• к-Темы
  • 28.04.21

Оффер пандемии

О последствиях коронакризиса для рынка труда малого бизнеса

qr-code
Оффер пандемии

Малый бизнес в России это не про большие налоги, не про большие инвестиции, это про нашу повседневную жизнь и работу. Во многих регионах России малый бизнес это в огромной степени про рабочие места. Кадровая проблема именно в секторе малого бизнеса была довольно острой еще до пандемии. Как изменилась ситуация в этом сегменте рынка рабочей силы? Рассказываем о том, что удалось выяснить в ходе исследования в рамках проекта «Социология малого бизнеса».

В январе эксперты ФОМа провели 32 глубоких интервью с владельцами малого бизнеса и индивидуальными предпринимателями – из разных отраслей, разных регионов, с разным опытом ведения бизнеса. В качестве метода сбора данных была выбрана техника нарративного интервью, позволяющая информанту в комфортном для него темпе рассказать свою историю преодоления вызванных пандемией проблем, подробно остановиться на значимых для него эпизодах этой истории и проигнорировать несущественные, выплеснуть эмоции. Интервьюерам оставалось слушать и по завершении монолога задавать уточняющие вопросы.

Обсуждение вопроса о последствиях сокращения числа субъектов малого бизнеса в результате пандемии ведется обычно на языке цифр, графиков и диаграмм, иллюстрирующих снижение его вклада в обеспечение экономических процессов производства и потребления. Но еще важно учитывать, что уход с рынка очередного малого предприятия запускает цепочку событий в жизнях простых людей. Эти события касаются важнейших вопросов, например работы как способа обеспечения существования значительной части населения – в данном случае и предпринимателей, и их наемных работников. Пандемия не только обострила существующие проблемы с трудовыми ресурсами для малого бизнеса, но и заставила решать много принципиально новых задач.

В ходе исследований ФОМ приступил к созданию реестра проблем малого бизнеса. В нем находят отражение все проблемы, выявленные в процессе общения с предпринимателями в рамках самых разных проектов. О части выводов мы рассказали в материале «О чем говорят предприниматели». Одна из важнейших тем, затрагиваемых предпринимателями, – тема трудовых ресурсов, и здесь выявился настоящий гордиев узел проблем. Обозначим некоторые ниточки, за которые можно потянуть.

В регионах нашей страны занятость населения в секторе малого бизнеса распределена неравномерно. Это объясняется сильными региональными различиями – многие субъекты федерации имеют определенную специфику (климатическую, промышленно-сырьевую, отраслевую и т. д). Но характер проблем, связанных с трудовыми ресурсами, довольно схожий. Например, в пандемию усилилась уже существовавшая поляризация: наиболее острый дефицит наблюдался в сегментах самых низкоквалифицированных и низкооплачиваемых, а также высококвалифицированных и высокооплачиваемых кадров.

Рынок труда истощился за счет не возвратившихся или переквалифицировавшихся мигрантов, но освободившиеся места (вакансии) пустуют.

Одним из предсказуемых последствий периода локдауна и закрытых границ стал дефицит низкоквалифицированной рабочей силы, особенно представленной трудовыми мигрантами. Довольно многие из них, покинув страну в разгар пандемии, так и не вернулись. Многие из оставшихся в России лишились работы (в том числе и по причине закрытия малого бизнеса) и были вынуждены перейти в теневой сектор. Кто-то перешел работать в сферы, где из-за пандемии возник острый дефицит рабочей силы, например, в службу курьерской доставки.

«Они сейчас просматривают объявления и видят: ой, я езжу в тот район, я трачу на транспорт полтора часа в одну сторону, полтора часа – в другую. Плюс еще дорога – четыре часа. Получается пол рабочего дня я трачу для того, чтобы поехать в другой район. А здесь у меня под боком та же работа, ну, пусть на пять, на три тысячи, на сколько-то поменьше».

г. Тула, хлебобулочные изделия

Интересно, что по мере возобновления деятельности малых предприятий и вновь возникшей потребности в сотрудниках (особенно в сфере услуг, общепита, в строительстве) спрос превысил предложение. Местное население при этом не стремилось на низкооплачиваемые вакансии. Пандемия не изменила основного правила: трудовой мигрант обходится работодателю дешевле, особенно в аспекте социальных гарантий. Предприниматель из Тулы сетует на то, что найти нормальных работников, которые могут выполнять простые обязанности, оказалось проблематичным.

«Ну, как бы, нужно найти других. Пандемия идет уже год. Даешь объявление в «Панораму», «Мою рекламу», чтобы набрать людей, – найти людей невозможно. Получается, пандемия пандемией, а те, кто не хочет работать, – они не работают, они не ищут себе рабочие места. А человек, который работает, у него всегда есть работа. Ищешь людей приходят однодневки. Он день отработал завтра запил. Нормальных не найти. Или беглые, которые не созданы для той работы, которую мы предлагаем. Они ищут себя, но не могут найти».

г. Тула, хлебобулочные изделия

«Молодежь и не хочет идти на такие работы. Привыкать к физическому труду сложнее, чем привыкать к простым нажиманиям на компьютере или там вести переговорную часть. Тоже идет распределение: человек должен там мыслить определенно, тоже должно быть образование. А если у человека нет образования и плюс не хочет работать, все, это другой эшелон. Сейчас вообще вот пандемия, сейчас вообще очень <таких> много».

г. Тула, хлебобулочные изделия

Кроме того, под влиянием пандемии возникла принципиально новая ниша – временное замещение заболевших коронавирусом штатных сотрудников.

«И получается, как бы, небольшой коллектив, а заменить в процессе 2–3 недель – это очень сложно. Даже особой специальности нет – и все равно. Это все связано с пандемией».

г. Тула, хлебобулочные изделия

Пандемия еще четче обозначила другой полюс дефицита – нехватку высококвалифицированных специалистов.

На сегодня на рынке труда наблюдается ситуация, схожая с кризисом 2008 года, когда даже крупные компании начали резко сокращать штат, оставляя только самые необходимые позиции. За период с 2010-го по 2020 год ситуация на рынке была довольно ровная, что позволяло компаниям идти по экстенсивному пути и наращивать (здесь даже подойдет оценочное «раздувать») штат. Было проще нанять несколько сотрудников средней руки и платить им среднюю зарплату, нежели озадачиваться поиском высококвалифицированного специалиста. Для малого бизнеса с его скромными ресурсами и отсутствием системы подготовки кадров, ориентированных на определенный сектор, эта ситуация тоже довольно острая. Для владельца агентства консалтинга из Краснодара проблема, связанная с кадрами, в пандемию выступила одной из основных осей перестройки бизнес-процессов.

«Большая проблема, с которой мы столкнулись, – это неквалифицированный персонал. Топовых специалистов давно разобрали, все где-то сидят. <…> Компании понабрали молодых специалистов, <на зарплату> вообще по 15 тысяч рублей, просто какие-то студенты, которые могут вести соцсети. Ну как человек, который может выкладывать красивые картинки в Instagram, может написать какие-то стратегии или создать какие-то креативы? Это большая проблема, когда человеку нужно принимать решения, оперативно что-то делать, а он не владеет ни инструментами, ни навыками. С этим достаточно тяжело».

г. Краснодар, консалтинг

Предприниматели были вынуждены провести строгую ревизию всего штата и (перео)ценить эффективность работы буквально каждого сотрудника. Все тот же предприниматель рассказывает об обрушившемся потоке жалоб компаний-клиентов на своих же работников.

«Я могу говорить на конкретных примерах, потому что сотни компаний ко мне обращались с такими вопросами. Я говорю: «А что вы обращаетесь, у вас же есть целый отдел маркетинга?» XXI век крупная компания уволила отдел маркетинга. Потому что решили в кризис: «А, так, у нас же целый отдел маркетинга, IT-отдел, давайте будем в онлайне работать!» А у них ничего к этому не готово. У них 10 лет назад разработанный сайт, который не адаптирован вообще никак под онлайн, их в интернете нет. Возникает вопрос: а чем занимался ваш отдел маркетинга? Вот у вас человек работает пять лет он что делал? Вас нет ни в интернете, о вас не знают люди ничего!»

г. Краснодар, консалтинг

Сегодня работодателям стало выгоднее вместо отдела из 5–10 человек нанять одного или двоих высококвалифицированных сотрудников и платить им зарплату половины этого отдела, но которые будут выполнять гораздо больший объем работ просто в силу своей квалификации. Применительно к таким специалистам стало неважно, какой у него диплом, возраст. На первом месте – его компетенции и профессиональная репутация.

