• к-Темы
  • 07.12.20

Кто такие бизнесмены-инициаторы

И как они пытаются сохранить свой уникальный продукт в кризис

qr-code
Кто такие бизнесмены-инициаторы

В июне 2020 года межрегиональная исследовательская группа, объединившая 24 независимых социологических центра, включая ФОМ, провела исследование малого бизнеса во время пандемии. В тот период на большей части страны действовали строгие ограничительные меры. Исследователи, используя дистанционные методы – онлайн-фокус-группы и глубокие онлайн-интервью, – опросили 109 предпринимателей из 22 регионов и 30 наиболее пострадавших от коронавируса отраслей.

«Как же мне тебе добыть то, чего не может быть?» с этим вопросом, скорее всего, вам стоит обратиться к инициаторам предпринимателям перового типа из четырехчастной типологии, предложенной по итогам исследования «Краш-тест малого бизнеса». Ведь именно они изобретают принципиально новый продукт, чтобы покорить с ним рынок. В нашем материале рассказываем истории нескольких таких предпринимателей, чтобы лучше понять, какие стратегии адаптации они использовали во время первой волны коронакризиса.

Каких предпринимателей мы называем инициаторами

Главный исходный мотив бизнесменов-инициаторов при создании своего дела – изобретение нового продукта или услуги. Это радикально отличается от субъективного переживания того, кто нацелился повторить чужой успех в недавно появившемся бизнес-направлении, а также того, кто пошел в бизнес по профессии, и тем более от того, кто скопировал бизнес-процессы или отщипнул кусок бизнеса у прежнего работодателя.

Первопроходцы, первооткрыватели, изобретатели, стартаперы стараются придумать уникальный продукт. По крайней мере, в той части глобального рынка, которая доступна их взгляду и пониманию. Всю ответственность за риск, связанный с началом инновационного предприятия, лидер-первопроходец берет на себя, а риск в этом случае очень высок, ведь никто не знает, как встретят покупатели принципиально новый продукт.

Для игроков этого типа очень важно, чтобы бизнес-идея постоянно разворачивалась, приобретая очертания идеального замысла. Чем меньше препятствий встречает на своем пути новый бизнес, тем больше драйва сохраняет его начинатель для генерации новых идей, укрепляющих и дополняющих центральное изобретение. Он готов работать без устали и мотивирует на это сотрудников. Если же препятствия кажутся ему непреодолимыми, он не сдается и действует по принципу «все или ничего».

Очень часто у предпринимателей первого типа бизнес-идея рождается в области, в которой у них нет профессиональных знаний. Это, однако, не является препятствием для ее реализации. До создания бизнеса они нередко продолжительное время работают по найму, где хорошо проявляют себя. Однако в таком режиме инициаторам не хватает свободы принятия решений, им становится тесно в определенных руководством рамках.

Часто новый замысел рождается как стремление сделать что-то, чего еще нет, чтобы (успеть) создать монополию в глобальном масштабе. Даже в рамках категории «малый/средний бизнес» уникальность бизнес-идеи, отсутствие конкурентов (де-факто – монопольный статус в хорошем смысле этого слова) дают инициаторам возможность для развития в общенациональном или даже транснациональном масштабе. Однако если емкость рынка невелика и ограничивается 100 миллионами долларов в год, компания может и не превратиться в транснациональную корпорацию-«единорога» с тысячами сотрудников. Бизнес может надолго или даже навсегда остаться в категории малого/среднего, что, впрочем, нисколько не препятствует отнесению его основателей к числу предпринимателей-первопроходцев.

Предпринимателей этого типа мало. Особенно среди представителей малого бизнеса. Так, среди участников настоящего проекта из 109 информантов их было всего двое: создатель швейного производства для российского спортивного бренда из Волгограда и основатель проекта уникальных авторских экскурсий по Екатеринбургу, продающихся даже на экспорт.

Екатеринбург, авторские экскурсии

«Я один из представителей сообщества независимых гидов. Но это одно из направлений, потому что, конечно, важная часть моей деятельности – это разные проекты исследовательские в сфере современной культуры, в сфере… Ну, вот сейчас у нас большой проект идет «Индустриальное наследие Урала». Нельзя сказать, что это бизнес, но для меня это, в общем, одна из важных статей, естественно, дохода».  

«Я коренной екатеринбуржец. И у меня ИП больше года, где я, собственно, занимаюсь культурными проектами и проектами в сфере авторских экскурсий по Екатеринбургу. Ну, и уже чуть больше по окрестностям, по Уралу… В общем, мы впервые показали, что круглогодично могут работать экскурсии по городу и они востребованы».

Волгоград, швейное производство

«Скажем так, постоянно мне нужно было принимать определенные решения. Но по причине, что я не мог это сделать, так как надо мной были либо владельцы предприятия, либо вышестоящие руководители, мне все время было тесно в этом пространстве. Я видел немножко по-другому все это. И я решил пробовать заниматься предпринимательством». 

«Когда мы начали делать <наш бизнес>, мы сразу осознавали, что мы делаем продукт не на территорию Волгограда и Волгоградской области, а вообще на Россию, и с заделом таким, что мы добьемся большого успеха и далее будем транслировать это еще на другие рынки, в другие страны. Но вот с этим, как бы, заделом мы до сих пор и идем».  

«У нас две специализации: мы шьем велосипедные сумки. Это <для тех людей>, которые активно катаются не великах, занимаются велотуризмом в России и в других странах. У нас есть бренд… У нас есть собственный интернет-магазин, и можно погуглить, посмотреть. История у нас уже длительная, более трех лет эти сумки, соответственно, производим. Последние полтора года мы начали добавлять, к нам начали приходить запросы по пошиву одежды для бизнеса, и мы добавили это направление. Оно стало у нас очень активно развиваться, стало доминировать и стало основным, скажем так. А второстепенное – сумки, потому что емкость рынка чуть поменьше была, вот. Мы активно этим занимались, но вот в конце марта начались небольшие изменения, потребность по одежде стала меньше. Но… пока наша специализация – это производство униформы для бизнеса и сумок для велотуризма. Вот два объема». 

«Какие-то у меня оказались организационные навыки, и я начал пробовать там. Я начинал с розничной торговли, поторговал пивом пару лет. И понял, что хочу что-то производить, какой-то продукт, который можно пощупать. И волей-неволей, не знаю, но я познакомился с Димой, вот со своим коллегой, партнером. Мы ничего, я ничего не знал о швейной промышленности вообще. Я только знал, как… пришить пуговицу, <…> мама научила, все. Я ничего не знал. И мы вот вовлеклись, потому что я понял, что мы можем создать масштабный бизнес, ну, большой».  

Как инициаторы реагировали на COVID-кризис

Основательность и фундаментальность – не главные характеристики бизнеса, к которым стремится предприниматель этого типа. На первом месте для него находится собственная уникальная выпестованная идея, чаще всего наделяемая общественно значимым смыслом. В ситуации кризиса инициатор с огромной самоотдачей борется за свое детище, переходя в экстенсивный режим работы и вдохновляя своей энергией команду. 

Однако, если в связи с обстоятельствами возможности развития теряются или перестает хватать энергии для бурного движения вперед, новая сильная идея может возникнуть у такого предпринимателя не сразу или не возникнуть вовсе. Поэтому с закрытием или консервацией своего дела инициаторы охотнее представителей других типов переходят в работу по найму.

Но это решение не дается легко – почти всегда инициаторы продолжают искать подходящие условия, место, где их идея станет расти. В пример здесь можно привести знаменитого отечественного авиаконструктора Игоря Сикорского. Перед эмиграцией в США он пытался найти помощь в Военном министерстве Российской империи, но в итоге выстроил свой легендарный бренд уже на новых берегах.

В современных российских реалиях в роли инвесторов чаще, чем независимые венчурные фонды, выступают госструктуры – корпорации с государственным участием или государственные фонды, выдающие гранты.

Волгоград, швейное производство

«Что-то открывается новое и интересное, и, возможно, для меня как для предпринимателя это очередная возможность сделать шаг вперед, толчок для развития. <…> Для нас это может стать толчком, таким прям хорошим пинком! И позволит нам выскочить на какие-то рынки, какие-то продукты, ну, может быть, другие. И даст, там, не знаю, двух-, пяти-, десятикратный рост.

«При этом я, конечно, <…> говорю <сотрудникам> о том, чтобы они контролировали, чтобы они одевали средства защиты на работе, вне работы, мерили температуру, когда приходят на работу, там септики у нас везде стоят, мыло. <…> Я думаю, это зависит от самого руководителя и создателя – как он мыслит. Моя задача сейчас – остаться на плаву, оставить людей, выплаты заработной платы».  

«Я боялся, думаю: слушай, вообще сейчас транспорт перестанет ходить, еще что-то, и думал о том, что, ну, вот, сейчас мы, как бы, можем что-то производить, полезное делать для общества, сохранить рабочие места, заработную плату людей, да».  

«Борьба за ресурсы – это вот такой бег прям, вот знаете, забеги, забеги, забеги… До этого мой рабочий день был… обычно до 18:00, а сейчас – до 20:00, до 21:00 последние два месяца. И я реально за эти два месяца, ну, понимаю, что субботы, воскресенья мне недостаточно, я не могу отдохнуть, короче, вот прям чувствую какую-то постоянную усталость, усталость, усталость. Но финиш пока неблизко. То есть остановиться, не бежать нельзя».  

«Сейчас мы должны… лично я думаю, я должен прикладывать усилий в два раза больше, чтобы получить тот результат, который был. Это факт. Людям я говорю аналогичное, я стараюсь их заряжать позитивом, но иногда, конечно, я их, как бы, мотивирую, даже ругаю».  

Екатеринбург, авторские экскурсии

«<Авторские экскурсии> в этом сезоне, наверное, это могло бы стать наиболее значимой статьей. Потому что мы отработали определенные алгоритмы, общий капитал мы наработали, чтобы можно было далее спокойно двигаться».  

«У меня еще была гипотеза, но она тоже не подтвердилась, что все-таки некоторые грантовые программы сумеют ориентироваться, просто потому что, ну, есть фонды, которые сильно были ориентированы на поддержку культурных инициатив».  

«Второй вызов оказался тем, что вообще у большинства, в том числе у меня, нет хорошей, например, техники… Чтобы делать онлайн там с видео… какую-то камеру надо. Мы начали сбор денег на то, чтобы купить технику». 

«Пытаемся теперь все это перевести в онлайн и, соответственно, сделать это интересным и как-то увлекательным …вот это был большой вызов. <…> У меня слово, которое меня мотивирует и как-то заставляет что-то делать, – это просто «движение». Да. Надо двигаться. Вот. А про будущее я всегда, когда об этом думаю, я еще вспоминаю, что мы же с Урала, очень особенное всегда отношение к будущему и как к нему движемся».

«То есть было ощущение, что там, к осени в таком режиме, в общем, можно все закрывать и спокойно идти искать новую работу».

Авторы доклада – Наталья Филимонцева, Елена Малышева, МИЦ «Контакт» (Воронеж). Адаптированный текст – Иван Грибов, ФОМ.

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение