как отмечает молодой врач, работа в «красной» зоне оказывается важным опытом, который помог ему открыть новые возможности и получить практику в уникальной, хотя и сложной ситуации.

Это интервью демонстрирует, что пандемия повлекла за собой быстрое продвижение внутри профессиональной сферы: от технического сопровождения мероприятий до работы медбратом в «красной» зоне, а затем и в гинекологии.

Кроме того, обсуждается и отношение к медицине и здоровью в целом. Халед Аббуд полагает, что не стоит рассматривать пандемию как переломный момент, после которого доверие к врачам повысится, а отношение людей к здоровью улучшится. Эти комментарии схожи с оценками руководителя отделения гастроэнтерологии Московского областного научно-исследовательского клинического института имени М. Ф. Владимирского Елены Белоусовой, которая также отмечает, что отношение к медикам не изменится до тех пор, пока не будет реформирована система здравоохранения, а полученное во время пандемии осознанное отношение к собственному здоровью у людей снова может исчезнуть.

_________________

1 Интервью состоялось 21 сентября 2020 года, когда ситуация еще не была настолько острой.

Екатерина Кожевина, Арсений Слуцкий

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение