• к-Темы
  • 21.08.20

Город или село: где легче выживать в период пандемии

Динамика ответов на вопросы о материальном положении жителей различных типов населенных пунктов

qr-code
Город или село: где легче выживать в период пандемии

Материальное положение сельчан заметно хуже, чем жителей других типов населенных пунктов. В Москве же, наоборот, уровень жизни – один из самых высоких. При этом доля жаловавшихся на ухудшение материального положения среди сельских жителей во время пандемии не превышала 39%, в то время как среди москвичей максимум по данному показателю был достигнут уже в апреле – 46%.

Приведены результаты семи телефонных опросов ООО «инФОМ», проведенных по заказу Банка России. Данные с апреля по июнь объединены помесячно. Полные отчеты с результатами измерений доступны на сайте Банка России.

Для анализа населенные пункты были разделены на шесть групп: Москва, города-миллионники (без Москвы), города с населением от 500 тыс. до 1 млн, от 100 тыс. до 500 тыс., менее 100 тыс., пгт и села.

Как менялось материальное положение жителей разных населенных пунктов

Данные наших опросов показывают, что сельским жителям в материальном отношении в принципе обычно тяжелее, однако проходили введенные ограничения они несколько легче, чем жители других типов поселений. Так, в мае 43% сельчан относили себя к группе с плохим материальным положением (кому не хватает на одежду и обувь), в июне – июле показатель не опускался ниже 37% – это максимальное значение по сравнению с другими типами населенных пунктов. Как наиболее благополучные выделяются на общем фоне столица и другие мегаполисы. В Москве, как правило, люди оценивали свое материальное положение как плохое несколько реже, чем в других населенных пунктах. Максимального значения, 36%, показатель здесь достигал в апреле, а затем начал заметно снижаться. Пик заболеваемости в других населенных пунктах, меньшего размера, пришелся на более позднее время. Это, с большой вероятностью, и стало причиной роста доли людей, оценивавших свое материальное положение как плохое, в городах с населением от 100 тыс. до 500 тыс. человек и с населением менее 100 тыс. человек с 36% в апреле до 41% в мае, а в сельской местности – с 39 до 43% в тот же период. Летом в большинстве типов поселений наблюдалось либо снижение показателя, либо его незначительное увеличение, за исключением городов с населением от 100 тыс. до 500 тыс. человек, в которых доля жителей с плохим материальным положением в июле составила 37%, что на 5 п. п. больше, чем месяцем ранее.   

Отвечая на вопрос о том, как изменилось их материальное положение в последние две недели, жители пгт и сел реже горожан жаловались на его ухудшение. При этом в сельской местности в первые пару месяцев доля негативных оценок выросла с 33 до 39%, а к июлю – упала до 22% (минимальное значение из всех типов поселений). В городах с населением от 500 тыс. до 1 млн человек в первые два месяца доля жаловавшихся на ухудшение материальной ситуации увеличилась с 44 до 51% (максимальное значение из всех типов населенных пунктов), а к июлю снизилась до 25%. В столице же пиковые значения были достигнуты уже в апреле (46%), так как город первым испытал на себе масштабные последствия пандемии. Но и снижение напряженности здесь тоже началось раньше, с мая, достигнув 26% к июлю.

Доля жаловавшихся на полную потерю доходов или работы как причину ухудшения материального положения росла в разных типах поселений в разное время. Первыми столкнулись с этой проблемой жители городов-миллионников, которые в апреле говорили об этом чаще всех (20%). Среди них заметно выше доля населения трудоспособного возраста, занятого в наиболее пострадавшем от ограничительных мер частном секторе. В мае в антилидерах были уже города с населением от 500 тыс. до 1 млн (25%) и от 100 тыс. до 500 тыс. (20%). Проживающие же в пгт и селах в принципе реже всех жаловались на полную потерю дохода или работы во время пандемии. Максимума, 12%, показатель достигал здесь в апреле – мае. Это обусловлено, с одной стороны, высокой долей неработающих пенсионеров в сельской местности и низкой – занятого населения. С другой стороны, в сельскохозяйственной отрасли вводилось заметно меньше ограничений на осуществление экономической деятельности.

Практически во всех типах городов с апреля по май выросла доля занятого населения, жаловавшегося на снижение заработной платы. В сельской же местности показатель держался на одном уровне с апреля по июнь.

*К группе с плохим материальным положением мы отнесли людей, выбравших варианты «денег не хватает даже на питание» или «на питание денег хватает, но одежду, обувь купить не можем» при ответе на вопрос «Какое высказывание точнее всего описывает ваше материальное положение (материальное положение вашей семьи)?».

