• к-Темы
  • 24.08.20

Работающие по найму и на себя – финансовые последствия пандемии

Как отвечали на вопросы о материальном положении и финансовом поведении работники государственных и частных предприятий, предприниматели и самозанятые с апреля по июль

qr-code
Работающие по найму и на себя – финансовые последствия пандемии

Работники государственных предприятий оказались в гораздо более выгодных экономических условиях в период пандемии, чем занятые в частном секторе и работающие на себя. Они намного реже жаловались на ухудшение материального положения, тратили сбережения, обращались за заимствованиями и экономили. Больше других пострадали предприниматели и самозанятые.

Приведены результаты семи телефонных опросов ООО «инФОМ», проведенных по заказу Банка России. Данные с апреля по июнь объединены помесячно. Полные отчеты с результатами измерений доступны на сайте Банка России.

Под работниками бюджетных (государственных) предприятий подразумеваются те, кто обозначил свое место работы как «полностью бюджетное (государственное)» или «с частичным государственным участием», а под работниками частных предприятий – те, кто трудоустроен «на частном (негосударственном) предприятии» или в некоммерческой организации (НКО). Работающие на себя – те, кто при ответе на вопрос «Укажите, пожалуйста, ваш род деятельности» выбрал вариант «работаю на себя, то есть предприниматель, самозанятый(-ая)».

Чаще других групп населения об ухудшении материального положения во время пандемии говорили предприниматели и самозанятые: в самый сложный для них период, в апреле, такие оценки дали 59%. Среди занятых на частных предприятиях так ответили 50%, среди сотрудников бюджетной сферы – 34%. К маю доля сообщивших об ухудшении материального положения незначительно выросла в обеих группах наемных работников. В группе же предпринимателей и самозанятых началось снижение, продолжавшееся вплоть до июля. В целом за прошедшие четыре месяца среди работающих на себя доля жаловавшихся на ухудшение материального положения упала на 31 п. п., среди занятых в частном секторе – на 25 п. п., в государственном – на 14 п. п.

С проблемой падения доходов люди справлялись разными способами: тратили сбережения, брали кредиты и в долг, экономили. Чаще других сообщали, что им пришлось израсходовать накопления, предприниматели и самозанятые: 43% в апреле, далее показатель падал, достигнув 34% в июне, а затем вырос до 38% в июле. Несмотря на то что изначально, в апреле, среди работников частных предприятий о необходимости тратить сбережения сообщил 31%, в последующие месяцы ситуация начала ухудшаться, и показатель вырос к июлю на 8 п. п. Реже других приходилось тратить сбережения работникам государственных предприятий (27–28%).

В вопросах заимствования существенных различий гораздо меньше. В целом по населению доля обращавшихся за кредитами или бравших в долг с апреля по июль выросла на 5 п. п., составив 25%. Немного заметнее, на 8 п. п., до 31%, выросла доля заимствовавших сотрудников частного сектора – они чаще других рассматриваемых групп брали кредит, микрокредит или в долг за все время пандемии. Среди работников государственных предприятий активность заимствований практически не менялась: показатель колебался в пределах 19–21%. В разрез с поведением наемных работников шло изменение кредитной активности в среде работающих на себя, что, несомненно, связано с сохраняющейся высокой долей полностью остановивших свою деятельность предпринимателей и самозанятых. В апреле – июне доля обращавшихся за заимствованиями в этой группе находилась в пределах 22–25%, в июле она снизилась до 13%.

Работникам государственных предприятий в целом приходилось экономить заметно меньше остальных. Однако масштаб экономии серьезно вырос в мае во всех группах работающих по найму. Рост среди занятых на бюджетных предприятиях был самым заметным: 14 п. п., до 46%; на частных – 9 п. п., до 50%. В июне доля экономивших работников государственных предприятий уменьшилась – на 8 п. п., в частном секторе снижение было менее заметным, на 5 п. п., что не превышает статистической погрешности для данной группы. В среде предпринимателей и самозанятых показатель не уменьшался на всем протяжении измерений и в июне достиг 46%.

Респонденты, выбрашие ответ «ухудшилось» на вопрос «Как изменилось ваше материальное положение (материальное положение вашей семьи) за последние две недели – улучшилось, осталось на прежнем уровне или ухудшилось?»

Респонденты, выбравшие ответ «сбережения есть или были, их приходилось тратить (в т. ч. полностью)» на вопрос «Если у вас (вашей семьи) есть сбережения, то за последние две недели их приходилось или не приходилось тратить?»

За апрель приведены только данные второго телефонного опроса (16–24 апреля), за июнь – только данные пятого телефонного опроса (15–21 июня).

Респонденты, выбравшие один или несколько из ответов «покупать что-либо в кредит, брать кредит в банке», «брать микрокредит», «брать в долг у знакомых» на вопрос «Приходилось ли вам (членам вашей семьи) за последние две недели делать что-либо из следующего?» (Любое число ответов.)

За апрель приведены только данные второго телефонного опроса (16–24 апреля).

Респонденты, выбравшие ответ «сократили расходы или отказались от покупок» на вопрос «Некоторые люди (семьи) за последние две недели сократили расходы на привычные продукты, товары и услуги или совсем отказались от каких-то покупок. А с вами (вашей семьей) что-то подобное происходило или не происходило?»

_______________

Источники данных:

семь всероссийских телефонных опросов граждан 18+ (метод CATI – Computer-assisted telephone interviewing), выполненных по заказу Банка России 2–10 апреля, 16–24 апреля, 30 апреля – 7 мая, 14–21 мая, 1–7 июня, 15–21 июня и 6–12 июля 2020 года. В каждом опросе – не менее 1500 респондентов, 82 субъекта РФ. Статистическая погрешность в каждом опросе не превышает 3,0%. Данные с апреля по июнь слиты помесячно.

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение