• к-Дайджесты
  • 29.03.21

Вакцинная дипломатия

Геополитика и орбиты влияния

qr-code
Вакцинная дипломатия

Предлагаем вашему вниманию третий материал из серии дайджестов о том, как западные СМИ описывают и комментируют ковид в России. В этот раз мы фокусируемся на восприятии вакцины «Спутник V» и рассказываем, почему ее считают новой soft power нашей страны.

Для начала рассмотрим термин, получивший большую популярность благодаря коронавирусу, – вакцинная дипломатия («vaccine diplomacy»). Официально это понятие трактуется так: «использование вакцин для улучшения дипломатических отношений страны и ее влияния на другие страны». Вообще каждый турбулентный период в мировой истории рождал свои виды дипломатии, вспомнить хотя бы знаменитую челночную дипломатию легендарного стратега Генри Киссинджера. Ее суть заключалась в том, что талантливый переговорщик может найти точки соприкосновения двух противоборствующих сторон и привести их к компромиссу. Генри Киссинджер придумал этот метод во время холодной войны для проведения переговоров между Израилем и арабскими странами.

Что же представляет собой вакцинная дипломатия России с точки зрения западных СМИ? Давайте рассмотрим на конкретных примерах.

Россия vs Китай

Американское общественно-политическое издание The Diplomat, специализирующееся на анализе ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе, задается вопросом: сможет ли вакцинная дипломатия изменить настроения в этой части мира? Регион уже давно стал геополитической ареной, на которой за влияние борются Россия и Китай. Эти страны воспринимаются миром как два основных игрока вакцинной дипломатии, поэтому очевидно, что они используют свои препараты для нового витка противостояния и передела сфер влияния.

Февральское исследование Central Asia Barometer показывает, что страны Центральной Азии больше уповают на Россию, чем на Китай. Москва в их глазах – «best able» партнер в том, что касается помощи с коронавирусом. Например, Казахстан, который считается главным партнером Китая в регионе, отдал предпочтение «Спутнику V». Более того, на территории страны запущено локальное производство российской вакцины. Авторы исследования также подмечают любопытный момент. «Пожилые респонденты в большей степени, чем молодые, считают, что в случае необходимости Россия окажет помощь их стране в борьбе с коронавирусом. Молодежь же составляет наибольшую долю тех, кто ожидает поддержки со стороны других стран (Китай, США и др.)». Дадим себе право предположить, что большую роль здесь сыграло общее советское прошлое.

Интересная ситуация сложилась в Узбекистане. Вакцинация в стране началась с использования китайского препарата Zhifei Longcom, находящегося сейчас в третьей фазе испытаний, часть которых проходит на узбекской земле. По этой причине китайской вакцине присвоили локальное название ZF-UZ-VAC 2001, а в СМИ можно найти позиционирование этого препарата как китайско-узбекского. При этом в сентябре 2020 года Ташкент заказал 35 млн доз «Спутника V», но пока не дал санкцию на использование препарата. Москва же рассматривает вариант, при котором Узбекистану, по примеру Казахстана, будет дано право производить нашу вакцину на собственных заводах.

Ответственный редактор The Diplomat Кэтрин Патц делает вывод, что Центральная Азия отдает предпочтение России в качестве старшего партнера, однако пытается играть на оба фронта, чтобы не потерять возможные преимущества дружбы с Китаем. Кэтрин Патц говорит, что подобный мультивекторный внешнеполитический подход уже давно практикуется странами региона, поэтому логично, что они применили его и в ситуации с вакцинами.

Больше деталей о геополитическом противостоянии России и Китая в Центральной Азии вы найдете в материале «Vaccine Diplomacy in Central Asia: Russia vs. China?».

Чем недовольна Европа

На сайте Euronews вышел материал, в котором раскрывается отношение европейских стран к российской вакцинной дипломатии. Состоит он, в основном, из претензий.

В первом же предложении упоминается Крым, затем к причинам напряженных отношений Москвы и Брюсселя добавляется «игра политическими мускулами» со стороны России, когда дела касается Восточной Европы и Западных Балкан. По мнению автора статьи Орландо Кроукрофта, эти причины, в том числе, стали поводом для Европы воспринимать в штыки российские планы по экспорту вакцины.

Далее приводятся слова главы Европейского агентства лекарственных средств Кристы Виртхумер-Хоче, в которых использование «Спутника V» приравнивается к игре в русскую рулетку. Здесь хочется обратиться к первому дайджесту нашей серии, в котором мы рассматривали использование Западом стереотипизированных слов и выражений, когда речь идет о России.

Основная же претензия со стороны Европы заключается в следующем. Западные партнеры считают, что если бы Россия действительно хотела сделать вклад во всеобщую вакцинацию, то ей следовало бы отказаться от одностороннего предоставления препарата странам в рамках ее орбиты влияния (например Венгрии), а принять участие в инициативе COVAX. Этот проект представляет собой глобальный фонд доступа к вакцинам для стран вне зависимости от их благосостояния.

Подробнее ознакомиться с восприятием российской вакцины и политики ее дистрибутирования вы можете в материале «Sputnik V: Has Russia won the battle in global vaccine diplomacy?».

Алина Соболевская

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 Фонд Общественное Мнение