Респонденты, выбрашие ответ «ухудшилось» на вопрос «Как изменилось ваше материальное положение (материальное положение вашей семьи) за последние две недели – улучшилось, осталось на прежнем уровне или ухудшилось?».

Респонденты, выбравшие ответ «я сам(-а) или кто-то из членов семьи полностью потеряли доход, работу» на вопрос «Из-за чего, по каким причинам ухудшилось ваше материальное положение (материальное положение вашей семьи) за последние две недели?». (Любое число ответов.)

За апрель приведены только данные второго телефонного опроса, проходившего 16–24 апреля.

Респонденты, выбравшие ответ «уменьшили зарплату, другие выплаты» на вопрос «Что из того, что я вам сейчас перечислю, за последний месяц происходило с вами на работе (на любом из ваших мест работы, если у вас их несколько)?». (Любое число ответов.)

Изменение расходов, экономия и обращение за заемными средствами

Несмотря на приведенные выше данные о динамике оценок своих доходов населением, нельзя однозначно говорить о том, что сельским жителям было значительно легче пережить самоизоляцию. Они, а также проживающие в городах с численностью населения менее 100 тыс. человек, чаще других говорили, что семейные расходы в прошедшие две недели выросли. Это может объясняться как ухудшением материального положения, так и началом сельскохозяйственного цикла, совпавшего с пандемией и требовавшего дополнительных трат. На вторую причину указывает тот факт, что сельским жителям в апреле – мае гораздо реже приходилось усиливать экономию и отказываться от привычных товаров и услуг, чем городским.

Жители сел в период пандемии чаще других обращались к заимствованиям, причем если кредитное поведение существенно не отличалось от поведения других россиян, то в долг у знакомых они брали активнее всех (17–19% на протяжении всего периода опросов на фоне 15–17% по населению в целом). Это говорит об относительной недоступности кредита при довольно высокой потребности в финансовых ресурсах. Также на фоне других типов населенных пунктов выделяется Москва. Здесь в апреле доля бравших в долг у знакомых составляла 4%, а в июле – уже 16%. Рост кредитования и заимствований в Москве, да и в некоторых других типах городов, во многом обусловлен растущей потребительской активностью. На это указывает и увеличение в июле, по сравнению с июнем, в полтора-два раза доли всех горожан, начавших покупать те товары и услуги, от которых приходилось отказываться в последние месяцы. Сельские жители – единственные, кто не смог улучшить данный показатель.

Респонденты, выбравшие ответ «выросли» на вопрос «Ваши расходы (расходы вашей семьи) за последние две недели выросли, снизились или не изменились?».

Респонденты, выбравшие ответ «сократили расходы или отказались от покупок» на вопрос «Некоторые люди (семьи) за последние две недели сократили расходы на привычные продукты, товары и услуги или совсем отказались от каких-то покупок. А с вами (вашей семьей) что-то подобное происходило или не происходило?».

Респонденты, выбравшие ответ «покупать что-либо в кредит, брать кредит в банке» на вопрос «Приходилось ли вам (членам вашей семьи) за последние две недели делать что-либо из следующего?». (Любое число ответов.)

За апрель приведены только данные второго телефонного опроса, проходившего 16–24 апреля.

Респонденты, выбравшие ответ «занимать деньги у знакомых» на вопрос «Приходилось ли вам (членам вашей семьи) за последние две недели делать что-либо из следующего?». (Любое число ответов.)

За апрель приведены только данные второго телефонного опроса, проходившего 16–24 апреля.

Респонденты, выбравшие ответ «да, уже начали покупать» на вопрос «Скажите, пожалуйста, за время с начала эпидемии, то есть с начала марта и по сегодняшний день, вам (вашей семье) приходилось отказываться от покупок каких-либо привычных продуктов, товаров и услуг, сокращать траты на них или не приходилось? И если приходилось, то сейчас вы (ваша семья) уже начали покупать что-то из того, от чего отказывались в этот период, или еще не начали?».

За июнь приведены только данные пятого телефонного опроса, проходившего 1–7 июня.

________________

Источники данных: семь всероссийских телефонных опросов граждан 18+ (метод CATI – Computer-assisted telephone interviewing), выполненных по заказу Банка России 2–10 апреля, 16–24 апреля, 30 апреля – 7 мая, 14–21 мая, 1–7 июня, 15–21 июня и 6–12 июля 2020 года. В каждом опросе – не менее 1500 респондентов, 82 субъекта РФ. Статистическая погрешность в каждом опросе не превышает 3,0%. Данные с апреля по июнь слиты помесячно.

Наталья Гашенина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение