• к-Темы
  • 05.10.20

Географические особенности экономических последствий пандемии

Как переживают ситуацию жители разных федеральных округов и регионов

qr-code
Географические особенности экономических последствий пандемии

География проявления финансовых последствий пандемии заметно различается.

Самая острая ситуация сложилась – и продолжает оставаться таковой – на Северном Кавказе: ухудшение материального положения и безработица здесь самые высокие в стране. В Южном федеральном округе ситуация также была напряженной, но проблемных регионов там было чуть меньше, чем на Кавказе, и к сентябрю положение дел начало выправляться.

Спокойнее всего переживали пандемию на Дальнем Востоке. На Урале ее начало также восприняли с меньшей тревогой, чем в других федеральных округах, но затем показатели перестали отличаться от среднероссийских. В Москве финансовые проблемы, вызванные пандемией, население переживало относительно спокойно, а вот в Санкт-Петербурге и оценки, и ожидания были заметно тревожнее.

Уже к маю мы заметили, что финансовые последствия пандемии по-разному проявляются в разных федеральных округах. В сентябре у нас появилась возможность посмотреть, как изменилась ситуация не только в федеральных округах, но и в отдельных регионах1. Для анализа ситуации мы воспользовались интегральными индикаторами «Экономические ухудшения» (ЭУ) и «Экономические опасения» (ЭО) и входящими в них компонентами2.

Острее всего экономические проявления пандемии ощутили на себе Южный и Северо-Кавказский федеральные округа – их жители сразу намного чаще, чем в среднем по стране, стали жаловаться на снижение доходов и необходимость экономии, а также на безработицу. Интегральный индикатор ЭУ в этих округах значительно превышал общероссийские показатели. Только к сентябрю ситуация в ЮФО начала налаживаться, и показатели практически перестали отличаться от средних по стране (снижение ЭУ с 38 пунктов в апреле до 27 пунктов в сентябре). Самые проблемные регионы округа: Адыгея (суммарный индекс ЭУ за все время измерений с апреля по сентябрь – 40 пунктов), Краснодарский край (36 п.) и Ростовская область (34 п.).

А вот на Северном Кавказе, несмотря на снижение напряженности в настроениях населения, ситуация и осенью оставалась острой. Индикатор ЭУ (37 пунктов) здесь не просто самый высокий по стране, но его сентябрьское значение выше апрельского общероссийского (31 пункт). Индикатор ЭО тут тоже выше общероссийского (28 против 21) – такие высокие значения связаны с распространенными опасениями безработицы и среди самих респондентов (28% против 25%), и в их окружении (56% против 36%).

Из всех регионов этого округа (да и страны в целом) самая острая ситуация – в Дагестане (индекс ЭУ – 43 пункта – максимум по выборке), незначительно отстают от него Северная Осетия (41 пункт) и Карачаево-Черкессия (38 пунктов). В остальных республиках округа и на Ставрополье индикатор ЭУ также превышает среднероссийские показатели, но здесь люди уже чуть реже жалуются на снижение доходов и усиление экономии, чем в трех перечисленных выше республиках.

В Уральском и Дальневосточном федеральных округах ситуация в начале пандемии, наоборот, выглядела менее напряженной на фоне остальной страны: здесь реже говорили об ухудшении материального положения и необходимости сокращать потребление, на Дальнем Востоке также было меньше тревог относительно вероятности потерять работу. Уже в июне – июле на Урале о материальных проблемах стали говорить примерно с той же частотой, что и в целом по выборке, а в ДФО и летом, и в сентябре их по-прежнему упоминали реже, чем где-либо в стране.

Самая благополучная ситуация на Урале – в ЯНАО (индекс ЭУ – 21 пункт), в Курганской области (22 п.) и ХМАО (23 п.). На Дальнем Востоке – на Сахалине (17 пунктов), в Забайкалье (22 п.) и на Камчатке (19 п.).

Приволжский федеральный округ мало отличался по оценкам и ожиданиям жителей от средних показателей по выборке. В нем можно выделить два наиболее спокойных региона – республику Марий Эл (индикатор ЭУ – 22 пункта, ЭО – 19 пунктов) и Кировскую область (21 и 18 соответственно).

Практически не было отличий в переживании экономических последствий пандемии жителями Центрального федерального округа (без учета Москвы). Здесь сложно выделить более или, наоборот, менее тревожные регионы: везде ситуация и ее динамика развивались примерно одинаково.

Северо-Западный федеральный округ (без учета Санкт-Петербурга) в начале эпидемии не отличался от остальной России, однако в мае и июне ситуация там выглядела несколько более благополучной: его жители реже, чем в среднем, говорили о проблемах с доходами, об экономии и безработице вокруг. К июлю разница со средними данными по выборке тут стала незначительной, а в сентябре – снова более благополучной на остальном фоне. При этом сам округ достаточно неоднороден: например, ситуация лучше, чем в целом по стране, в Карелии (ЭУ – 21 пункт, ЭО – 17 пунктов), Архангельской (20 и 18 пунктов соответственно) и Мурманской областях (21 и 20 пунктов), и хуже – в Калининградской области (индикатор ЭУ – 32 пункта) и особенно – в Санкт-Петербурге (см. далее).

Ничем не выделялись на общем фоне регионы Центрального (без учета Москвы) и Сибирского округов (в последнем только в июне индекс ЭУ стал ниже, чем в среднем по стране, – его жители стали реже жаловаться на ухудшение материальных условий жизни и экономию, но в июле показатель вернулся на общероссийский уровень и с тех пор на нем держится).

Отдельно стоит сказать о столицах. В Москве, как мы уже упоминали, ситуация переживалась относительно благополучно; индикатор ЭУ здесь всегда был лишь незначительно выше общероссийских значений и ощутимо снизился: с 33 пунктов в марте – апреле до 27 в сентябре. Однако стоит заметить, что в августе – сентябре москвичи начали чаще, чем в среднем по стране в соответствующие месяцы, жаловаться на снижение доходов. При этом индикатор ЭО в столице все время держался на уровне средних по выборке значений.

А вот в Санкт-Петербурге пандемию переживали более тревожно: в апреле там чаще, чем в среднем по выборке, опасались и потери работы, и сокращения зарплаты, чаще говорили об экономии. В мае заговорили чаще о снижении доходов и экономии, а работающие – о том, что им сократили зарплату (в северной столице на всем протяжении опросов были самые большие по выборке доли сообщавших об этом), и продолжали говорить об этих проблемах чаще, чем в среднем по стране, и летом, и в сентябре. Индекс ЭУ все время превышал здесь средние по стране значения, хотя его значение с начала пандемии (38 пунктов в мае) к осени все же снизилось (28 пунктов в сентябре). Индикатор ЭО здесь только в начале пандемии (апреле – мае) немного превышал среднероссийские значения (31 против 27), к концу же почти ничем не отличался (20 против 21).

* Здесь и далее данные по Центральному федеральному округу приведены без учета Москвы, которая представлена отдельно.

** Здесь и далее данные по Северо-Западному федеральному округу приведены без учета Санкт-Петербурга, который представлен отдельно.

Карта регионов РФ по индикатору экономических ухудшений

(суммарно апрель-сентябрь)

данные в пунктах

Карта регионов РФ по индикатору экономических опасений

(суммарно апрель-сентябрь)

данные в пунктах

Таблицу с данными по регионам можно скачать по ссылке — u.fom.ru/1d

________________

1 В сентябре в ежедневном опросе к-Зонд по большинству регионов накопилось достаточное для анализа число респондентов – не менее 100 человек. Отметим, что такое число опрошенных накопилось не везде, поэтому часть регионов исключена из анализа (Ненецкий АО, республики Калмыкия, Ингушетия, Тыва, Магаданская область, Еврейская АО и Чукотский АО). Для анализа использованы результаты замеров с 17 апреля по 20 сентября. При этом по федеральным округам значения интегральных индикаторов «Экономические ухудшения» и «Экономические опасения» приводятся в помесячной динамике, а по отдельным регионам приведены суммарные значения обоих индикаторов за весь период измерений – с апреля по сентябрь.

 

2 Принципы расчетов интегральных индикаторов.

Интегральный индикатор «Экономические ухудшения» измеряется в диапазоне от 0 до 100 пунктов и рассчитывается как среднее между следующими входящими в него индикаторами к-Зонда, представляющими собой процент выбравших соответствующий ответ:

  • доходы снизились – выбрали ответ «снизились» на вопрос «За время, прошедшее с начала эпидемии, ваши доходы, доходы вашей семьи выросли, снизились или не изменились?»
  • стараются экономить больше, чем до эпидемии – выбрали ответ «больше, чем до эпидемии» на вопрос «Вы, ваша семья сейчас стараетесь экономить больше, чем до эпидемии, меньше или вы стараетесь ограничивать траты в той же мере, что и раньше?»
  • больше трех человек в окружении потеряли работу – выбрали ответ «больше трех человек» на вопрос «Есть ли у вас родственники, друзья, знакомые, которые сейчас лишены работы, основного источника дохода в связи с эпидемией коронавируса? Если да, то это один человек, два-три человека или больше?»
  • работающие, которым сократили зарплату – выбрали ответ «мне уже сократили зарплату» на вопрос «Вы сейчас скорее опасаетесь или не опасаетесь, что вам сократят зарплату? Или вам уже сократили зарплату?»

 

Интегральный индикатор «Экономические опасения» измеряется в диапазоне от 0 до 100 пунктов и рассчитывается как среднее между следующими входящими в него индикаторами к-Зонда, представляющими собой процент выбравших соответствующий ответ:

  • опасаются потерять работу – выбрали ответ «опасаюсь» на вопрос «А вы лично опасаетесь или не опасаетесь совсем потерять работу, лишиться основного источника дохода в связи с эпидемией коронавируса?»
  • многие в окружении опасаются потерять работу ­– выбрали ответ «многие» на вопрос «Среди ваших родственников, друзей, знакомых многие или немногие опасаются потерять работу, лишиться основного источника дохода в связи с эпидемией коронавируса? Или никто этого не опасается?»
  • опасаются, что им сократят зарплату – выбрали ответ «скорее опасаюсь» на вопрос «Вы сейчас скорее опасаетесь или не опасаетесь, что вам сократят зарплату? Или вам уже сократили зарплату?»
  • есть большой риск, что их предприятие закроется – выбрали ответ «риск большой» на вопрос «Как вам кажется, есть ли риск, что предприятие (организация), на котором вы работаете, закроется, перестанет существовать из-за эпидемии коронавируса, или такого риска нет? Если есть, то риск, по вашему мнению, большой или небольшой?»

________________

Источник данных

Всероссийский опрос населения 18 лет и старше. Ежедневно опрашивались 450 респондентов. Ежедневный расчет делался на выборке 1350 респондентов. Метод опроса: телефонный опрос. Статистическая погрешность для данных по РФ не превышает 3,9%. В публикации приводятся данные опросов с 17 апреля по 20 сентября 2020 года. Данные по федеральным округам, Москве и Санкт-Петербургу слиты помесячно, по субъектам федерации – за весь период измерений.

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение