• к-Темы
  • 27.10.20

Как (не) меняется восприятие российской медицины во время пандемии

В начале сентября ФОМ провел опрос об отношении к врачам и медицине

qr-code
Как (не) меняется восприятие российской медицины во время пандемии

Пандемия привела к критической нагрузке на российскую систему здравоохранения в целом и на врачей в частности. И все это время медицина находится в центре нашего внимания.

Незадолго до начала так называемой второй волны пандемии коронавируса ФОМ провел небольшой опрос об отношении россиян к отечественному здравоохранению. Представлялось важным понять, что изменилось (и изменилось ли) в восприятии россиян этой сферы за время, прошедшее с начала пандемии коронавируса: в какую сторону «поехали» оценки, улучшился ли имидж медицины и врачей вследствие «мировой войны» с COVID-19.  

Оказалось, что на общем восприятии положения дел в российском здравоохранении пандемия сказалась довольно слабо. Распределение ответов на этот вопрос незначительно поменялось в промежутке между апрелем и июлем: если в апреле доля тех, кто оценивает ситуацию в здравоохранении как хорошую, составляла 7%, то в июле – 10%; группа тех, кто придерживается обратного мнения, немного уменьшилась: в апреле она составляла 53% респондентов, в июле – 49%. С июля же по сентябрь мало что поменялось: 10% респондентов считают, что дела в российском здравоохранении обстоят хорошо, 37% – удовлетворительно, 48% – плохо.

Вообще динамику с апреля 2019 по сентябрь 2020 трудно назвать значительной (учитывая контекст, она могла бы быть и заметнее), однако эффект все-таки наблюдался – оценки улучшились. Отсутствие изменений в мнениях людей с июля по сентябрь указывает на то, что этот эффект не был временным и к началу сентября все еще сохранялся.  

Любопытно, что ситуация с коронавирусом практически никак не сказалась и на уровне доверия к врачам: распределение ответов на этот вопрос почти не меняется уже длительное время. 

Практически не изменились оценки квалификации врачей: доля считающих, что у большинства медиков низкая профессиональная квалификация, держится на уровне 41–42% с 2018 года. При этом доля тех, кто считает квалификацию врачей высокой, с июля по сентябрь снизилась на 3 п. п., с 36 до 33%. 

А вот что изменилось, по мнению россиян, так это отношение к профессии врача. 42% считают, что сегодня в российском обществе ее престиж высокий, 42% – что низкий. Для прояснения ситуации мы задали вопрос о том, как меняется восприятие профессии врача в обществе в последнее время: 36% респондентов считают, что ее престиж растет, 17% – что снижается, 36% – что не меняется.  

Аргументы в пользу мнения о снижении престижа вполне предсказуемы. 7% респондентов указывают на низкие зарплаты и их несоответствие высокому уровню ответственности врачей («зарплаты нищенские», «труд, не оплачиваемый достойно», «зарплата маленькая, а ответственность высокая»); 6% – на низкие уровни медицинского образования и квалификации медработников («помощь оказывается плохо, часто непрофессионально», «купили дипломы, балбесы», «низкий уровень подготовки специалистов»); еще 3% отмечают плачевную ситуацию в здравоохранении в целом («развалено все в здравоохранении», «слишком нерациональные реформы прошли в этой области»). 2% респондентов приводят более тонкий аргумент: молодые люди не хотят становиться врачами в силу крайней забюрократизированности профессии («это люди, убитые своей работой и загнанные, как лошади», «врачам сейчас не до больных – им нужно заниматься документами и продвижением лекарств», «врач больше времени уделяет работе с компьютером, чем с больными»). Еще 2% связывают снижение престижа медицинской профессии с ее уходом в частный сектор («недоступные цены на услуги медицинской помощи», «врачи занимаются выкачиванием денег с людей»). 

Отметим, что у большинства перечисленных аргументов есть кое-что общее: похоже, что люди опираются на личный опыт. Все видят, в каких тяжелых условиях врачи вынуждены работать и к каким последствиям это приводит: малое количество времени на пациента, безответственное отношение к работе из-за низкой оплаты, бюрократизация и проч. – и в результате кажется логичным, что никто в здравом уме на такую работу не подпишется. Соответственно, и престиж профессии расти не может. 

Основные аргументы в пользу мнения об укреплении престижа медицинской профессии напрямую связаны с пандемией коронавируса. 15% респондентов отмечают героическую борьбу врачей с этой болезнью – по мнению опрошенных, это повышает уважение к профессии («в связи с коронавирусом: они всегда на переднем плане», «сделались героями, престиж врача вырос», «они просто ведут себя героически, как на фронте»); еще 7% указывают на рост заработной платы врачей – здесь могли иметься в виду как коронавирусные надбавки, так и общероссийский рост оплаты труда докторов в последние несколько лет («в связи с повышением заработков», «высокая оплата труда», «день хорошие платят», «зарплату повысили»).  

Есть аргументы и более общего характера. Например, 7% респондентов обосновывают повышение престижа врачебной профессии дефицитом кадров и нехваткой докторов на местах («врачей не хватает», «дефицит кадров», «люди много болеют»). Еще 2% отмечают, что медицина развивается в техническом плане, у врачей становится больше возможностей и это привлекает внимание к профессии («стало больше доверия медицине – новые технологии», «оборудование новое», «обновляется медицинское образование»). По 2% опрошенных называют рост числа абитуриентов в медвузах («все больше учится врачей», «молодежи много учится, все хотят работать») и расширение сферы платной медицины («есть возможность частной практики», «очень много всяких коммерческих больниц»). 

Помимо того, 27% респондентов считают, что пандемия коронавируса способствовала увеличению числа желающих поступить в медицинские вузы, что также можно считать косвенным маркером укрепления престижа профессии. Правда, следует отметить: 25% опрошенных полагают, что пандемия никак не повлияла на число абитуриентов в медицинских университетах, а еще 12% и вовсе думают, что в этом году конкурс туда стал меньше.  

Резюмируя, можно отметить, что глобальные установки россиян в отношении российского здравоохранения и врачей за полгода пандемии изменились не слишком значительно. По мониторинговым вопросам наблюдается не очень интенсивная динамика, из чего можно сделать вывод, что пандемия коронавируса понимается людьми как исключительное событие для медицины, по которому выводы о состоянии здравоохранения и работе врачей делать не стоит. Борьбой с коронавирусом занимались абсолютно разные врачи, готовые пойти в «грязную зону», для этого они временно перепрофилировались в инфекционистов. В это же время в других областях (хирургии, стоматологии, гинекологии и т. д.) в лучшем случае ничего не изменилось, а в худшем – работать стало тяжелее. Поэтому для обычных людей, которые в своих оценках положения дел в здравоохранении ориентируются в первую очередь на личный опыт, ничего глобально не поменялось, так что вполне логично, что по-настоящему значимая динамика по нашим вопросам отсутствует.  

Тем не менее произошедшая во время пандемии героизация врачей (от которой, кстати, сами врачи порядком устали) в сознании около четверти россиян сделала врачебное дело более привлекательным и уважаемым. Вероятно, именно этим можно объяснить тот факт, что на вопрос «Вам бы хотелось или не хотелось, чтобы ваш ребенок или внук стал врачом?» 55% респондентов ответили утвердительно. 

Однако заявлять на основе наших данных, что престиж профессии врача по-настоящему вырос, преждевременно. Опрос, скорее, выявил характерное для текущего момента представление о динамике этого престижа, причем в исключительных условиях пандемии. В действительности же престиж профессии определяется эмпирическим опытом, а этот опыт (зачастую – негативный) сегодняшняя героизация врачей отменить не может, поэтому и общие оценки ситуации, и уровень доверия к врачам практически не изменились.   

Это, конечно, создает окно возможностей – шанс на реальное повышение доверия к системе здравоохранения. Героизм врачей признается, а вот публичная их критика сейчас не в тренде. Но без реальных действий (дебюрократизации, исправления крайностей проведенной оптимизации, роста качества врачебной помощи), которые могли бы «наложиться» на это представление, окно довольно быстро закроется и ни к каким серьезным изменениям в отношении респондентов к российской медицине после окончания пандемии не приведет. 

Артем Рейнюк

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение