• к-Темы
  • 15.04.21

Привычка к удаленной работе

Искать плюсы в дистанционном формате – эффективная трудовая стратегия в новых условиях

qr-code
Привычка к удаленной работе

Больше года прошло с начала пандемии коронавируса в нашей стране и введения ограничительных мер, которые изменили привычное представление многих россиян о возможном устройстве рабочей жизни. Люди по-разному адаптировались к новым условиям и осваивали формат удаленной работы. О первых впечатлениях удаленщиков мы несколько раз писали в прошлом году, используя как количественные, так и качественные данные. Небезынтересно узнать, какие изменения произошли в восприятии опыта удаленной работы по итогам года пандемии. С этой целью мы вновь провели количественный опрос и делимся результатами и выводами.

По сравнению с апрелем 2020 года, доля горожан, которые полностью или частично работают из дома в связи с эпидемией, снизилась более чем вдвое – в начале марта 2021 года 5% опрошенных сообщили, что трудятся в таком формате. Еще 12% сказали, что в какой-то период переходили на удаленную работу, однако вернулись к обычному режиму.

Как и прежде, основная масса удаленщиков – люди с высшим образованием (78%). При этом за год группа «повзрослела»: теперь здесь более трети (36%) людей старше 46 лет (в апреле 2020 года таких было 28%). Возможно, чем старше люди, тем чаще они хотят оставаться на удаленке в силу большего риска осложнений при заболевании коронавирусом и тем больше готовность работодателей пойти им навстречу. А для работников старше 65 лет дистанционка на момент опроса и вовсе являлась обязательной в большинстве российских регионов. Интересно, что, по сравнению с прошлым годом, гендерный состав выровнялся: теперь доли женщин и мужчин практически одинаковы – 51 и 49% соответственно (в апреле 2020 года было 56 и 44%). 

Как организована удаленная работа на текущий момент, произошли ли какие-то существенные сдвиги в отношении к ней за минувший год? Безусловно, любые практики, даже самые непривычные поначалу, с течением времени рутинизируются. Подобная тенденция наблюдается и в отношении работы: если в апреле 2020 года доля людей, для которых с переходом на дистанционный режим в организации и содержании труда изменилось многое, чуть недотягивала до половины (47%), то в марте 2021 года таких оказалось более трети (35%). 

Удаленщикам задавали открытый вопрос, с какими именно изменениями им пришлось столкнуться, и здесь очень показательна динамика по сравнению с прошлым годом. Год назад люди чаще всего говорили о нехватке общения и личных контактов – тогда такой ответ дали 15% от всех удаленщиков. Теперь же этот вариант ответа переместился в нижнюю часть рейтинга изменений в работе, набрав всего 4%. В ситуации, когда сокращение взаимодействия лицом к лицу стало неотъемлемой чертой нашей повседневности, для удаленщиков бóльшую значимость приобретают сугубо утилитарные моменты, в первую очередь проблемы с коммуникацией, организацией работы, ввиду чего снижается ее качество: «взаимодействие с коллегами: из-за этого падает производительность», «самой пришлось организовывать свой график», «более сложно организовать индивидуальную работу, и качество на удаленке меньше», «сам не могу помогать сотрудникам в связи с удаленкой», «тяжело работать из дома организовывать людей» (13% от всех респондентов, работающих удаленно). 

На второе место вышли изменения в формате работы, ее содержании: «изменяется стиль работы: получается работа более индивидуальная, с каждым человеком, а не с коллективом», «я могу только читать и писать, а экспериментировать нет возможности», «есть разница, в доме работаешь или в лаборатории» (7% от всех удаленщиков; раньше этот вариант набирал 9% ответов, но был на четвертом месте по частоте упоминаний). 

Третий по популярности ответ – увеличение объема работы и продолжительности рабочего дня: «работы объем увеличился», «удлинился рабочий день», «у меня просто рабочий день стал более разбитым, продолжительность больше», «работы стало больше, и тяжелее стало работать», «стал длинный ненормированный рабочий день» (6% ответов; в апреле 2020-го – 10% ответов и второе место по популярности). 

Очевидно, те люди, которые по-прежнему продолжают работать в удаленном формате, все реже считают его необычным и временным. Несмотря на то что изменения в организации труда, как было сказано выше, воспринимаются достаточно остро, в целом тут можно заметить признаки появления пресловутой «новой нормальности». Так, заметно снизилась доля респондентов, для которых переход на удаленку оказался сопряжен с сокращением рабочих задач: с 42 до 28%. Наиболее очевидное объяснение состоит в том, что дистанционный режим работы в условиях ослабления официальных ограничений в первую очередь сохраняют компании, которые не слишком проиграли в эффективности с переходом на новый формат. Кроме того, кажется вполне вероятным, что с течением времени стало возможным адаптировать организационные процессы ко всем рабочим задачам. О том, что работы на удаленке прибавилось, в марте 2021 года сообщили 29%, год назад – 22% респондентов, работающих в таком формате. Наконец, об отсутствии значимых изменений в данном отношении рассказали 40%, в апреле 2020-го – 33%. 

О постепенном привыкании к новым условиям работы свидетельствует и тот факт, что удаленщики стали чаще позитивно оценивать свою продуктивность. Больше четверти респондентов, работающих удаленно (28%), заявили, что в новом формате стали работать лучше, чем раньше. Год назад их доля была на 15 п. п. меньше. На 7 п. п., с 37 до 30%, снизилась доля сообщивших, что они стали справляться с работой хуже. 

Примечательно, что на фоне декларируемого повышения эффективности по-прежнему высокой остается доля респондентов, которые заявили, что в новых обстоятельствах они стали чаще отвлекаться от работы. Как и год назад, таких оказалось больше половины (51%). Вероятно, фрагментированный формат работы входит в привычку, и регулярное отвлечение уже не является серьезной помехой для эффективности труда. Кроме того, доля тех, кто стал отвлекаться меньше, по сравнению с прошлым годом выросла на 12 п. п., до 28%, – и это опять же косвенно указывает на то, что люди адаптируются к дистанционному режиму.

Не отвлекаться от рабочих задач довольно сложно, когда границы между трудовым и личным временем размыты, а именно в таком ритме существуют большинство удаленщиков (61%). Тех, кто способен разграничивать рабочее и нерабочее время, – чуть более трети (37%), и за прошедший год этот показатель вырос незначительно (+4 п. п.). Делить дни на рабочие и нерабочие на удаленке удается большему числу респондентов: о соблюдении баланса сообщают 51%. В этом отношении динамика за год чуть более заметна: в апреле 2020-го о разделении рабочих и выходных дней говорили на 8 п. п. меньше удаленщиков. Видимо, авральные ситуации, требующие работы в выходные, со временем стали более редкими.

И, пожалуй, главный показатель того, что для перешедших на дистанционный формат из-за пандемии коронавируса это становится вариантом новой нормы, – рост удовлетворенности работой. Если год назад на вопрос, нравится ли респонденту работать удаленно, отрицательные ответы мы получали заметно чаще, чем положительные (61% против 36%), то в марте 2021 года соотношение поменялось на противоположное. Больше половины людей, работающих удаленно (54%), сказали, что им это нравится, об обратном заявил 41% представителей данной группы. 

Список претензий к работе из дома за прошедший год не изменился. Главная среди них – дефицит живого общения с людьми и проблемы коммуникации: «отсутствие с коллегами общения», «нет необходимого контакта», «нет контакта с людьми», «не вижу людей, без контакта с людьми мне тяжело», «нет коллектива под рукой», «тяжелее наладить контакт со студентами», «отсутствие коммуникации» (21% ответов). Таким образом, хоть это больше и не воспринимается респондентами как ключевое отличие удаленной работы от привычного формата, сожаление по утраченным живым контактам никуда не делось (в апреле 2020-го люди тоже чаще всего были недовольны дефицитом общения: 18% удаленщиков говорили, что именно это не нравится им в работе из дома). В числе прочих минусов фигурировали, с большим отрывом, снижение качества работы из-за неподходящих условий (6%), отсутствие должным образом оборудованного рабочего места (4%), отвлекающие факторы в виде домочадцев и домашних дел (4%), увеличившаяся нагрузка (3%).

Главное преимущество работы из дома, которое отмечают респонденты, – сокращение материальных и временных затрат на дорогу: «не тратить время на дорогу до работы и обратно», «экономия трех часов на дорогу», «на проезд не тратится время», «не нужно никуда ехать», «меньше времени уходит на то, чтобы добраться на работу: экономия времени, средств», «отсутствие затрат времени и денег на дорогу» (35% ответов). На втором месте – возможность работы в комфортной, тихой обстановке: «спокойно работаешь, не отвлекаешься ни от чего», «спокойствие», «не хочу видеть некоторых сотрудников», «свободная одежда», «удобства» (13% ответов). На третьем – более гибкий график работы: «свободный режим работы, можно неограниченное время с людьми разговаривать, спокойно решать вопросы», «свободнее перемещение, управление временем», «самонормирование», «самоорганизация», «сама планирую рабочий день» (11% ответов). Примечательно, что снижение угрозы здоровью в условиях эпидемии (формально основной мотив перевода сотрудников на удаленку) в качестве преимущества упоминали лишь 3% удаленщиков. Очевидно, эта относительная безопасность ощущается скорее как нечто эфемерное, в отличие от прочих перемен, непосредственно затрагивающих повседневную жизнь респондентов. 

Объяснять рост удовлетворенности работой из дома можно по-разному. С одной стороны, в текущей ситуации удаленная работа может чаще становиться результатом самостоятельного выбора, а не продиктованной обстоятельствами неизбежностью – то есть удаленно остаются работать те, кто видит в данном режиме больше плюсов. С другой стороны, только 39% удаленщиков выражают готовность перейти на удаленный режим насовсем, работать удаленно на постоянной основе – если такая опция будет предложена работодателем. Бóльшая же часть (55%) заявляет, что от подобного предложения они бы отказались. Получается, что люди склонны позитивно оценивать опыт удаленки даже тогда, когда для них эта мера является вынужденной, по принципу «стерпится – слюбится». 

Отдельно стоит сказать о респондентах, у которых за время пандемии был опыт удаленной работы, но на момент опроса они уже вернулись к работе в обычном режиме. Таких людей достаточно много, больше, чем нынешних удаленщиков: 12%. Различия между этими двумя группами в их отношении к дистанционной работе очень любопытны. Те, кто с удаленной работой завязал, склонны оценивать такой формат гораздо более критично, чем те, кто продолжает трудиться дистанционно. Две трети представителей этой группы (67%) сообщили, что работать из дома им не нравилось и в целом работа в привычном формате обладает для них безоговорочным преимуществом. Так, 83% сказали, что работать на обычном месте работы для них приятнее, чем удаленно, противоположного мнения придерживаются лишь 12%. Более категоричную позицию бывшие удаленщики по сравнению с нынешними занимают и в отношении перспектив возобновления удаленной работы на постоянной основе. Большинство из них (79%) ответили, что отказались бы перейти на работу из дома, согласиться на такое предложение были готовы меньше пятой части (17%).

______

*Для тех, кто сейчас работает в обычном режиме, но имеет опыт удаленной работы за время пандемии, этот ответ не предусматривался.

Складывается впечатление, что о прошлом опыте люди склонны отзываться более резко, нежели об актуальном пребывании в удаленном режиме. Возможно, дело здесь в том, что бывшие удаленщики столкнулись со всеми неурядицами, с которыми был сопряжен резкий, вынужденный переход к новому формату, и сохранили в памяти негативные впечатления. А войти в колею они не успели – вернулись к привычному режиму работы до того, как появилась возможность постепенно отладить процессы при работе из дома. Те же, кто продолжает трудиться дистанционно, имеют более пролонгированный опыт, и совокупный эффект здесь приобретают как психологический момент рутинизации, привыкания, так и объективные улучшения в организации труда, достигнутые путем проб и ошибок – личных и руководства.

Помимо прочего, оказывает влияние и своего рода «естественный отбор»: удаленный режим работы с большей вероятностью приживается в тех сферах деятельности, где он не препятствует эффективному исполнению всех или большей части производственных функций и воспринимается работниками как предпочтительный вариант. Там же, где удаленка оказывается не самым подходящим способом организации труда, и сотрудники, и компании с готовностью от нее отказываются при отсутствии законодательных ограничений. Подобную вариативность в сфере труда, несомненно, можно считать позитивным следствием пандемии.  

_______________

Источники данных

  1. Телефонный опрос населения 18 лет и старше. Сроки проведения опроса: 28 февраля – 13 марта 2021 года. Ежедневно опрашивались 300 респондентов. Расчет делался по суммарной выборке за 14 дней опроса, итоговый объем выборки – 4200 респондентов.
  2. Телефонный опрос в городах РФ с населением 50 тыс. человек и больше. Сроки проведения опроса: 23–26 апреля 2020 года. Итоговый объем выборки – 1538 респондентов.
Евгения Закутина

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2021 ФОМ