«Ой, все, мы уже открылись, и нужно платить сейчас зарплату и после кризисного момента люди начинают думать: так, мне же нужно платить, мне же нужен теперь качественный бухгалтер, а ну-ка давайте я сейчас проверю, какой он бухгалтер. Он начинает проверять и понимает, что человек плавает, а до этого он 10 лет делал эту работу. То есть дело не в том, что нет людей, куда ж они все делись, не умерли же! Просто люди стали оценивать работу каждого отдела. И они понимают, что тот человек, который сидел и пять лет работал, что он не профессиональный маркетолог… недобухгалтер, недопродажник».

г. Краснодар, консалтинг

По-настоящему гибкие и находчивые предприниматели не боятся искать новые решения и способы взаимодействия со специалистами. Пандемия дала импульс тем трендам, которые намечались, но в спокойное время казались чересчур рискованными: от теперь уже привычной удаленной работы до аутсорсинга востребованных специалистов.

«Но мы придумали новую систему: мы взяли просто сотрудников, мы предлагаем теперь консалтинг, аутсорс в этом плане. В других компаниях может работать один специалист, с которым мы будем контактировать, а мы выделяем ему менеджера, который полностью ведет компанию по маркетинговому сопровождению. Мы пишем медиапланы, пишем стратегию на год и т. д. Одно из топов, которые мы стали во время пандемии оказывать. Бизнес очень сильно скорректировался, и я с уверенностью могу сказать, что, как было, уже, конечно же, не будет».

г. Краснодар, консалтинг

Еще одним явлением на рынке труда, даже своеобразной «шуткой» пандемии, стала ситуация, когда большое количество предпринимателей, потерявших бизнес, сами оказались в статусе соискателей или наемных работников.

Их траектории на рынке труда пока не очевидны. Этому несколько причин. С одной стороны, прошедший суровую школу ведения своего бизнеса кандидат будет иметь неравную позицию с теми, кто такого опыта не имеет. Их взгляды на то, как нужно работать, будут различаться. С другой – сами новоявленные кандидаты получают возможность оценить свою востребованность на рынке.

Наша респондентка, закрывшая бизнес и оставившая юрлицо в режиме ожидания, начав поиски работы, поняла, что ее квалификация оценивается как высокая. Вращаясь в мирке своего дела, сложно понять, насколько ты востребован как профессионал, а оказавшись на рынке труда, получаешь возможность оценить свои конкурентные качества.

«В любом случае я за последнее время подняла самооценку как работник. То есть, когда ты сам себе принадлежишь, только сам себя можешь похвалить. Когда ты уже другому человеку принадлежишь, видишь его реакцию, ты понимаешь, что, оказывается, ты и не дурак, а молодец».

г. Ростов, организация мероприятий

Однако есть одно «но». Эти качества зачастую являются преимуществом у коллег по сектору малого бизнеса, а вот в большой корпорации могут выступать как значительный «минус» кандидата. Бывший предприниматель – в силу своих качеств часто нежелательный кандидат для большинства подразделений крупной компании: слишком высоки издержки и риски работы с такими людьми. Как правило, им удается успешно реализоваться и принести пользу компании лишь на некоторых направлениях business development или проектах, подразумевающих большую долю ответственности и свободы.

Но у коллег по сектору малого бизнеса дела могут идти не так успешно, чтобы предложить достойную оплату труда. Поэтому найти работу «бывшему» предпринимателю (а такие, как выяснилось, бывают, и нередко) очень непросто. Но вот одной нашей респондентке повезло. Ей предложили должность директора по развитию в частной клинике. Правда, это везение – не на пустом месте, и таких «кадров» совсем немного.

«Ну, меня сейчас ничего не тревожит и не беспокоит, потому что у меня есть куча предложений, куда я могу пойти работать. И я согласилась с парочкой. Поэтому у меня ситуация нормальная. И бизнес находится в режиме ожидания, поэтому я совершенно полностью вышла из внутреннего конфликта и, наоборот, с надеждой смотрю вперед, понимая, что все изменения к лучшему».

г. Ростов, организация мероприятий

Юлия Османова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение