• к-Зонд
  • 09.03.21

Работа скорой медицинской помощи в условиях пандемии

Респонденты видят проблемы медицинской службы, но личный опыт взаимодействия с ней оценивают высоко

qr-code
Работа скорой медицинской помощи в условиях пандемии

Пандемия коронавируса стала серьезнейшим испытанием для российского здравоохранения. Значительно возросла нагрузка практически на все сегменты медицинской системы, потребовался быстрый и резкий пересмотр привычных алгоритмов работы. От пациентов внутренние процессы зачастую скрыты, но их оценка полученной помощи позволяет понять, насколько успешным оказался ответ медицинских служб на вызов в виде пандемии. 

В данном материале мы сфокусировались на работе скорой помощи, которая для многих пациентов становится первой инстанцией во взаимодействии с системой здравоохранения. В начале февраля в ходе ежедневного телефонного опроса респондентам были заданы вопросы как об их личном опыте обращения в службу скорой помощи, так и об общем впечатлении от ее работы. 

Опыт обращения в скорую есть у большинства россиян: 84% наших респондентов сообщили, что они или кто-то из их семьи хотя бы однажды вызывал скорую (44% – в течение последнего года, 40% – ранее). Только 13% сказали, что такого опыта не имеют, еще 3% с ответом на вопрос затруднились. При этом доля вызовов, связанных с ковидом, в общей массе обращений достаточно заметна: 13% от всех опрошенных. Отметим, что мы спрашивали, был ли связан с коронавирусом последний по времени вызов специалистов, то есть людей, обращавшихся за помощью по этой причине, на самом деле может быть еще больше.

Как же в целом оценивают респонденты работу скорой? Численный перевес здесь на стороне ответов «отлично» и «хорошо»: в сумме 38% – против 29%, которые набирают ответы «удовлетворительно» и «очень плохо». Резко негативные оценки при этом дают всего 4% респондентов.  

Наиболее высокие оценки чаще встречаются среди относительно обеспеченных респондентов – 22% ответов «отлично», что на 12 п. п. больше, чем в среднем по выборке, а также среди жителей Москвы – 20% ответов «отлично».

Уровень квалификации сотрудников этой медслужбы не вызывает нареканий у 46% опрошенных, низким его считают 19%, при этом более трети (35%) затруднились дать какую бы то ни было оценку. Высокие оценки вновь чаще встречаются среди респондентов с материальным положением выше среднего – 57%, на 11 п. п. больше, чем по выборке в целом.

Одна из насущных проблем скорой медицинской помощи состоит в нехватке машин. Недостаточным их количество в месте своего проживания считают 46%, достаточным – 36% россиян. Интересно, что чаще о недостатке машин говорят более молодые респонденты: среди 18-30-летних так считают 53%, среди 31–45-летних – 54%. Вероятно, причина кроется в том, что представители этих возрастных групп в данном случае в меньшей степени ориентируются на личный опыт, а в большей – на информационное поле, прежде всего на интернет, где немало критической информации на эту тему.

Материальное оснащение машин скорой помощи респонденты тоже чаще оценивают скорее негативно: 35% считают, что они в недостаточной степени обеспечены необходимым оборудованием, 29% – что в достаточной. Ситуация с машинами и их оснащенностью наиболее неблагополучна в селах: 61% сельчан расценивают количество машин скорой помощи как недостаточное (в среднем, напомним, 46%). О недостаточной оснащенности оборудованием, необходимым для диагностики и оказания срочной медицинской помощи, в селах говорят 49% (против 35% по выборке в целом). 

Нехватка машин скорой помощи – проблема отнюдь не новая, и связана она не только с эпидемией коронавируса, но и во многом с начавшимися ранее процессами «оптимизации» работы службы, в частности с сокращением числа станций. Среди тех, кто вызывал скорую более года назад, 46% сказали, что там, где они живут, машин скорой помощи недостаточно. Среди вызывавших ее в течение последнего года так ответил 51%. При этом в экстремальных условиях – а именно такими можно считать условия пандемии – дефицит медицинского автотранспорта становится более очевидным. 

Недостаточное число машин скорой помощи при резко возросшем количестве обращений приводит к тому, что пациентам приходится долго ждать приезда бригады врачей. В одном из материалов мы писали, что о слишком долгом ожидании скорой часто сообщают те, кто болел или болеет коронавирусом. Результаты настоящего опроса показали, что тем, кто обращался за скорой помощью из-за коронавируса (в том числе из-за подозрений на него), действительно приходилось ждать ее заметно дольше, чем всем остальным: 40% из них прождали выездную бригаду врачей более часа, еще 16% вовсе не дождались ее приезда. Среди обращавшихся по иным причинам более часа ждали 13%, без помощи остались 4% респондентов.

С одной стороны, опыт пациентов с ковидом – более свежий, чем опыт всех остальных: в этой группе 84% взаимодействовали со скорой помощью в течение последнего года, а среди вызывавших ее по другим причинам – только 46%. Другими словами, с большей долей вероятности коронавирусные обращения в скорую приходились на периоды пиковой нагрузки, по факту сами оказываясь ее причиной. Обращения по другим поводам также могли приходиться на горячие периоды, но прямой зависимости тут уже нет. С другой стороны, если сравнить группу вызывавших скорую в последний год с теми, кто вызывал ее ранее, различия во времени ожидания становятся гораздо менее заметными. 

Объяснение кроется в системе приоритизации вызовов: скорая медицинская помощь может быть оказана в экстренной и неотложной формах. Поводами для первой являются состояния, представляющие угрозу жизни, и время реагирования в таких случаях не должно превышать 20 минут. Когда прямой угрозы жизни пациента нет, помощь оказывается в неотложной форме, и время ожидания увеличивается. Типичные симптомы ковида – повышение температуры, боль в горле, кашель – становятся поводами именно для неотложной скорой помощи, в связи с чем таким пациентам приходится дольше ждать бригаду.

При всех имеющихся сложностях личный опыт взаимодействия со скорой помощью (напомним, он есть у 84% опрошенных) респонденты в большинстве случаев оценивают позитивно. Две трети сообщили, что были удовлетворены качеством медицинских услуг, оказанных бригадой скорой помощи, прибывшей на их последний по времени вызов, не удовлетворены – 13%. Оценки тех, кто вызывал скорую за последний год, немного ниже, чем тех, чей опыт не столь актуален: из них удовлетворены 77% против 82%. Но разница эта не столь значительна, чтобы можно было говорить о каком-то существенном снижении качества медуслуг, а значит, служба скорой помощи скорее сумела своевременно и адекватно отреагировать на пандемические реалии.

Примерно в половине случаев после вызова скорой (43% от всех опрошенных) помощь больному была оказана на месте, реже, но ненамного, состояние пациента требовало госпитализации (33% от всех опрошенных). Отметим, что удовлетворенность помощью не зависит от того, отвозили пациента в больницу или нет: распределение оценок в обоих случая примерно одинаковое. А вот среди тех, кто выбрал вариант «другое» при ответе на вопрос о том, в каком формате была оказана помощь после приезда скорой, доля неудовлетворенных резко повышается. Причина в том, что в данной категории самый популярный ответ – скорая вообще не приехала на вызов либо же «ничего не оказали, ничего не назначили». 

В целом результаты нашего опроса показывают, что алармистские заявления о провалах в работе скорой медицинской помощи не в полной мере соответствуют действительности. Помимо отсутствия серьезных различий во времени ожидания и общей удовлетворенности качеством оказанной помощи среди тех, кто взаимодействовал со скорой за последний год, и среди тех, кто обращался за этой услугой ранее, на это указывает и распределение ответов на вопрос о влиянии пандемии на работу скорой помощи.

Как видим, перевес – на стороне тех, кто отмечает изменения к лучшему. Примечательно, что обращавшиеся к услугам скорой из-за ковида с большей готовностью отвечают на вопрос, повлияла ли пандемия на работу этой службы. Очевидно, сказывается актуальность личного опыта. Они реже, чем все остальные, говорили об отсутствии изменений (11% против 15%) и затруднялись с ответом (21% против 34%). При этом бóльшая часть из них (38%) также считает, что новые условия мобилизовали скорую помощь и она стала работать лучше, а об ухудшении ее работы сказали 29% (среди обращавшихся по другим причинам – 28 и 23% соответственно).

Чтобы выяснить, какие именно сдвиги произошли в работе скорой в условиях пандемии, респондентам был задан открытый вопрос. Ответы на него свидетельствуют о том, что ситуация в организации службы скорой помощи неоднозначная. Так, среди тех, кто отмечает изменения к лучшему, наиболее популярным ответом оказалось сократившееся время ожидания после вызова (12% респондентов): «ездит быстрее и меньше задерживается», «они побыстрее стали приезжать», «оперативнее стали работать», «стараются как можно быстрее оказаться у пациента», «через 5–10 минут уже приезжают, а раньше приходилось ждать дольше». При этом те, кто считает, что работа скорой стала хуже, также чаще всего (9%) апеллируют ко времени ожидания – но, в свою очередь, отмечают, что оно увеличилось: «долго ждать приходится – можно помереть», «долго нет скорой помощи, несколько часов», «скорая очень долго ехала, более шести часов», «не дождаться скорую помощь, до суток можно ждать и больше».

Аналогичная ситуация с представлениями о количестве машин скорой помощи. Кто-то отмечает увеличение (2%), кто-то – сокращение (5%) их числа. Кроме того, одни респонденты упоминают более высокую квалификацию медработников (5%), другие, напротив, говорят о непрофессионализме врачей скорой (2%).

Учитывая масштабы системы, сжатые сроки для выстраивания новой стратегии работы, неравномерное распределение материальных и человеческих ресурсов, какой-то унифицированный ответ службы скорой помощи на изменившиеся условия кажется в принципе маловероятным. Многообразием отличается и поле мнений относительно того, как работает скорая помощь. Но в целом общий вектор развития событий вполне можно считать позитивным – перевес, пусть и не абсолютный, на стороне положительных оценок ситуации. При этом, фиксируя проблемы (которые, безусловно, присутствуют), не стоит преувеличивать роль коронавируса в их возникновении. В какой-то мере, напротив, ковид дал импульс обратить пристальное внимание на работу службы скорой помощи и ее уязвимые места.

________________

Источник данных

Телефонный опрос населения РФ 18 лет и старше. Сроки проведения опроса: 1–4 февраля 2021 года. Ежедневно опрашивались 300 респондентов. Расчет делался по суммарной выборке за четыре дня опроса, итоговый объем выборки – 1200 респондентов.

Евгения Закутина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение