• к-Темы
  • 10.11.20

Анастасия Мокрова: «Не следует ждать 2–3 года и откладывать планирование беременности»

Врач-гинеколог, репродуктолог – о пользе Instagram, агрессии посетителей и женском здоровье во время пандемии

qr-code
Анастасия Мокрова: «Не следует ждать 2–3 года и откладывать планирование беременности»

Соцсети как медицинский инструмент

Я начала вести соцсети, когда они только начали развиваться. Сначала у меня был блог во «ВКонтакте», потом появился профиль в Instagram, которому уже шесть лет. Я быстро поняла, насколько это интересно и действительно полезно, как моим пациенткам, так и там людям, которые ко мне не придут, но зато смогут использовать мои советы в общении со своими репродуктологами. Сейчас у меня чуть больше 500 тысяч подписчиков.

Во время пандемии людям очень нужна была поддержка. И я, и другие блогеры-доктора старались давать правдивую информацию, которая помогла бы людям максимально адекватно, спокойно и правильно пережить этот период.

Все это время у нас с подписчиками было очень теплое общение. Например, мы устраивали онлайн-консультации с теми пациентками, которые собирались на программу планирования беременности, но еще не смогли доехать. Они получали четкие направительные рекомендации, которые помогли им провести самоизоляцию с пользой: витаминизироваться, вести правильный образ жизни, не заедать и не запивать стресс алкоголем, а наоборот направить свои действия в максимально хорошее для репродуктивного процесса русло. За эти несколько месяцев многие из моих подопечных похудели, бросили курить, начали принимать витамины, а также составили четкий план обследований и анализов.

Во время пандемии у меня появилось гораздо больше времени на общение с Дальним Востоком и Сибирью, откуда к нам дорого ехать, и где нет своих клиник ЭКО. Я могу сказать, что для меня было большим открытием то, что можно без личных приемов предоставить качественную помощь, которая помогает забеременеть. Все это время мне каждый день писали по несколько человек, говорили, что у них получилось забеременеть. Сейчас все они уже счастливые и довольные, и понимают, что карантин принес не только экономические сложности, есть еще и такие позитивные приобретения.

Беременность в период пандемии

В этот период очень многие остались без гинекологической и акушерской помощи. Вопросы бесплодия и невынашивания у людей и так стояли остро, а тут многие попали в ситуацию, когда их долго не принимали в консультациях и поликлиниках, многие частные центры закрылись.

Я заметила, что у многих людей не было возможности расслабиться и наслаждаться этим важным для женщины периодом, который должен сопровождаться атмосферой уюта и тепла. Безусловно, если этот этап проходит в трех респираторах и в двух масках, и ты не можешь выйти из дома, подышать свежим воздухом, пообщаться с другими беременными, то этой позитивной атмосфере неоткуда взяться. Многие пациентки особенно волновались перед родильным домом – вдруг там кто-то болеет или не дай бог их по ошибке отправят в коронавирусное отделение. То есть страхов было очень много, особенно у тех, кто не привык к такому, скажем, радикальному выходу из зоны комфорта. Я заметила, что это вообще никак не зависело от социального благополучия или места жительства. Это зависело от умения расслабиться и переключиться, и от тех людей, которые находились рядом с беременными.

Во время первой волны пандемии был момент, когда к докторам-репродуктологам вообще никто не шел. Я думаю, что многие на стрессе забеременели, сидя дома и переживая. Дело в том, что иногда женщине достаточно либо хорошо расслабиться, либо сильно понервничать, чтобы забеременеть. Например, иногда пациенткам говорят, что все будет замечательно, успокаивают. Они уходят, и возвращаются через три недели уже беременными. Так вот стресс – это тоже такая пусковая реакция, когда происходит всплеск гормонов. Ну, а коронавирус уже оказал на организмы достаточный стресс, и многие так под шумок и забеременели.

Из тех исследований, что на сегодняшний момент опубликованы, видно, что легкое течение болезни никаким образом не влияет на беременность. Единственное, что стоит отметить, это то, что беременность интенсивно сгущает кровь, равно как и коронавирус. По различным данным, до 30% критических осложнений от ковида – это тромбозы. Соответственно, у беременных само по себе интенсивное сгущение крови, а у некоторых вообще имеется определенная генетическая мутация, которая также влияет на густоту крови. Эти люди как раз и есть пациентки репродуктологов, потому что если в сосудах плаценты случается тромбоз, то ребенок перестает получать питание. Таким пациенткам мы, совместно с гематологами, назначаем терапию до планирования теми группами препаратов, которые сейчас идут на лечение коронавируса в России.

Тем не менее, я считаю, что не следует ждать 2–3 года и откладывать планирование беременности. Просто стоит пройти определенную терапию, которая защищает от замирания и осложнения. Мы и так про нее знаем и очень часто используем. Поэтому я не думаю, что это составит какие-то большие сложности.

Сумасшедшие люди

Ко мне приходят пациентки, которые знают, что они болеют коронавирусом, у них положительные антитела по анализам крови, они знают, что идут в учреждение, которое называется «Репродуктивный центр», где находятся планирующие, беременные и женщины с новорожденными детьми, то есть уязвимые группы населения, у которых изначально иммунитет в нестабильном состоянии. И они приходят с положительными, острыми антителами к коронавирусу. Но почему-то не реагируют на просьбу надеть маски, отказываются выходить из учреждения. Это не единичный эпизод и не какие-то отдельно взятые сумасшедшие люди, мы с коллегами наблюдаем массовость этого явления.

На вопрос, зачем они приходят в таком состоянии, отвечают, что другие посетители тоже ездят в метро и ходят по магазинам, так что, мол, какая разница. Мы пытаемся объяснить, что это совсем не так, что есть люди, которые специально приезжают на машине, не ходят по ресторанам, барам или театрам, но нас как будто не хотят слышать. У таких людей появляется своего рода агрессия. Я не могу этого понять и, главное, не знаю, что делать в такой ситуации – силой же невозможно надеть маску.

Я даже хотела сегодня поговорить на эту тему с адвокатом, потому что ситуация регулярно повторяется. Мне нужно понимание, как вообще с этими людьми себя вести, потому что за 15 лет практики у меня не было такого. И самое главное, что с людьми, приходящими в таком состоянии, я не могу планировать беременность, потому что у них еще не ушли те самые антитела. То есть получается, что они и себе не помогают, и другим вредят. Понятно, что сейчас обостряются все психические болезни, это логично, но у меня есть ощущение, что в сознании этих людей что-то меняется, и у них появляется именно осознанное желание навредить.

В соцсетях сейчас очень много злобы, мне она тоже в директ периодически попадает. Например, многие возмущаются, что в Москве и Подмосковье много помощи, а в их регионах ее нет. Могу сказать, что в столице и области вообще сложились две разные ситуации в плане борьбы с ковидом, как в диагностике, так и в лечении. Понятно, что в регионах все еще сложнее, но мне бы хотелось верить, что это не так сильно влияет на единство и сплоченность россиян.

Отношение к медикам и здоровью

Я полагаю, что люди стали больше думать о себе и больше заботиться о своем здоровье. Если раньше, когда мы раздавали пациенткам план обследований, они реагировали: «Ой, это так много», то теперь говорят: «А этого точно достаточно, может, еще что-то сдать?» Коллеги, работающие в лабораториях, тоже отмечают, что сейчас люди стали более обширно обследоваться именно в целях профилактики. Тем не менее, многие до сих пор считают, что кто-то должен прийти, обследовать, лечить и оплачивать их собственное здоровье.

Сейчас все отмечают, что к докторам стали вдруг относиться по-другому. Мне кажется, что обстановка изменится, и мы опять будем во всем неправы. Юристы говорили мне, что они ежедневно получают огромное количество заявлений и судебных исков, которые вообще не имеют отношения к лечебной части. Люди в целом недовольны, и им нужно это недовольство куда-то деть.

Мы имеем дело с обычным вирусом, который просто вызвал бурю эмоций. Я думаю, что после него все будет очень позитивно и хорошо. Мы, как и прежде, будем помогать новым жизням рождаться, заботиться о своих пожилых родственниках и маленьких детях, профилактировать, вести здоровый образ жизни, принимать витамины и заниматься спортом. И тогда все будет очень и очень хорошо.

Подробнее со взглядами и рекомендациями Анастасии Мокровой можно ознакомиться на ее странице в Instagram @dr.mokrova

Исследовательский комментарий

В этой беседе Анастасия Мокрова рассказывает, что психологические эффекты пандемии порой еще менее понятны, чем физиологические аспекты заболевания коронавирусом. Кардиолог и Instagram-блогер Елена Аньшина также упоминает, что во время первой волны пандемии людей «часто приходилось успокаивать и настраивать на позитивный лад», чтобы помочь им справиться со стрессом.

Кроме того, Анастасия Мокрова высказывает мысль, что благодаря пандемии люди стали лучше относиться к своему здоровью. Не все наши эксперты с ней согласны. В частности, руководитель отделения гастроэнтерологии Московского областного научно-исследовательского клинического института имени М. Ф. Владимирского Елена Белоусова считает, что осознанное отношение к собственному здоровью у людей вряд ли останется и после пандемии. Она предлагает рассматривать его как временное явление.

Екатерина Кожевина, Арсений Слуцкий

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение