• к-Обзоры
  • 07.08.20

Обзор Проекта коронаФОМ № 36

Как коронавирус повлиял на доверие россиян к врачам, чем пандемия похожа на эпидемию СПИДа в США в 1980-х и на чем основано предположение, что она заменила собой войну

qr-code
Обзор Проекта коронаФОМ № 36

Большинство россиян не верит, что после пандемии наша медицина станет лучше

Люди не стали доверять врачам больше и оценивать их квалификацию выше, чем прежде. По данным ФОМ, доверяют медикам, как и в 2019 году, 57% россиян, не доверяют – 36%. При этом 42% опрошенных считают уровень их квалификации и профессиональных знаний скорее низким, высоким – 36%. Однако отсутствие динамики, как отмечают аналитики компании, не значит, что пандемия никак не повлияла на мнения людей о врачах. Эти изменения могли носить разнонаправленный характер: у одних отношение улучшилось, у других – ухудшилось, что в сумме дало «нулевой» результат.

Данные опроса показывают, что отношение к врачам могло ухудшиться прежде всего у тех, кто сам или чьи родственники обращались за медицинской помощью при подозрении на коронавирус (таких среди опрошенных – 11%). Среди них считают уровень квалификации врачей низким 52%, высоким – лишь 25%. При этом 46% россиян полагают, что после эпидемии система здравоохранения будет работать так же, как и до нее. И это настораживает, поскольку, по данным мониторингового опроса, по меньшей мере половина россиян в 2019 году оценивала ситуацию в этой сфере как плохую. Тем не менее 37% опрошенных верят, что пандемия пойдет на пользу российской системе здравоохранения.

Анализ мнений россиян о системе здравоохранения и врачах в связи с пандемией

Пандемия, возможно, заменила собой войну

Ситуация пандемии была нарочито разыграна таким образом, что стала эквивалентом большой войны, считает социолог, профессор НИУ ВШЭ Симон Кордонский. Свое мнение он объясняет следующими фактами. Во мире резко сократились объемы производства. Под сурдинку начали разбираться с бунтующими меньшинствами. Уменьшилась возможность для синхронизации разного рода локальных конфликтов. И в этом смысле пандемия, или мифология пандемии, оказалась прекрасным инструментом для подступа к решению многих проблем. «Я думаю, что многие люди, в том числе властные, переживали ощущение приближения большой войны. И объявление пандемии, хотя эпидемиологических оснований для этого было явно недостаточно, естественным образом перестроило приоритеты. Все-таки война с пандемией предпочтительнее, чем просто война. Хотя экономические последствия пандемии, особенно борьбы с ней, уже сравнимы по негативным эффектам с войной», – рассуждает социолог.

Интервью с Симоном Кордонским о пандемии как элементе глобального преобразования

Перенесших коронавирус никто не наблюдает – и неизвестно, что с ними происходит

Самое страшное и частое осложнение – пневмония, но почему у одних оно возникает, а у других – нет, никто не знает. Ведущий научный сотрудник Тюменского кардиологического научного центра Елена Ярославская рассказывает о наблюдении вылечившихся от коронавируса пациентов. Это исследование позволит узнать, из-за чего у людей развиваются тяжелые формы и можно ли по каким-то признакам вычислять таких заболевших на старте и начинать лечить особым образом, исключающим хронические заболевания на выходе. «Мы уже начали прием пациентов, три месяца назад выписанных из профильной больницы с диагнозом COVID-19-ассоциированной пневмонии. Принимаем по воскресеньям, чтобы эти люди не пересекались с общим потоком амбулаторных пациентов – все сделано таким образом, чтобы исключить опасность повторного заражения. Пока рано говорить о каких-то результатах, но уже ясно, что у людей с имевшимися до госпитализации сердечно-сосудистыми заболеваниями, последствия могут быть более выраженными, чем у исходно здоровых», – делится первыми выводами Елена Ярославская.

Рассказ ведущего научного сотрудника кардиоцентра об исследовании, которое сохранит здоровье переболевшим коронавирусом

Коронавирус, как СПИД в 1980-х, лишь запустил назревшие перемены

Пандемия стала катализатором для страхов, тревог и надежд, которые накопились в обществе еще до ее начала. Культуролог и писатель Сергей Кузнецов считает, что они все равно нашли бы способ выплеснуться и коронавирус стал лишь поводом. В качестве примера он приводит эпидемию ВИЧ/СПИДа в США в 1980-х годах, которой предшествовала сексуальная революция. Америка – пуританская страна, и к концу 1970-х в сознании среднего американца созрела мысль, что секса слишком много и «те, кто ведут себя неправильно, должны быть наказаны». По словам Сергея Кузнецова, СПИД оказался своеобразным триггером и запустил давно назревшие перемены: так семейные ценности стали важнее сексуальной свободы, а милитаристский патриотизм сменил пацифизм. То же самое произошло и в ситуации с коронавирусом, которая обратила внимание на глобализм, заставила сократить потребление ради экологии и дала импульс цифровой трансформации. «Трудно не заметить сходства с историей СПИДа: все тенденции проявились до начала эпидемии, а глобализация способствовала распространению коронавируса так же, как сексуальная революция – распространению ВИЧ. Если считать, что СПИД появился, чтобы притормозить сексуальную революцию, то ковид пришел, чтобы закрыть границы, ограничить потребление, перевести всех на «удаленку» и усилить электронный контроль», – говорит Сергей Кузнецов. 

Дайджест мнений писателей, сравнивающих пандемию с крупнейшими потрясениями последних 40 лет

Индикатор дня

ФОМ ежедневно обновляет Индикаторы социального КоронаКонтекста. Следите за ними на сайте проекта коронаФОМ.

Наш сайт полезный? Интересный? Информативный?
Если ДА – рекомендуйте его Вашим коллегам! Для этого скопируйте (кнопка ниже) и отправьте им ссылку на Приглашение стать Подписчиком сайта.

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение