• к-Темы
  • 24.11.20

Кто такие предприниматели-модернисты

И почему они смогли найти в коронакризис новые возможности

qr-code
Кто такие предприниматели-модернисты

Почему одни предприниматели в кризисной ситуации способны легко перестроиться и обернуть обстоятельства себе на пользу, а другие замирают в нерешительности? Ответ на этот вопрос стоит искать в том, как люди относятся к своему бизнесу, в чем видят смысл своей работы. По итогам исследования «Краш-тест малого бизнеса» группа исследователей выделила две модели отношения к бизнесу. Первая из них – модернистская – свойственна предпринимателям, которые легче ориентируются в быстром потоке перемен и активнее реагируют на вызовы коронакризиса.

В июне 2020 года межрегиональная исследовательская группа, объединившая 24 независимых социологических центра, включая ФОМ, провела исследование малого бизнеса во время пандемии. В тот период на большей части страны действовали строгие ограничительные меры. Исследователи, используя дистанционные методы – онлайн-фокус-группы и глубокие онлайн-интервью, – опросили 109 предпринимателей из 22 регионов и 30 наиболее пострадавших от коронавируса отраслей.

В последние пару десятилетий у молодых предпринимателей все чаще встречается модернистская модель отношения к бизнесу. Однако нельзя сказать, что эта модель появилась недавно, скорее всего, она существовала всегда, поскольку в ее основе лежит ценностный субстрат жизни в бизнесе, присущий предпринимателям во все времена.

В материале «Типы предпринимателей» мы рассказывали о типологии, основанной на различиях путей прихода предпринимателя в бизнес. Тип предпринимателей, о котором мы поговорим в этой статье, принадлежит типологии, основанной на результатах того же исследования, но предложенной другим автором. Помимо модернистской модели подхода к бизнесу она предполагает традиционалистскую, о которой мы расскажем в одной из следующих публикаций.

Черты модернистской модели восприятия бизнеса

Предприниматели модернистской модели постоянно открывают новые бизнесы и/или направления, часто не отказываясь при этом от уже существующих. И дело здесь не только в необходимости диверсификации, а прежде всего в том, что бизнес для них является не константой, а способом реализации разнообразных идей. Нередко предприниматели этого типа открывают новые бизнесы или направления, не имея на старте хороших знаний или опыта работы в выбранной сфере. Их бизнесы могут находиться в совершенно разных сферах.

Ярким примером является молодой предприниматель из Саратова. К моменту эпидемии коронавируса у него в «разработке» было два бизнеса: сеть школ робототехники и программирования и швейный цех. Его жизнь в бизнесе состоит из смены сфер деятельности, причем его первоначальный профессиональный опыт с ними не связан.

«Я вообще был профессиональным спортсменом шесть лет и, в общем-то, дальше видел себя тренером. Но жизнь так сложилась… Второй мой опыт это концерн «Дубки», торговый представитель. Я оптом занимался, в «Дубках» оптовая продажа дала основную массу клиентов. И за счет наработки контактов я по этой линии сначала и пробовал два года двигаться. Затем 5 лет занимался медом, тогда мы просто в один момент уехали в Тверь. После меда вернулся в Саратов. Был запас денег, и я думал: «Что я хочу делать? Я не знаю». И здесь как раз мы посмотрели за цыганами в Твери и начали торговать саженцами лимона. Этот период длился год. В итоге я нашел, тогда это в России только начиналось, франшизу робототехники. Я поехал, посмотрел, купил ничего вообще в этом не понимал. Мне сказали, что всему научат. Моя задача найти помещение, найти людей, а все остальное практически сделают сами: научат людей, расскажут, покажут, помогут набрать. А швейное производство это у меня жена занималась, как хобби, дома шила. И, в общем-то, в августе я сказал: «Давай это все-таки ставить на рельсы» и подтолкнул ее к открытию бизнеса, нанять людей. На самом деле я даже и не думал, но за счет этой ниши интернет, эта ниша растет, у нее емкость вообще непонятная, ее очень тяжело просчитать, и очень она такая емкая. И здесь как раз это сработало в плюс».

Отметим, что швейный цех открывался одновременно с активным развитием школ робототехники (было открыто порядка десяти филиалов на базе среднеобразовательных школ).

У этого разнообразия бизнесов есть своя система координат: бизнес – это средство для реализации идей, жизненный драйвер. Ценностный субстрат – не какой-то конкретный вид деятельности, не накопленный опыт или определенная компетенция, а способ осуществления какого угодно вида деятельности, превращения ее в бизнес.

В этой модели открытие и ведение бизнеса часто сопровождается привлечением профессиональных компетенций людей ближнего круга: друзей, супругов и т. д.

Владелец стоматологической сети в Туле развивает бизнес 7 лет. До этого он держал торговые палатки – «широкий спектр: от телефонов до очков, у меня много чего было. В основном телефоны». Но «у меня художественное образование, и мне всегда хотелось творчества, а не просто тупо продавать телефоны. Бестолковое занятие: купил подешевле, продал подороже, интереса, по большому счету, никакого нет». Дальше: «я в свое время познакомился с одним товарищем, который был зубной техник <…>, а так как делать зубы это очень интересно, я решил, что это мое, и начал потихонечку». Бизнес начался с зуботехнической лаборатории, затем расширившись в сеть стоматологических клиник.

Открытие нового бизнеса бывает спровоцировано внешними обстоятельствами. Предприниматель из Томска каждый раз начинал новое дело после кризисных падений потребительского спроса в разработанных нишах. При этом он не реанимировал упавший бизнес, а переключался на новую сферу деятельности. «Сейчас я занят в сфере общепита. Бизнесом я занимаюсь на сегодняшний день чуть больше 15 лет. Родное государство убило два моих предыдущих бизнеса. Один был связан с недвижимостью (привет, 2008 год!). Второй был связан с медициной это была клиника снижения веса. Это государство, крымский консенсус, убило ее (привет, 2014 год!)». В этом примере присутствует и характерная черта данной модели осуществления бизнеса: исходная профессиональная специализация по образованию не является источником/базой для выбора сферы деятельности в бизнесе. «Мне было негде работать по своей специальности – массовый потребительский маркетинг. На тот момент в Томске было ровно два предприятия, на которых я мог быть востребован как специалист. А это слишком своеобразная корпоративная культура, ну, пришлось, в общем, идти и делать собственный бизнес».

Не связан со специальностью по образованию (радиотехническому) и бизнес организатора квиз-викторин в Екатеринбурге. Он фактически вырос из хобби, увлечения информанта и его друзей. Первые годы у предпринимателя были другие основные виды деятельности, пока не оказалось, что направление квизов можно развить в полноценный бизнес. При этом, осуществляя идею, предприниматель продолжал открывать новые направления. Так, перед началом эпидемии была уже практически разработана бизнес-идея студии пилатеса.

Наличие успешно работающего бизнеса не ограничивает желание и готовность предпринимателей открывать новое дело, а скорее подталкивает их к этому. Процесс осуществления бизнеса видится ими как движение, переход из одного состояния в другое. Возникающие или освобождающиеся ресурсы воспринимаются как повод расширить бизнес либо начать что-нибудь новое.

Предпринимательница из Екатеринбурга начала с приобретения готового бизнеса детских аттракционов, хорошо знакомого ей изнутри, т. к. она несколько лет проработала в нем в качестве наемного менеджера. Приобретение было связано с тем, что этот бизнес стал продаваться в «немножко убыточном состоянии», из которого информант довольно быстро вывела его на уровень прибыльности. Возникшие ресурсы она немедленно направила на приобретение еще одного микробизнеса, который был для нее уже совершенно новым: розничные лотки по продаже мороженого в торговых центрах. За полгода она стала владелицей двух бизнесов. И когда прибыли разогретого новогоднего спроса обеспечили критически необходимый объем, она сразу вложилась в открытие новых розничных точек продажи мороженого.

Стратегии ответа на кризис COVID-19 в модернисткой модели

Реакция владельца бизнеса квизов (Екатеринбург) была немедленной: «<У нас> сразу собрание <сотрудников> было, когда вот это все объявили. Я сразу сказал, что это минимум до лета. То есть сейчас в онлайн переходим по максимуму. <А также> новые проекты пришли в мою жизнь и запустились, и я просто свой фокус внимания туда переключил больше». Для проведения квизов онлайн была задействована интернет-платформа, которая уже была у предприятия (она была разработана и запущена раньше, но использовалась значительно реже, чем офлайновые викторины). Использование нового канала потребовало доработки программного пакета и доводки в технических аспектах: «...как нам прямую трансляцию в хорошем качестве начать транслировать, как нам оборудовать студию, как сделать свет, как сценарий переформатировать». Запустив этот процесс, предприниматель принял еще одно решение: «Бывает, что нужно какие-то очень сложные действия делать, для того чтобы заработать. А бывает, что можно легкие действия сделать и ты заработаешь… И я сел и сделал вывод, что, для того чтобы мне в моем проекте <квиз-викторин> увеличить заработок и выйти хотя бы процентов на 50 от оборота, который был, прям это пахота должна быть чисто в этом проекте… А по другим проектам там вложений, сил, времени, внимания требовалось меньше, а денег они приносят больше в текущей ситуации. И поэтому я принял решение, что <квиз-викторинам> я буду меньше внимания уделять». В этой логике действий отсутствует ожидание возврата возможностей, на которых изначально был построен бизнес. Недоступность одних каналов означает только то, что надо открыть другие (и не только каналы, но и направления бизнеса), переключиться и продолжать движение в новых условиях.

Аналогичная стратегия действий была реализована и в бизнесе по розничной продаже мороженого (Екатеринбург). Первой реакцией был сильный шок от того, что при закрытии доступа в торговые центры оказалась заблокирована вся продукция (она находилась в торговом оборудовании). Достаточно быстро пришла идея продавать мороженое через доставку с сервисами «Яндекс.Еда» и с Delivery Club. Но имеющаяся в наличии продукция была недоступна, средств на новую закупку не было, банки отказали в предоставлении кредита. Помощь пришла со стороны франчайзера: «Они мне дали шанс закупить новую поставку и уже потихоньку рассчитываться». Канал доставки через онлайн-агрегаторов был совершенно новым («я не знала, что такое «Яндекс.Еда», не знала, что это набрало такую популярность»), но неожиданно он «выстрелил». Получив наконец доступ к своей продукции в ТЦ, предпринимательница продолжила открывать новые каналы реализации: «Я нашла способ открыть торговую точку вне торгового центра. Это произошло где-то с середины мая, и сейчас мы начали активно летом открывать другие точки на базе торговых центров, но уличные точки». Бизнес немедленно пошел в рост. Но в этой логике нет остановок: «Также я планирую развивать направление HoReCa и связываться с различными организациями для поставки нашего мороженого в эти организации, развивать ивент-мероприятия корпоративы и прочее. В общем, разные направления, не только розничную торговлю».

Кто-то из предпринимателей действует в условиях падения потребительского спроса в своей рыночной нише.

Снизился поток пациентов у владельца стоматологической сети в Туле. На этом фоне предприниматель стал действовать в следующей логике: «Если бы работала машина, то было бы проще. Поэтому мы сейчас и закупаем все эти аппараты, на которых вместо пяти человек работает одна машина и которой не надо платить зарплату, и, в принципе, сломалась починили всегда. Я думаю, потихоньку мы себе приобретем этих аппаратов двоечку-троечку». Именно в момент эпидемии он запустил покупку нового оборудования (собирался раньше, но сделал после введения противоэпидемических мер). Предприниматель видит в возникших условиях особые возможности: «В момент кризиса мы начали покупать еще другое оборудование, которое раньше рассматривали. Ну, до ста тысяч рублей оно стоит, а сейчас купили, ну, грубо говоря, за двадцать пять тысяч. У кого сейчас есть какая-то финансовая подушка поле деятельности достаточно большое. Если есть возможность на этом нажиться, то я это делаю».

Если финансовые ресурсы ограничены, спрос упал, предприниматели «включают» режим экономии, но продолжают работать. Главное – не выжидать, не бездействовать.

Владелец сети ресторанов китайской еды в Томске ожидал, что «эпидемия доберется и до России тоже, это было, в общем, понятно. Было понятно, что каким-то образом тоже предстоит реагировать». Поток клиентов стал сокращаться еще до введения противоэпидемических ограничений. Логика действий выстроилась сразу: «В условиях падающего спроса ключевая, самая первая стратегия, которой надо заниматься, это снижение издержек». Предприниматель осуществил целый комплекс мер: отказался от аутсорсинговой доставки (доставку стали делать силами сотрудников ресторана, даже он сам лично), вообще произошел «инжиниринг процессов», то есть некоторые работы перераспределили между сотрудниками («повесили какую-то допнагрузку»; «был бухгалтер, который занимался первичной документацией. Больше нет»; «покупали мы какие-то расширенные пакеты технического обслуживания к нашим IT-системам отказались от них»), дополнительные «побочные» проекты были закрыты («у нас был развоз сотрудников в вечернее время. Нам пришлось его урезать. Пришлось провести огромное количество разнообразных переговоров как раз по аренде, мы существенно снизили себе там затраты, пришлось пойти на разные меры, связанные с налоговой оптимизацией», «пришлось очень сильно пересмотреть политику премий»). Одно из заведений было ликвидировано: «То заведение, которое мы поняли, что краш-тест у нас не пройдет, мы пристрелили сразу, то есть мы закрыли его очень быстро. К 10 апреля мы расторгли договор аренды и все вывезли. Мы не стали копить долги и дожидаться, пока оно утянет на дно все остальное». Предприниматель рассуждает, используя яркие образы: «нынешний кризис это не про новые возможности. Это про краш-тест. Либо ваш бизнес проходит краш-тест, либо он не проходит его. Причем сначала мы думали, что это умеренно, какой-то легковой автомобильчик. Выяснилось, нет, это товарный поезд». Даже в режиме «экономии на всем», когда значительная часть подобных заведений остановилась полностью, бизнес не простаивал ни одного дня, продолжал действовать (естественно, работали доставка, продажа на вынос).

Антикризисные стратегии могут реализовываться в привлечении новых заказов.

Швейное производство предпринимателя из Волгограда отшивает корпоративную униформу и велосипедные сумки для велотуристов (свой бренд). Эпидемия вызвала отток заказов со стороны компаний, но породила огромный спрос на средства индивидуальной защиты. Предприниматель немедленно воспользовался этой возможностью, он даже не испытал стресса от наступления новых условий: «Первые эмоции это что-то открывается новое и интересное, и возможно, для меня как для предпринимателя это очередной рывок, возможности сделать шаг выше, толчок для развития: сменить продукт, попробовать онлайн, market place, еще что-то. То есть… позволит нам выскочить на какие-то рынки». Предприниматель рассказывает, что в здании, где они арендуют этаж под свое производство, на двух других этажах также есть швейные производства (пошив спортивной одежды, подушек и одеял), которые во время эпидемии полностью остановились, «у них заказов нет, они не ходят на работу, ждут, пока все закончится». Производство нашего информанта загружено полностью и не простаивало ни одного дня. Он убежден: «Моя задача сейчас остаться на плаву, оставить людей, выплаты заработной платы. Ну, понятно, что рентабельность предприятия может снизиться до нуля, но мы должны этот путь пройти и понять дальше, в какую сторону мы движемся».

У предпринимателей модернистского типа нашелся свой энергичный ответ на ограничительные меры и кризис спроса. В их восприятии бизнес – это средство для движения, способ жить. Конечно, бизнес является источником материального обеспечения, но это не главная его роль. Скорее, его можно сравнить с доской для серфинга. Когда целью является скольжение по волнам, то интересны сами волны и умение овладеть их импульсом, а доска – это инструмент. Поэтому для них ценностный субстрат бизнеса – в его когерентности возникающим обстоятельствам, особенно новым. Этот тип предпринимателей можно назвать открывателями, потому что их фокус направлен в завтрашний день, они уже сегодня фактически живут в нем, они не ждут, а идут в него уже сейчас. У этих предпринимателей все новое как будто «прилипает к рукам». И нередко для них не имеет значения, насколько новый канал, новое направление, новый путь знаком и разведан.

Елена Березина, Евро-Азиатский центр социальных исследований (Екатеринбург)

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