• к-Зонд
  • 01.10.21

Сомнению всегда найдется место

Сентябрьские данные свидетельствуют: на фоне неблагополучной эпидемиологической обстановки сомнения в существовании коронавируса усиливаются

qr-code
Сомнению всегда найдется место

Очередной замер на тему восприятия опасности коронавируса, прошедший в сентябре, показал тенденцию к росту популярности диссидентских взглядов на болезнь. В начале года, когда мы опубликовали предыдущий материал о взглядах на пандемию, отличных от традиционных, тренд был обратным, но за минувшие месяцы доля ковид-диссидентов (тех, кто отрицает реальность коронавируса) выросла с 6 до 10%, а доля тех, кто называет его настоящей болезнью, снизилась с 89 до 82%. 

Чаще «генеральной линии» в отношении заболевания придерживаются люди пожилые (88% из них считают ковид реальной болезнью) и с высшим образованием (90%). В первом случае, очевидно, сказывается характерная ориентация на традиционные СМИ вкупе с бóльшим страхом перед болезнью: именно пожилых чаще и настойчивее предупреждают о максимально высоких рисках в случае заболевания. Во втором – меньшая восприимчивость к конспирологическим теориям. В текущем замере диссидентов оказалось заметно больше среди мужчин 31–45 лет: 17% против 10% по выборке в среднем; других социально-демографических особенностей этой группы выявить не удалось. 

Свежими идеями аргументация диссидентов не пополнилась: как и прежде, отвечая на открытый вопрос о том, с какой целью, по их мнению, коронавирус был придуман, люди апеллируют к тому, что для кого-то это выгодный способ заработать (3% ответов на открытый вопрос), для правительства это удобный повод запугивать народ и «держать его в рамках» (2%), а также к более широким экономическим и политическим мотивам (по 1% соответственно).

Помимо увеличения непосредственно доли ковид-диссидентов в нашей выборке, о популяризации подобных взглядов свидетельствует и нарастающее присутствие сторонников этой точки зрения в окружении опрошенных людей. По мнению почти половины респондентов (48%), многие считают коронавирус выдумкой. В начале года таких ответов было на 5 п. п. меньше. Больше трети участников опроса (39%) отметили, что ковид-диссиденты есть в их окружении, – это на 9 п. п. больше, чем в январе.

Степень недоверия к доминирующему дискурсу о коронавирусе может варьироваться. Помимо радикально настроенных диссидентов, есть группа людей, которые, не отрицая существования вируса, ставят под сомнение его опасность для человеческого организма. В начале сентября этого года считающих, что коронавирус не опаснее сезонного гриппа, было 13%: за все время наблюдений эта доля менялась незначительно. Бóльшим недоверием снова отличаются мужчины первого среднего возраста (31–45 лет) – в этой группе скептики составляют пятую часть.

Субъективные представления об опасности коронавируса неизбежно сказываются на решении относительно вакцинации. Предсказуемо, среди тех, кто отрицает коронавирус, доля непривитых очень велика: 83% против 52% по выборке в среднем. Большинство из них (68%) и не собираются делать прививку (по выборке в целом – 32%). В отношении 17% от этой группы, которые заявили о наличии прививки, сложно сказать, поступились ли они своими убеждениями (например, с учетом вполне осязаемого риска потерять работу в случае отказа), не считают свое решение компромиссом (если нет коронавируса, то, возможно, и вакцина от него – не более чем пустышка, а если под видом коронавируса нам представляют привычный грипп, то опять же с прививками от него люди давно знакомы и могут считать их совсем не страшным, а порой и небесполезным делом) или же, что вероятнее всего, просто дали социально одобряемый ответ. 

Среди тех, кто сомневается в большей опасности коронавируса по сравнению с гриппом, на текущий момент сделавших прививку примерно столько же, сколько и среди населения в целом: привиты среди них 47%, не привиты 53%. Однако в этой группе несколько больше сообщающих об отсутствии намерения вакцинироваться: 38% говорят, что не будут делать прививку от ковида, тогда как во всей выборке таких оказалось 32%.

______

*Позиция «сделал(-а)» объединяет ответы тех, кто на момент опроса сделал один или два укола, а также тех, кто ревакцинировался.

**Слиты позиции «точно буду» и «скорее буду», «скорее не буду» и «точно не буду».

Подводя краткий итог, отметим: доля активных сторонников диссидентской позиции растет хоть и не слишком значительными темпами, их мнение звучит все громче и доходит до большего числа людей. В начале пандемии казалось, что ковид-диссидентство, особенно в его крайних проявлениях (таких как отрицание болезни, интерпретация пандемии как глобального фейка), неизбежно изживет себя по мере столкновения с суровыми реалиями – реалиями, в которых статистика смертности зашкаливает и, более того, в какой-то момент из абстрактных цифр превращается в реальные тяжелые случаи болезни кого-то из ближнего или дальнего окружения диссидентов. Подобное допущение действительно находило подтверждение в наших первых замерах по соответствующей тематике. Но текущие данные свидетельствуют, что, подобно мутациям вируса, повышающим его устойчивость и распространенность, мутируют и взгляды ковид-диссидентов, становясь все более резистентными по отношению к самым красноречивым свидетельствам реальности. Возможно, одним из факторов, способствующих такой мутации и нивелирующих устрашающий эффект подробностей эпидемиологической обстановки в стране, выступают неоднозначные проявления обстановки политической. Когда принимаемые решения о введении или снятии ограничений не соответствуют в общественном представлении реальным вызовам коронавирусной повестки, при этом вполне отвечая тем или иным политических целям власть имущих, почва для разного рода сомнений становится все более плодородной. В любом случае стоит помнить, что мутирующее диссидентство становится наиболее радикальным и практически непоколебимым обоснованием отказа от вакцинации и соблюдения каких бы то ни было ограничительных мер. С учетом этого представляется важным пристально следить за дальнейшей диффузией подобных взглядов в общественном дискурсе.

__________________

Источники данных

  1. Общероссийские телефонные опросы населения 18 лет и старше. Сроки проведения опросов: 13–15 октября 2020 года, 8–10 января, 30 мая – 1 июня, 9–11 сентября 2021 года. Ежедневно опрашивались 300 респондентов. Расчет делался по суммарной выборке за три дня опроса, итоговый объем выборки – по 900 респондентов в каждом опросе.
  2. Общероссийский телефонный опрос населения 18 лет и старше. Сроки проведения опроса: 2–5 июля 2020 года. Выборка – 1570 респондентов.
Евгения Закутина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