• к-Темы
  • 20.02.21

Материальное положение россиян: изменения на фоне пандемии

Динамика в различных социально-демографических группах

qr-code
Материальное положение россиян: изменения на фоне пандемии

В материале приводятся результаты ежедневных телефонных опросов к-Зонд, проводившихся 17 апреля – 20 сентября, 23–27 октября, 18–22 ноября, 23–27 декабря 2020 года и 21–25 января 2021 года.

С мая по сентябрь 2020 года доли столкнувшихся с падением доходов снижались практически во всех социально-демографических группах. Ухудшение ситуации в октябре – ноябре особенно заметно проявилось среди наименее обеспеченных граждан, жителей городов-миллионников и неработающих пенсионеров. Январское повышение пенсий несколько улучшило оценки в последней группе, однако доля жалующихся на падение доходов снизилась лишь до ноябрьского уровня (27%), доля вынужденных усилить экономию тоже уменьшилась (38%), но она все еще выше, чем в конце осени.

Пессимизм в ответах на вопросы о доходах и об экономии после улучшений на протяжении апреля – сентября в октябре и ноябре стал расти. Однако с декабря вновь начались позитивные изменения. Доля респондентов, чьи доходы снизились с начала пандемии, к январю сократилась до 40% – минимального значения за всю историю измерений (с апреля 2020 года). Доля сообщивших о росте доходов хотя и остается небольшой, однако выросла за этот период с 2 до 6%.

Что касается практик экономии, то тут изменения не столь заметны. Доля вынужденных экономить больше, чем до пандемии, сокращалась с ноября по январь незначительно – с 42 до 40%, а сам показатель все еще остается далеким от минимального значения (36% в августе – сентябре). Это объяснимо: в условиях заметной инфляции людям приходится продолжать экономить, несмотря на приостановившееся (причем не у всех) падение доходов.

При этом не во всех социально-демографических группах изменения происходили в том же направлении, что и в среднем по населению.

Работающее население заметно чаще жаловалось на сокращение доходов на всем протяжении пандемии. Однако разрыв с общероссийским значением сократился с 7–8 п. п. в апреле – мае 2020 года до 3–5 п. п. в октябре 2020-го – январе 2021 года, что говорит о более быстром улучшении ситуации среди работающих. 

Доля усиливших экономию среди работающих также была выше средней (на 4 п. п. в апреле и мае), но только до октября, когда показатель сравнялся с общероссийским (41%), а в декабре – январе он впервые опустился ниже средних значений по населению.

Неработающие пенсионеры, в отличие от работающего населения, реже, чем в среднем, жаловались на снижение доходов на протяжении практически всего периода опросов. Доля говоривших об этом в апреле – августе держалась на уровне 25–26%, а в сентябре достигла минимума в 22%. Затем начался постепенный рост показателя вплоть до 30% в декабре с некоторым падением (до 27%) в январе, обусловленным повышением размера пенсий. Доля же говоривших о снижении доходов среди населения пусть и неравномерно, но снижалась на протяжении всего периода. Вследствие такого разнонаправленного движения в обеих группах разрыв между значениями показателя среди пенсионеров и всех опрошенных сократился с 24 п. п. в апреле до 13 п. п. в январе.

Доля вынужденных усилить экономию среди пенсионеров с апреля по ноябрь была ниже среднего значения по всем опрошенным (в апреле – на 12 п. п., в ноябре – уже на 7 п. п.). Оба показателя двигались однонаправленно, немного сближаясь за счет роста доли усиливших экономию среди пенсионеров до 35%. Однако в декабре она выросла довольно существенно, до 42%, практически сравнявшись с показателем по всем опрошенным. В январе же, на фоне повышения пенсий, опять упала – до 38%, не достигнув ноябрьского уровня.  

Доля выбравших ответ «снизились» на вопрос «За время, прошедшее с начала эпидемии, ваши доходы, доходы вашей семьи выросли, снизились или не изменились?».

Доля выбравших ответ «больше» на вопрос «Вы, ваша семья сейчас стараетесь экономить, ограничивать траты больше, чем до эпидемии, меньше или в той же мере, что и раньше?»

Реже других на протяжении всей пандемии жаловались на снижение доходов россияне с хорошим материальным положением. Максимальным этот показатель среди них был в мае (27%), затем он неуклонно снижался и достиг минимума в январе (9%). Они же реже других усиливали экономию.

Больше всего материально пострадавших от пандемии было среди самой низкодоходной группы, однако и здесь доля сообщивших о снижении семейных доходов сократилась с максимальных 77% в апреле до 59% в январе. При этом доля усиливавших экономию среди них постепенно росла с минимальных 57% в августе до 64% в январе.

И доля жаловавшихся на снижение доходов, и доля больше экономивших среди респондентов со средним материальным положением были всегда немного ниже среднего по выборке, оба показателя двигались параллельно. Единственное отклонение от такой траектории произошло в январе, когда доля сообщавших о снижении доходов выросла, приблизившись к средним по всему населению показателям. Таким образом, снова отметим, что в пандемию больше всего пострадали самые бедные слои населения, и, хотя ситуация у них к настоящему моменту немного улучшилась, она продолжает оставаться заметно хуже, чем у всех остальных.

Доля выбравших ответ «снизились» на вопрос «За время, прошедшее с начала эпидемии, ваши доходы, доходы вашей семьи выросли, снизились или не изменились?».

Доля выбравших ответ «больше» на вопрос «Вы, ваша семья сейчас стараетесь экономить, ограничивать траты больше, чем до эпидемии, меньше или в той же мере, что и раньше?».

Среди жителей населенных пунктов различных типов меньше всего пострадали в пандемию сельчане, жители городов с населением менее 50 тыс. человек и пгт. Аналогичный вывод мы делали летом, анализируя данные другого телефонного опроса о материальном положении, расходах и потреблении, проводившегося в апреле – июле. Результаты опросов к-Зонд показали резкий рост – с 37% в сентябре до 45% в октябре – доли сельчан, жаловавшихся на снижение доходов. Они были первыми, кто ощутил на себе осеннее ухудшение ситуации. Однако к январю сельские жители по данному показателю продемонстрировали самые оптимистичные оценки – 34%. Доля вынужденных больше экономить среди них, хотя и следовала общей траектории, все же оставалась одной из самых низких.

Наиболее пострадавшими в первые месяцы пандемии оказались жители городов с населением более 250 тыс. человек (за исключением Москвы) как в вопросах потери доходов, так и в вопросах экономии. Однако осенью ситуация уже не казалась столь однозначной, и к январю в самую неблагоприятную ситуацию попали москвичи: об ухудшении материального положения говорили 53% столичных жителей (в городах меньшего размера показатель находился в пределах 40–43%), о возросшей необходимости экономить – 49% (38–45% в городах других типов). Причем первый показатель находился на апрельском уровне, а второй – даже превышал значение, достигнутое в начале пандемии.

Доля выбравших ответ «снизились» на вопрос «За время, прошедшее с начала эпидемии, ваши доходы, доходы вашей семьи выросли, снизились или не изменились?».

Доля выбравших ответ «больше» на вопрос «Вы, ваша семья сейчас стараетесь экономить, ограничивать траты больше, чем до эпидемии, меньше или в той же мере, что и раньше?».

_______________

Источник данных

Всероссийский опрос населения 18 лет и старше. С 17 апреля по 20 сентября 2020 года ежедневно опрашивались 450 респондентов, далее по 300 респондентов. Метод опроса: телефонный опрос. Данные с 17 апреля по 20 сентября 2020 года объединены помесячно, в остальные периоды – за 5 дней.

Наталья Гашенина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение